156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Таинственная помощница для чужака (СИ) » Текст книги (страница 1)
Таинственная помощница для чужака (СИ)
  • Текст добавлен: 31 июля 2018, 19:30

Текст книги "Таинственная помощница для чужака (СИ)"


Автор книги: Виктория Свободина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Глава 1

– Три тысячи чертей!

Коллега нервно хохотнула.

– Лесь, эти твои фразочки меня просто убивают.

– А меня твои просьбочки, Нат. Это на просьбочка, а просьбище!

– Ну, Лесечка, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Я только тебе могу доверять, ну милая, хорошая, добрая Лесечка! Я сама уже бегу. Ну, помоги!

Моя подружка по работе, кажется, и правда бежит – говорит сбивчиво, дышит тяжело. Чтобы наша модная и гламурная всегда важно-степенная Ната бегала где-то, кроме своего дорогого фитнес-клуба, действительно должно было произойти нечто экстраординарное.

– Нат, ты смеешься?

Лихорадочно отстукиваю обратным концом карандаша по столешнице.

– Нет! Леся, беги, милая, беги! Сейчас, эта стерва Полина поймет, что я опоздала, и рванет к нему, отняв у меня место. Ты должна быть быстрее.

– Но почему я?!

– Другим я не доверяю. Тоже захотят мое место занять и воспользуются ситуацией.

– Да что оно, золотое это твое место? Кофе носить новому начальнику, вот счастье-то.

– Лесь, только ты не считаешь это место золотым, так что я тебя умоляю. Беги, Леся, беги!!!

Само собой, сижу на месте.

– Никуда я не побегу.

– Коза упрямая, – тихо бурчит под нос коллега.

Тоже мне, газель местного разлива.

– Я все слышу.

– Лесь, ну серьезно. Вопрос всей моей дальнейшей судьбы. Я на нового босса возлагаю большие надежды. Ты будешь крестной нашего первенца. Только прошу тебя. Подними уже свою попочку со стула и помоги. С меня поездка вечером в салон красоты за мой счет. Тебе это давно уже необходимо.

– Но-но! Все у меня в порядке.

– Угу, как же. Но ты же меня все равно никогда не слушаешь. Ле-е-есь!

– Слушай, но если для тебя это так как важно, как ты могла проспать в первый свой рабочий день на новой должности, м-м?

– С непривычки. Сама знаешь, во сколько я обычно прихожу. А тут надо строго к девяти. Я будильник, когда зазвонил, на автомате отключила. Леся!

С неохотой поднимаюсь со стула и лениво иду в заданном Натой направлении. Так и быть, помогу, раз такое дело. Все равно она уже должна быть скоро. Если она не соврала о том, где она сейчас, то минут через двадцать явится, красавица.

– Ты куда? –интересуется пара излишне любопытных коллег. Коллектив у нас преимущественно женский, зал просторный, людей много, личного пространства почти никакого, только если пригнуться, спрятавшись за невысокой тонкой перегородкой стола. Ну и всем все надо знать.

«Посрать», – чуть было не ляпнула я. Настроение с утра плохое. Наверное, женские дни не за горами, хотя та же Ната утверждает, что мне просто мужик нужен, и я сразу стану добрее. Я думаю, коллега жестоко обманывается и думает обо мне лучше, чем есть на самом деле – никакой мужик меня не исправит.

– В дамскую комнату, – максимально спокойно отвечаю я. Сейчас нельзя привлекать к себе особое внимание. Да и вообще, я человек культурный и мирный.

– Давай скорее, а то сейчас уже звонки пойдут, что нам, за тебя, что ли, работать? – ворчит Ленка, докрашивая ногти. Вот уж кто точно не переработает ни за себя, ни за других.

Ничего не стала отвечать. Уже почти дошла до выхода, как меня вновь окликнули:

– Ле-е-еся-а-а, – тянет гласные томный женский голос.

Встретилась с внимательным хищным взглядом сидящей неподалеку Полины. Красивая ухоженная брюнетка, которую так опасается Ната. Во взгляде девушки сквозит подозрение. Я невольно сбилась с шага. Казалось бы, ну что такого, но Полина поняла все. Как в замедленной съемке я вижу, как девушка вскакивает со своего места и мчится в мою сторону. Вот как она поняла, а?

Ну, нет, мы за своих стоим горой. Пришлось тоже рвануть вперед. У выхода мы с грудастой Полиной все-таки столкнулись, но она, налетев на мои острые локти, отступила, и я первой выскочила в коридор.

– Дорогу, дорогу! – ору я и все-таки бегу, лавируя между сотрудниками. У меня есть преимущество – я не на шпильках, как Полина, но в плане бега я в принципе не очень.

Ситуация ухудшилась, когда Полина, ради своего «счастья» сняла туфли. Пришлось поднапрячься.

– Стой, коза! – Ну вообще! Уже второй раз за день козой обозвали!

Сотрудники в коридоре провожают нашу парочку удивленными взглядами. А чего удивляться-то? Весна на дворе, бешеные козочки начинают свои забеги.

На последнем издыхании все-таки первой влетаю в нужный кабинет, тут же захлопывая за собой дверь и проворачивая ручной замок, благо, тут именно такой оказался. За дверью беснуется Полина, колотит и, по звуку, чуть ли не когтями своими нарощенными периодически дерет дверное полотно. Ну нашла, блин, из-за чего тут позориться, там же в коридоре на нее люди смотрят. Чувствую, сегодняшний забег у нас еще долго будут обсуждать. К счастью, Полина достаточно быстро сообразила, что ей будет лучше уйти, а не таранить и обзывать закрытую дверь. Правильно, пусть туфли свои идет искать.

Отдышалась и, наконец, огляделась. Приемная солидная, большая, кабинет, думаю, наше руководство для нового выписанного из-за границы начальника выделило тоже хороший.

Так. Ната сказала сделать кофе и достать из ее шкафчика какую-то закуску к приходу начальника. Подруга уверяет, что придет он точно к девяти. Ну ладно. Сдула с глаз прилипшую челку. Я аж взмокла, пока бежала. Необычно утро началось. Ладно, надо действовать, а то до прихода начальства осталось всего пять минут.

Нашла крутую кофемашину и шкафчик, который Ната приспособила под буфет. Ого! На полке в буфете стоит настоящий каравай, а рядом плошка с солью и расшитое полотенце. Пф! Да я ни за что не буду нового начальника с караваем встречать. Может, ему еще и поясные поклоны отбивать? Нет уж, это пусть Ната этим занимается.

Сделать кофе труда не составило, благо, я сама кофеманка. Сливки добавлять не стала, поставила отдельно, как и сахар. Надо будет – сам себе по вкусу добавит. Еще поставила на поднос небольшую вазочку с маленькими плитками разномастного дорогого шоколада. Ну все, готово. Причесаться бы надо после забега, но не успеваю. Девять часов.

Щелкнул замок, и в приемную решительно зашел высокий широкоплечий мужчина в легком дорогом и стильном плаще. Глаза закрывают темные и тоже очень стильного вида очки. Волосы темно-русые, чуть вьются, но это почти незаметно, потому что подстрижен коротко, прическа модная. Загорелый. Черты лица просто обалденные. Особенно губы. Не узкие, но и не сильно пухлые, а такие, ну, как надо, четко очерченные. Легкая небритость. Вообще, в кабинет словно мужчина-модель зашел с элитного показа моды. Начальник окидывает меня недоуменным взглядом.

– Наталия Калинина?

По спине пробежали мурашки. Ого, вот это голос! Бархатный, мягкий, такой тягучий, с легкой хрипотцой и очаровательным почти незаметным акцентом. Я аж прикрыла глаза от удовольствия и стою, тихо обтекаю, только что слюну не пустила. Мужской красивый голос – это вообще моя слабость.

Пока я приходила в себя, собираясь с силами для достойного ответа, новый начальник небрежно снял очки и окинул меня придирчивым взглядом. А глаза темно-карие, между прочим.

– Хм, Натали, а мне сказали, что помощница у меня будет… – мужчина неопределенно описал руками в воздухе контуры песочных часов и ослепительно улыбнулся. Зачем-то подметила, что зубы у него ровные, белоснежные. – А вы, оказывается, такая… – мужской взгляд красноречиво остановился на моей груди. – Дюймовочка.

Вот же гад. Наверняка еще и бабник. Грудь ему большую подавай. Я невысокая, худая, но акцент про Дюймовочку явно был сделан не на том. Очарование начальством прошло, словно его и не было. Сложила руки на груди, прикрывая свои скромные достоинства.

– Сколько есть, все мое, – сурово сдвинув брови, тихо буркнула я. – Натали ваша скоро придет и сама объяснит, почему ее сейчас нет, я временно исполняющая обязанности. Вам кофе в кабинет отнести?

– Да, будьте так любезны…

– Олеся Петровна.

Улыбка начальника стала еще шире, хотя куда уж там.

– Олеся Петровна, – ласково так, тягуче произнес. У меня опять мурашки по позвоночнику побежали. – Вы обиделись?

– Ничуть, – фыркнула возмущенно.

– Не сердитесь, Олеся Петровна, я не имел в виду ничего плохого, – мягко произнес мужчина. Смешинки из его глаз никуда не пропали.

Сердце дрогнуло. Коленки подкашиваются. Какой же обаятельный гад. Но точно не про мою честь. Сглотнула.

– Я правда не обижаюсь… – блин, не помню, как босса-то зовут.

А он и не торопится мне помогать. Повисла неловкая пауза, во время которой новый шеф все так же широко белозубо улыбается. У-у, противный какой.

– Вы не знаете, как меня зовут?

А что, прям обязана? Да, пусть это и мой новый шеф тоже, но память на иностранные имена у меня плохая. Но все равно как-то неудобно получилось. Молчу, ибо сказать особо нечего. Желания оправдываться нет.

– Алессандро Герарди, – сжалился наконец надо мной босс. – Но, для улучшения взаимопонимания, для вас и всех моих новых подчиненных просто Александр Маркович.

Босс, решив, видимо, что знакомство состоялось и с меня достаточно, прошествовал в свой кабинет. Пришлось, прихватив поднос, торопиться следом за начальством.

О, кабинет действительно не подкачал. У нашего прежнего начальника он был куда меньше по размеру, рядом с нашим отделом и без шикарной кожаной мебели, стеклянного рабочего стола и навороченной техники с символикой яблока.

Босс снял с себя плащ, оставшись в стального цвета дорогом деловом костюме, идеально сидящем по фигуре и подчеркивающем широкий разворот плеч. Плащ же оказался довольно небрежно закинут прямо на спинку кресла.

– Ну что же, давайте попробуем ваш кофе, Олеся Петровна, – кажется, мужчине чем-то очень понравилось мое имя, иначе зачем столько раз его произносить. – И пока я буду его пить, раз ваша коллега не появилась, будьте любезны подготовить мне отчеты о деятельности нашего отдела за последние два года. Мне нужно все.

Мысленно прикинула, что задание несложное. Сбегать в архив, взять, что надо. Только с самым свежим отчетом придется повозиться, ибо он еще в архив вряд ли попал и наверняка в столе у зама, которого вечно на рабочем месте не застанешь, как и его секретаря.

Спустя двадцать минут несу начальству внушительную стопку папок с отчетами, про себя ругаясь на Нату, которая до сих пор не соизволила появиться. Каблук у нее, видите ли, сломался, пока бежала, а запасную пару дома оставила, и на чулках поставила зацепки в видных местах, надо срочно забежать в магазин и купить новые туфли, причем идеального фасона, а заодно и чулки кружевные, ибо мало ли, как именно работать заставят. Нет, я, конечно, понимаю, что с таким боссом надо выглядеть на все сто даже в той области, которая, по идее, ему не должна быть видна, но у меня и своя работа есть. Что я скажу нашему администратору? Что у меня запор, блин? Хотя Полина-то быстро всех просветит, где я.

– Вот отчеты, Александр Маркович, – вежливо произнесла, кладя на стол перед начальником папки.

– Хорошо, спасибо. Кофе вкусный, – начальник задумчиво крутит пустую чашку из-под кофе, а затем, повернув запястье, смотрит на часы. – Олеся Петровна, раз уж Наталия Андреевна до сих пор не появилась, может, вы и дальше будете уже официально выполнять ее обязанности? Мне не нужна непунктуальная помощница.

Вот как раз то, о чем говорила Ната. Другая бы с радостью согласилась, но мне перемены не нужны.

– Спасибо за предложение, Александр Маркович, но меня полностью устраивает моя работа.

– Да? Уточните, кем вы у меня работаете?

– Оператором на горячей клиентской линии.

– Хм. Постоянная сидячая работа, когда даже нельзя надолго отойти от стола, выслушивание жалоб и гнева от недовольных клиентов. Кажется, еще и без личного пространства, ведь, насколько мне уже известно, отдел большой и помещается в одном зале. Это ваша работа мечты?

Ну да, почти уел.

– Я бы не сказала, что прямо мечты, но, как я уже сказала, меня все устраивает.

– То есть вы не карьеристка? Или я вас в качестве будущего непосредственного начальника чем-то не удовлетворяю?

Что за вопросы такие пошли, а?

– Я не карьеристка, – немного поколебавшись, все-таки ответила я.

Теперь выходит, что босс-то меня во всем удовлетворяет (слово еще такое многозначное). Заявлять обратное – прямой путь к понижению зарплаты. Мало ли, вдруг начальник потребует к себе немого обожания, и всем, кто его не оценит должным образом, устроит «райскую» жизнь. На самом деле, идея с должностью помощницы мне начала нравится, да и тихая просторная современная приемная, где я была бы единственной хозяйкой, тоже весьма заманчива, но с Натой мы и правда дружим, и я знаю, как девушка хотела сюда попасть, как выбивала это место среди десятков конкуренток. Я не могу так с Натой поступить.

– Хорошо, я понял вас, пока можете быть свободны, но позже, примерно через двадцать минут, если Наталия Андреевна не появится, вы станете моей помощницей и пойдете со мной на свое бывшее рабочее место. Мне нужно будет познакомиться с коллективом.

Оказавшись в приемной, тут же начала названивать Нате, а у той, как назло, телефон вне зоны доступа. На восемнадцатой минуте, когда я уже все ногти себе изгрызла от нервов, в помещение все-таки вошла она, подруга моя косячная. Не вбежала, запыхавшаяся, а именно, словно лебедь белая, вплыла.

– Нат, ты вообще нормальная? Если бы ты опоздала еще на две минуты, то все, тебя бы уволили с этой должности?

– Ну не опоздала же.

Ната продефилировала к зеркалу, проверила и без того безупречный макияж и открыла стоящий рядом шкафчик-буфет.

– О, молодец какая, каравай не давала.

– Нат, мне кажется, он будет зол из-за твоего опоздания. Лучше иди к нему скорее объясняться.

– Не будет.

Коллега повернулась ко мне, демонстративно расстегнула две пуговки на блузке, открывая еще больший вид на и без того открытую грудь, обрамленную черным кружевным бюстгальтером. Хм, а ведь начальник и правда явный поклонник большегрудых сотрудниц, так что для Наты это хороший ход. Подружка подхватила каравай, расправила плечи, выпятила грудь и пошла в сторону кабинета.

– Лесь, давай к себе, вечером я проставляюсь. Спасибо. Не представляешь, как я тебе благодарна.

– Ага. Не забудь еще, что я крестной у ваших детей буду.

– Ой, да если что, я даже дочь в честь тебя назову.

Глава 2

Ната скрылась за дверью, ну и я обратно к себе поспешила. Как бы самой выговор не получить за отсутствие на рабочем месте. В родном отделе, стоило мне только войти, на меня тут же обратились десятки взглядов. Любопытствующих, сочувствующих, откровенно злорадных.

– Что, не взял? Конечно, Ната-то посимпатичнее будет, – едко и громко прокомментировала Полина.

– Я там задерживаться и не собиралась. А вот тебе, Полина, надо чаще в спортзал ходить, смотри, какие бока наела, бегаешь еле-еле.

Раздались тихие смешки коллег, прикрываемые кашлем. Полина покраснела от злости и ничего не ответила. С чувством выполненного долга я прошла на свое место. Жаль только, что, судя по взглядам ближайших соседей, мне так и не поверили, что я не пыталась занять место Наты.

Прошло где-то четверть часа, и в зале появился он – наш новый босс. Я это поняла сразу, поскольку в нашем обычно весьма шумном из-за звонков и переговоров зале вдруг наступила неестественная тишина. Конечно, через пару секунд шум возобновился, клиенты не ждут, но вот эта пара мгновений тишины стала показательной. Вытянув шею, имею возможность еще раз полюбоваться Александром Марковичем. За спиной начальника маячит непривычно серьезная и даже какая-то бледная Ната.

– О-о-ох! – восторженно вздыхает моя ближайшая соседка. – Какой же он красавчик. Нет, не просто красавчик, мечта ожившая.

Шокировано наблюдаю за тем, как моя соседка плачет. Реально плачет, судя по всему, от восхищения. Поворачиваюсь назад, а другая коллега просто сидит с широко распахнутыми глазами и открытым ртом, из которого вот-вот потечет слюна. Да ну ладно! Нет, я, конечно, согласна, хорош наш новый босс, более чем хорош, но нельзя же так реагировать. С ума, что ли, все посходили?

– Я хочу за него за-а-аму-у-уж! – неприлично громко тянет с задних рядов знакомый женский голос. Кажется, это Нина Григорьевна, тучная дома сорока с лишним лет от роду.

– А я хочу от него сына! И дочку! – истерично хохоча, но при этом стараясь умерить громкость, дабы еще не подошедшее к нам начальство не услышало, напевает наша Маня – веселая, никогда не унывающая невысокая молоденькая девушка.

– И-и-и точка! – шепотом душевно и дружно подпевает уже весь коллектив с задних рядов. Клиенты наверняка в таком же, как и я, шоке.

Народ хихикает, я сама уже губы кусаю от едва сдерживаемого смеха. У нас в отделе еще никогда так не зажигали, а тут посмотрите-ка: утренние забеги на шпильках, песнопения, веселье.

Босс проходит между рядами, знакомится с подчиненными. Кому-то лишь кивает, с кем-то перебрасывается парой слов, опять сверкая своей белозубой улыбкой и окончательно очаровывая женскую часть коллектива своим потрясающим голосом. Когда очередь дошла и до моего стола, начальник остановился и окинул мое рабочее место внимательным взглядом. Ну, стол старый, да, с обтесавшимися углами, местами с царапинами. Но это не главное. Старенький, видавший виды компьютер. Теснота, захламленность бумагами, ибо больше некуда их убрать, стоящие на системнике запасные немного драные туфли, спинка моего офисного стула уже давно покосилась, и починить ее никто до сих пор не смог. Еще и рамка с фотографией двух маминых кошек.

Передвинулась так, чтобы загородить хотя бы туфли. Взгляд нашего босса красноречив. Прямо-таки говорит: «И вот на это вы меня променяли, Олеся Петровна?» Потупилась и пожала плечами, притворно грустно вздохнув. Ната за спиной начальника как-то очень уж громко предупреждающе кашлянула. Чего это она?

– Олеся Петровна, а что это у вас со стулом? – спросил босс и даже сам потрогал спинку сидения, которая тут же начала ходить из стороны в сторону.

– Сломан, – ответила я очевидное.

– Почему не починили?

– Пробовали. Хватило на день, а потом он снова стал такой.

– Почему тогда не заменили?

– Так нет на складе стульев. Ну, так говорят.

– Хорошо, я понял.

Шеф двинулся дальше по проходу. Чего он понял-то?

Начальник, со всеми познакомившись, ушел, забрав с собой сердца большей части представительниц женского коллектива. Свое сердце мне удалось сохранить. Наверное, потому что я реалистка – такой мужчина, мечта женских грез, за ним всегда будет вестись охота. Я не охотник, у меня нет ни данных, ни навыков для охоты. Дюймовочка. Можно сказать, шеф сразу меня осадил, не дав воображению разыграться.

Само собой, работа отдела практически встала. Всем срочно потребовалось обсудить новое начальство. И никакие увещевания и угрозы нашего администратора не помогли. А еще спустя час мне со склада прикатили совершенно новый стул. Вот это я понимаю сервис. Точнее, забота о сотрудниках. Так, главное не растаять, словно шоколадка на солнце.

Единственное, что плохо, – теперь на меня коллеги, те, кто относится к женской части коллектива, волком смотрят. Больше ни к кому начальник такого «особого» внимания не проявил. Но извините! Ни у кого и стул больше не был сломан.

Ната не вернулась в общий зал, а значит, начальник принял ее объяснения и оставил. В конце рабочего дня подруга прислала мне сообщение, что задерживается и чтобы я ее не ждала. Ну, понятно. Либо с боссом у Наты все закрутилось, либо просто увиливает, не желая исполнять обещанное с салоном красоты. Не то чтобы мне это было так уж нужно, но сам факт.

Поехала домой. Метро. Давка. Все привычно, серо, и даже веселая музыка в наушниках не помогает – песни быстро приедаются. Спустя час с лишним я дома. Мама еще не пришла, но встретить есть кому – две старенькие кошечки, одна рыжая, другая черепаховой расцветки, живут у нас уже очень давно. Дворовые подобранки.

Как всегда, кошкам корм первым, а то смотрят так жалостливо, мяукают, на совесть мою очерствевшую давят. Ну а потом себе. Борщ, котлетки, пюре, соленые огурчики. Все домашнее, мамино, вкусное до невозможности. И да, пусть кто-то скажет, что я неудачница, престарелая девственница, чья судьба – вечно жить с мамой и кошками, а я не плачу. Не совсем уж престарелая – до тридцати лет мне еще далеко. А с мамой и вовсе хорошо. Всегда есть что покушать вкусного, приятная компания, и у нас всегда чисто. Не нужен в нашем женском царстве мужчина.

После ужина собралась уж было заняться безудержным вечерним просмотром сериалов, но вдруг позвонила Ната.

– Собирайся прямо сейчас, бери такси, я оплачу. Едем в салон, сейчас адрес скину. Там еще попариться можно. Мне нужно выговориться. Заодно и марафет наведем.

– Погоди-ка, а откуда у тебя деньги, чтобы по салонам шиковать и мне еще такси оплачивать?

– Ой, да Артурчик деньжат подкинул. Говорит, люблю, не могу, давай жениться. Дурачок.

– Эм. Ты что, с ним снова встречаешься?

– Ну что делать, я привыкла уже к нему, а на одну зарплату прожить нынче трудно.

– А то, что ты замуж собралась за нового босса, ничего?

– Одно другому не мешает. Так! Ты едешь, или мне кого другого позвать?

– Еду. – Чего бы не поехать.

Спустя еще почти час мы с Натой лежим на теплых скамейках парной.

– Ну какой он, а? – подруга томно вздыхает и, приподнявшись, отпивает сок из своего бокала. – Настоящий итальянский жеребец.

– Справедливости ради, не такой уж итальянский. Наши уже всю его подноготную вызнали. Мать русская, отец итальянец. Родился в России и жил тут почти до семи лет, и только потом переехал с родителями в Италию, где прожил не так уж долго – его отец по роду работы много путешествовал. Последние шесть лет твой жеребец жил и работал в Китае.

– Плевать, – решительно сказала подруга. – Ох, Лесь, он тако-о-ой… ну ты и сама его видела.

– Так у вас как там? Уже что-то закрутилось?

– Да куда там. Знаешь, улыбается он, конечно, хорошо, а на деле жесткий. Пропесочил меня хорошо. Предупредил, что это первое и последнее мое опоздание, и если не буду справляться, то он быстро со мной распрощается. А потом как загрузил работой по самую макушку.

Ната сделала паузу. Надо, наверное, посочувствовать. Но я не успела ничего сказать – коллега продолжила свой монолог:

– Лесечка, как же он все-таки потрясный! – в словах девушки чистый восторг.

– Да? Он же тебе, вроде как, угрожал и работой завалил.

– И хорошо! Не слюнтяй, не размазня, как Артурчик. Мне такие и нравятся. Властный, жесткий, знает, чего хочет. У меня аж все в животе от удовольствия сжимается при воспоминании о том, как и что он мне говорил, как отчитывал. Вот помяни мое слово, наш отдел он возьмет железной рукой, дисциплина будет строжайшая. Хочу его!

– Нат, слушай. А может тебе к врачу наведаться? К психологу. Мне кажется, что если тебе нравится, когда с тобой жестко поступают – это какое-то отклонение.

Ната весело рассмеялась и отмахнулась от меня.

– Ты сейчас не поймешь. Вот когда мужика, наконец, себе заведешь, тогда и поговорим. Неизвестно, какие у тебя окажутся предпочтения.

– Хватит пугать, – фыркнула я в ответ. – В общем, не быть мне пока крестной мамой, да?

– Нет, погоди немножко. Беру месяц на то, чтобы расколоть этот крепкий итальянский орешек.

– Ну давай-давай.

Главное, чтобы Ната себе свои зубки в процессе не поломала.

Время в салоне прошло отлично. По настоянию подруги мы сделали себе маникюр и педикюр, я еще попала на стрижку, где мне привели мой хаос на голове к какому-то подобию порядка, и теперь можно сказать, что у меня даже есть стильная прическа. Ну, должна быть. Пока мастер моет волосы, приятно так массирует голову, что я прямо засыпаю.

– Лесь, – это Ната. Ее тоже посадили в кресло и моют голову.

– М-м-м?

– А давай еще масочку тебе сделаем. Для волос. Знаю я тут одну очень хорошую. Будут волосы сиять здоровьем и силой.

– Давай.

Мастер сделала мне эту самую маску и оставила на пятнадцать минут отсиживаться в кресле с головой в раковине. А я уснула. Все равно делать было нечего, а спать очень уж хотелось.

Настал момент, когда меня все-таки разбудили и отправили на укладку. Интересно, сколько я проспала? Думала только подремать, но, похоже, уснула крепко. Словно провалилась. В зеркало не смотрела, ибо точно уверена, что ничего особо нового для себя не увижу. Еще и мастер повернула кресло спиной к зеркалу. И пока сотрудница салона колдовала над моими волосами, я прикрыла глаза и в каком-то полусне сидела. Зато, когда меня повернули лицом к зеркалу для демонстрации результата, взревела:

– На-а-ата-а-а!!!

Ната благоразумно не появляется. Может быть, и вовсе на всякий случай ушла из салона, зная о моей реакции. Я не крашу волосы! Вообще. Мне милее мой натуральный светло-русый цвет. И Ната это хорошо знает, на все ее прежние предложения поэкспериментировать с цветом я всегда отвечала твердым отказом. И на тебе. Волосы выбелены, словно я вмиг поседела, и, что еще хуже, имеют неестественный оттенок. Это кошма-а-ар!

– Что вы мне сделали?!

– Это клубничный блонд, очень модный цвет, – испуганно отвечает мастер. – Вам очень идет.

– Почему вы сделали это без моего разрешения? – стараясь взять себя в руки, цежу я.

– Вы спали, а ваша подруга сказала, что вы именно это и хотели, только просили вас не будить, так как очень устаете на работе. Поверьте, все сделано по высшему классу.

– Угу.

Мрачно смотрю на себя в зеркале. Вообще, на самом деле неплохо. Необычно. И глаза как будто больше стали и выразительнее, хотя это скорее от изумления.

– Вам очень идет, честное слово, – убеждают меня хором подошедшие на крики мастера.

Звоню Нате.

– Алло.

– Ты, курица общипанная, ты что творишь?!

– Лесь, ну иначе бы ты просто не решилась. Я-то знаю твою нелюбовь к переменам. Только я тебя прошу. Не меняй ничего хотя бы с недельку. Ну в конце концов, чего случилось такого? Надо иногда экспериментировать. Мужики станут больше внимания обращать. Необычно, модно, красиво.

– Красиво? Да пошла ты!

Отключила вызов.

– Можно перекрасить, – сочувствующе произносит мастер. – Только лучше не сразу. Нужно дать волосам отдохнуть.

Молча стою у зеркала не меньше пяти минут. Злобно пыхчу.

– Ну что? – осторожно спрашивает все еще стоящая за мной сотрудница салона.

– Ничего. Я пошла. До свидания. И на будущее: узнавайте в первую очередь непосредственно у клиентов, чего они хотят.

Вышла из салона. Ладно. Забавно будет посмотреть на реакцию коллег, когда приду вот так завтра на работу. Недельку можно и походить. Есть у меня мысли, почему Ната так сделала. На добрые побуждения похоже мало. С такими волосами ни один нормальный солидный начальник в нашей серьезной компании меня в помощницы или в секретари не возьмет. Только посмотрев, уже добавит в черный список как самое несерьезное лицо. Получается, Ната себя обезопасила на всякий случай, чтобы новый шеф не заменил однажды ее на меня. Встряхнула волосами. Мне и прическа понравилась. Невольно заулыбалась. Да, завтра будет фурор.

Домой заходила с небольшой опаской. А вдруг у мамы инфаркт случится при виде своей обновленной дочери. Наверняка сразу ругаться начнет и отправит в ванну смывать ужас на голове, посоветовав прочистить заодно и мозги. В коридор меня выходят встречать кошки и мама. Глаза мамули округлились, и я приготовилась к критике.

– Леся… ты влюбилась? У тебя появился молодой человек?

Эм, что? Причем мама еще так обрадованно спросила.

– Нет. Почему ты так подумала?

– Обычно девушки прихорашиваются и меняют стиль, когда появляется тот, ради которого хочется быть лучше.

– Это не мой случай, мам. Мы с подружкой в салон пошли. Так, по-девичьи там поболтать и собой позаниматься, я там заснула, а проснулась уже вот с этим цветом. Шуточки такие.

Мама меня внимательно рассматривает.

– Ну-у, ты знаешь, даже неплохо. Но как ты на работу-то так завтра пойдешь?

– Я ведь не большой начальник. Что мне сделают? Отчитают, может, только, но я объясню, что случайно получилось, и, как появится возможность, верну себе нормальный цвет.

На том и порешили. Мама не ругалась и в ванную не погнала. Даже фотосессию со своего телефона мне устроила. На память. Чтобы в старости смотреть и смеяться. Ой-ей. Уже начинаю бояться завтрашнего дня.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю