156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Темный Рассвет. Дорогой ненависти. (СИ) » Текст книги (страница 1)
Темный Рассвет. Дорогой ненависти. (СИ)
  • Текст добавлен: 14 ноября 2017, 18:00

Текст книги "Темный Рассвет. Дорогой ненависти. (СИ)"


Автор книги: Тимур, Керимов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц)

Annotation

Как сложатся судьбы двух подруг, когда Галактику раздирает война?Кем они станут? Одна примет темную сторону Силы, позволив ненависти, злости и жажде мщения поглотить своё сознание, и станет ситхом. Другая изберет путь джедая, постаравшись принести в многострадальный мир хотя бы временный покой. Что случится, если они, следуя каждая своим путем, встретятся в конце лицом к лицу.


Керимов Тимур, Ester_Lin


Керимов Тимур, Ester_Lin



Темный Рассвет. Дорогой ненависти. (Dark Sunrise. The Way of Hatred. )




Темный Рассвет. Дорогой ненависти. (Dark Sunrise. The Way of Hatred. )


Как сложатся судьбы двух подруг, когда Галактику раздирает война?Кем они станут? Одна примет темную сторону Силы, позволив ненависти, злости и жажде мщения поглотить своё сознание, и станет ситхом. Другая изберет путь джедая, постаравшись принести в многострадальный мир хотя бы временный покой. Что случится, если они, следуя каждая своим путем, встретятся в конце лицом к лицу.


Посвящение:

Моему другу и замечательному соавтору – Ester_Lin. Твоя помощь бесценна.



Публикация на других ресурсах:

Уточнять у автора/переводчика


Примечания автора:

Арты к работе....

https://darklordtim.tumblr.com/


Пролог

У каждого поколения есть легенда. У каждого путешествия есть первый шаг. У каждой саги есть начало...No

В каждой жизни наступает момент, когда ты остаешься один на один с самим собой, и приходит кристально четкое понимание. Вся жизнь проносится перед глазами. Все поступки и мечты, деяния и чаяния. Вся жизнь, сжатая в одно мгновение.


Чтобы выжить, я предала все свои ценности, всё, во что верила, всё, ради чего до сих пор жила. Я предала саму себя. Я знаю, что несу только смерть. Но был ли у меня выбор?


Дарт Керстас.


На борту космического линкора в отдельном зале стояла закутанная в черный плащ женщина и смотрела в пустоту безграничного космоса. Думала ли она, когда была ребенком, что у неё будет такая жизнь? Что судьба зашвырнет ее с вершины в бездну, из которой она восстанет? Что, пав на самое дно, она сможет снова подняться? Вопросы без ответа... Дарт Керстас просто стояла и смотрела, чувствуя, как сознание успокаивается, завороженное красотой мерцающих в черноте звезд. Темная леди вслушивалась в Силу, которая пронизывает все пространство вокруг, течет сквозь все сущее. И в какой-то момент, по-прежнему пребывая в состоянии легкого медитативного транса, она почувствовала яркий сгусток света, который стремительно приближался.

Дверь зала скользнула в сторону. Легкие, едва слышимые шаги замерли у нее за спиной. Темная леди скривила губы под маской и медленно, лениво обернулась.

– Здравствуй, Бэрилл. Давно я тебя не видела.

– Здравствуй, Сайлорен. Я до последнего момента не знала, что ты жива. Думала, Палпатин убил тебя.

– Он очень старался... – девушка чуть дернула плечом. – Но, как видишь, не удалось. Полагаю, к большому его сожалению.

– Я... рада, что ты цела, – немного запинаясь, проговорила Бэрилл, испытывая некоторую неуверенность от этого тона, этой полумаски, этой темной мощи, заполнявшей весь корабль. Та Сайлорен, которую она знала, была другой...

– Та Сайлорен, которую ты знала, в самом деле умерла, – для темной леди, казалось, не стоило никакого труда считывать мысли собеседницы, и это ещё сильнее выбило джедая из колеи.

– Не без твоей, кстати, помощи. И смерть ее была нелегкой. Теперь я Дарт Керстас. Но сейчас я на тебя уже не в обиде. Боль, в конце концов, не такая уж запредельная плата за могущество.

– При чем здесь я? – вскинулась Бэрилл, делая шаг вперед.

– Это дело прошлого, – та, которую некогда звали Сайлорен, небрежно махнула рукой. – Зачем ты пришла?

– Понять, друг ты нам или враг.

– Нам? – Сайлорен удивленно подняла брови. – Кому именно?

– Тем, кто будет восстанавливать мир в Галактике на новых, справедливых началах.

– Каких именно, не подскажешь? – в голосе темной леди послышался сарказм.

– Свобода. Демократия. Республика, – гордо вскинув голову, отчеканила Бэрилл.

Сайлорен брезгливо поморщилась.

– Глупо. Очень глупо. Бэрилл, в самом деле, ты не умнее банты, к большому моему сожалению. Выкинь из головы эту тупую пропаганду и сними, наконец, розовые очки! Оглядись. Республики, за которую ты сражаешься, нет. И не будет. Республика – миф. Если эта война и имеет какой-то смысл, то уж точно не за свободу. Нет. Мы все, словно бешеные звери, рвали и рвём друг другу глотки ради чьих-то шкурных интересов. Поверь, я даже точно знаю, кто кукловоды. И пыталась донести эту информацию до тебя. Но ты меня слушать не стала. Ни тогда, на Хоте, ни сейчас.

Бэрилл мгновение молчала, опустив голову, но потом подняла горящий воодушевлением взгляд.

– Ты ошибаешься! Есть то, что неизменно! Это идеалы Ордена Джедаев.

– Бэрилл, какая же ты наивная идиотка! Я изучала историю Ордена, и старого, и нового. Палпатин, каким бы подонком он ни был, дал мне немало знаний, особенно по истории джедаев и Республики. Во времена Республики 10 тысяч рыцарей хранили мир и покой в Галактике? Ты в самом деле веришь в этот бред? Со времён Руусана джедаи пытались тушить пожар из стакана. А до него... Ты в курсе, что самые кровопролитные войны шли между джедаями и ситхами? И далеко не всегда за ситхами был первый удар. Ты знаешь, что джедаи и твоя хваленая Республика частенько проводили геноцид и орбитальную бомбардировку ситских планет. Что известный генерал-джедай Хот приказал разбомбить целую планету, лишь бы она не досталась ситхам?

С каждым словом глаза Бэрилл становились всё больше. О нет, она не злилась, джедаю не пристало злиться. Скорее, ею овладевало изумление и какая-то странная жалость к подруге. Внезапно она вспомнила слова магистров Йоды и Кеноби, которые, безусловно, были правы, говоря, что её подруга уже потеряна. Темная сторона окончательно поглотила её.

А в следующее мгновение Бэрилл ощутила стремительно нарастающий страх. Неужели Темная сторона, плен, война так сильно изменили её всегда добрую, честную и справедливую подругу? Девушку, с которой они вместе росли, учились и играли, и которую она теперь не узнаёт... Куда делась та девочка?

– Знаешь, Бэрилл, я рада, что попала сюда. Несмотря ни на что, – неожиданно спокойно сказала Сайлорен. – Кем бы мы были там, в нашем родном мире? Что нам светило?

И наклонив голову к плечу, она задумчиво ответила на свой вопрос:

– Ничего интересного. Рано или поздно отцам бы надоели наши военные забавы. И тогда дорога одна – выйти замуж за какого-нибудь идиота старше нас, который бы и близко к оружию не подпускал, всю жизнь быть при нем в качестве куклы и постельной игрушки, нарожать кучу детей и умереть от старости или от болезни, так и не познав настоящей свободы и жизни. А через несколько лет никто даже имен бы наших не вспомнил.

– Сайлорен, ты не права, – Бэрилл посмотрела на подругу, и во взгляде ее читалось сочувствие. – Это внушение Темной стороны, она отравляет тебя, разрушая и деформируя твоё сознание. Это всё яд Палпатина. Ты эмоционально нестабильна. Тебе надо успокоиться, привести мысли в порядок. Пойдем, я помогу тебе. В прошлой Республике и Ордене было немало плохого, но хорошего оставалось все-таки больше. Орден всегда стояли на страже мира, добра, защищал слабых.

– Дожили... – с усмешкой сказала Сайлорен, – моя фанатичная подруга снова пытается читать лекции о морали и добре. Твои хваленые сенаторы во времена Республики ради лишних денег готовы были удавить и удавиться, прыгнуть в постель к кому надо и не надо. Интересы народа и планет становились разменной монетой в руках политиканов.

На Бэрилл вдруг накатила громадная усталость. До попадания сюда она всегда могла положиться на трёх человек, и одним из них была Сайлорен. Честная, открытая, весёлая, добрая, понимающая. Она была лучиком света. Но теперь всё стало совсем по-другому. "А может, мы никогда и не были по-настоящему близки? Просто в детстве всё казалось проще, вот и не было поводов для конфликтов?" Что же делать... Внезапно в голове словно в живую раздался голос учителя: "Помни, нет эмоций – есть покой".

И Бэрилл приняла решение.

– Ты права, моя подруга действительно умерла. Ты не она. И я тебя остановлю.

Ярко синий клинок с гудением разрезал пространство.

– Вот как? Попробуй, – с оттенком мрачной радости усмехнулась Дарт Керстас, вскидывая руки и ударяя потоком фиолетовых молний.

1 глава. Новый мир. Новая жизнь.

Был вечер. Солнце садилось над причудливо изломанными крышами императорского дворца. На темнеющих облаках все ярче отражалось сияние вечернего Корусанта.

Император Палпатин, как всегда, сидел в своём кабинете и просматривал очередные доклады от подчиненных, и в особенности – от его личных шпионов. Построенный по его приказу огромный и величественный дворец день за днем пропитывался Силой Темной стороны – Шив Палпатин уже не видел смысла скрывать своё могущество, и Сила заполняла пространство вокруг Императора, словно выпущенная на свободу из-за плотины черная ледяная вода.

Владыка ситхов потянулся к бокалу с вином, как вдруг что-то насторожило его. Внезапное волнение в Силе... Оно накатило, словно приливная волна, заставляя Силу звенеть и дрожать, как перетянутая струна. И исходило это волнение от разрушенного храма джедаев, что заставило Императора ещё больше насторожиться. Невидимая волна росла, вздымалась все выше и выше, а потом замерла, достигнув своего пика, и словно резко обрушилась вниз. Палпатин нахмурился, тщательно обшаривая пространство всеми доступными ему чувствами и пытаясь отыскать в потоках Силы источник возмущения или хотя бы место рождения странной аномалии, с подобными которой ему ни разу сталкиваться не приходилось.

Точно... Наибольшая концентрация этого потока Силы ощущалась в районе храма этих недобитков. Император задумался. Что это, в конце концов, такое? Артефакт или голокрон? За столетия своего существования джедаи отыскали их великое множество. И даже сейчас, после уничтожения ненавистного ордена, в разрушенном храме порой обнаруживали спрятанные или затерявшиеся в суматохе ценности. Надо присмотреться повнимательнее... Приняв такое решение, Палпатин передал по комлинку в Инквизиторий приказ немедленно отправиться в храм и выяснить, что там так неожиданно нашлось.

Когда-то храм был одним из красивейших зданий на Корусанте. Построенный на древнем место Силы, он тысячелетиями служил домом для поколений и поколений джедаев. Огромные статуи, высокие колонны, бесчисленные изображения и скульптуры великих мастеров. Зал Тысячи Фонтанов. Что могло сравниться по красоте с этим величием? Ничто. И так было многие-многие годы. Однако нет ничего незыблемого, и падение храма доказало это более чем наглядно. Ныне здесь царило запустение. Статуи и колонны были разбиты, скульптуры и фрески разрушены. Его испещренные следами выстрелов и обожженные взрывами стены остались стоять как насмешка над потерпевшим поражение Орденом джедаев. Орденом, который столько отдал Республике, а в итоге стал для нее всего лишь разменной монетой.

В одной из разоренных комнат верхнего этажа скапливалась Сила. Ее потоки, пронизывавшие весь храм, сейчас сливались воедино, стремясь по лишь ей одной ведомому пути. В воздухе медленно формировался полупрозрачный яркий купол. Его сияние с каждой секундой усиливалось, набирая мощь, высасывая её из завихряющейся под потолком Силы. Внутри купола смутно угадывались очертания сжавшегося в комок человеческого тела. Когда свет, исходивший от полусферы, засиял невыносимо ярко, раздался резкий оглушительный хлопок, по комнате словно пронесся сильнейший поток воздуха, и купол разорвался. Пространство вокруг всё еще дрожало, искажаясь, то и дело с шипением вспыхивали молнии. Но Сила постепенно успокаивалась. А на полу, где прежде ничего не было, теперь скорчилась худенькая девушка.


...Для имперского инквизитора это был обычный вечер, ничем не отличающийся от десятков и сотен предыдущих вечеров, которые он встретил на своем посту, на нижних ярусах огромного дворца. Ведь Императора охраняли не только имперские стражи, облаченные в красное. Его дежурство закончилось и он как раз направлялся в казармы, когда внезапно что-то всколыхнулось в Силе, совсем близко, угрожающе близко. Даже он, имевший довольно посредственное чувство Силы, не мог не обратить на это внимание. Через несколько минут, за которые ничего не происходило, комлинк тихо пискнул, передавая приказ: немедленно прочесать Храм джедаев. Видимо, отдых придется отложить.

Четыре инквизитора медленно поднимались по полуобвалившейся лестнице. Выше, ещё выше... Вдруг старший группы замер, вслушиваясь в Силу, а затем решительно кивнул в сторону одного из коридоров. Бесшумные шаги через небольшие груды битого камня. Через несколько метров все четверо не сговариваясь активировали световые мечи и один за другим быстро нырнули в открытый дверной проем. Воздух в этой комнате, казалось, все ещё колебался от всплеска Силы. На почерневших и потрескавшихся, словно от взрыва, плитах лежала молоденькая девушка, почти девочка. Насколько можно было понять, довольно высокая, немного угловатая, с длинными черными волосами, рассыпавшимися по лицу. Она не шевелилась и, судя по всему, была без сознания, но инквизиторы явственно чувствовали, как в ней бьется и пульсирует постепенно успокаивающаяся Сила.


Инквизиторы обменялись быстрыми взглядами. Надо полагать, это именно то, за чем они пришли. Разобраться с неожиданно возникшей аномалией. Первой мыслью было эту самую аномалию ликвидировать. Немедленно, пока этот сгусток Силы затихает после всплеска энергии. Но приказ звучал недвусмысленно: разобраться. Значит, доставить в камеру Инквизитория и допросить. Однако как же странно эта девчонка ощущается в Силе. И возникла из неоткуда... Храм с момента разрушения стоял заброшенным, но это никогда не значило, что здесь могут разгуливать все, кому не лень. И просто войти в это помещение девчонка не могла. Аномалия... кто знает, каких ещё фокусов можно от нее ожидать. Инквизиторы не сговариваясь окружили девушку силовым барьером. Один из них шагнул ближе, вынимая из чехла заряженный шприц со снотворным. Лишних случайностей надо избегать.

Затем он потянулся к мыслям девушки Силой. Ее сознание было переполнено какими-то странными образами, чуждыми и непонятными инквизитору, хотя он и немало повидал на своем веку. А ещё там не было ни одного знакомого слова. И инквизитор в первый момент растерялся. Несколько мгновений он продолжал всматриваться в Силу, но разгадки у головоломки не было. Воздух в комнате ещё чуть слышно потрескивал, и это были единственные звуки, кроме человеческого дыхания, нарушавшие вязкую тишину огромного пустого здания.

– Я не понимаю, что это, – проговорил наконец инквизитор вслух. – Расшифровать получается только эмоции – и в них преобладает некоторая агрессия. Но выяснить, о чем она думает, связать эмоции с какими-то привычными символами – не получается. Совершенно.

Начальник группы кивнул.

– Ну что же, предоставим это аналитикам. Покопаться в ее голове время ещё будет. Сейчас пора возвращаться.

Инквизитор, страхуемый своими товарищами, быстро защелкнул на тонких запястьях наручники, поднял девушку на руки, перекинул через плечо и понес прочь. Двое последовали за ним, а начальник, в соответствии с приказом, направился с докладом к Императору.


– В храме нашлась одаренная? – Император задумчиво наклонил голову к плечу, пристально рассматривая своего собеседника. – Занятно. Вы уже выяснили, как она там оказалась?

– Нет, Владыка. Когда мы пришли на место аномалии, считать удалось только остаточные колебания Силы. Больше ничего. Одаренная – совсем молодая, почти девочка, была без сознания, – инквизитор говорил, вытянувшись в струнку и опасаясь лишний раз моргнуть.

Император несколько минут разглядывал его своими прищуренными желтыми глазами, и от этого холодного взгляда по коже старшего инквизитора разбегались мурашки, каждая размером с крайтдракона. Спина от безотчетного страха покрылся липким потом.

– Еще что-то можешь добавить?

– Да, Повелитель. Сила в ней ощущается совершенно отчетливо. Но при этом она совершенно ничего не понимает в нашем мире, не знает языка, и мысли у нее в голове довольно непонятные. Одеяние не подпадает ни под одну известную нам классификацию.

Император помолчал, обдумывая услышанное. Затем приговорил:

– Используйте дроида-переводчика и научите ее хотя бы основам языка. В голове не копайтесь – вы не должны ее напугать или причинить ей вред. Я хочу сам выяснить ее потенциал. Обращаться аккуратно. За пределы дворца не выпускать. Это все.

Инквизитор низко поклонился и быстрым шагом вышел из императорского кабинета.


... Когда Сайлорен открыла глаза, ей показалось, что она продолжает спать. И обрывки сновидений по-прежнему кружатся где-то в глубине сознания. Горячие черные камни под ладонями, еле уловимый запах, витающий в воздухе, словно после грозы, четыре молчаливые и зловещие фигуры в черно-красных длинных плащах, обступившие со всех сторон и словно запершие в невидимой клетке... Это было похоже на сон – ей случалось видеть кошмары, особенно, если перед этим она целый день проводила на турнирном поле, в полном доспехе, под палящим солнцем. Единственная дочь в семье, где росло трое сыновей, Сайлорен с детства возилась с оружием старших братьев, примеряла их шлемы, еще когда до глазных щелей не доставала даже макушка, и требовала себе в подарок не кукол и платья, а кинжалы и стилеты.

Временно оставив надежду вырастить из дочери настоящую леди и примерную хозяйку родового замка и решив вернуться к этому вопросу лет через десять-пятнадцать, отец позволил ей скакать верхом, драться и стрелять из лука наравне с братьями, справедливо рассудив, что запретами не добьется ничего, а дав желаемое, со временем получит разумную, наигравшуюся в игры и успокоившуюся наследницу. Ему было уже за шестьдесят, но в темных волосах не было ни намека на седину, и с одного взгляда было ясно, что это воин в самом расцвете сил. И отец его, и дед, и многие поколения их предков славились долгой жизнью, которую неизменно проводили в походах, расширяя границы своих владений или оберегая их от набегов соседей, а то и отправляясь в дальние страны на поиски невиданных чудес. Такая жизнь манила Сайлорен, и едва ей исполнилось четырнадцать, она уверенно заняла свое место позади отца, между братьями, и не боялась ни долгих трудных переходов, ни кровавых битв. И это было смыслом ее существования. Желание сражаться под знаменами отца... Но однажды военное счастье отцу изменило, он потерял давних союзников, искал новых, дни и ночи напролет о чем-то думал и выглядел больным и осунувшимся. Сайлорен хотелось быть рядом, помочь, поддержать, но ее то и дело отсылали, полагая, что девушке не стоит забивать голову вопросами политики. В один из вечеров, когда семейный совет снова деликатно намекнул, что у нее есть более интересные занятия, Сайлорен вышла на стену замка навстречу неожиданно разыгравшейся грозе... И были слепящие молнии через полнеба, внезапная вспышка, боль и полет без конца и без начала, а сознание, казалось, наполнили образы каких-то лихорадочных сновидений.

Теперь же боль отступила и сознание прояснилось, но сама комната казалась продолжением сна. Зеркально гладкие стены, потолок со множеством маленьких светильников, холодно поблескивающий пол, не похожий ни на дерево, ни на мрамор. Скорее, на сталь клинка. Но разве бывают полы из стали?.. Ощущение чьего-то пристального взгляда. Напряжение, висящее в воздухе... Сайлорен сунула руку за голенище – кинжала не было. Нахмурившись, девушка поудобнее устроилась на жесткой кровати и, скрестив руки на груди, стала ждать.

Ожидание было недолгим. Часть стены бесшумно отъехала в сторону, и в образовавшийся проем вошли трое. Один мужчина, среднего роста, был в строгой форме. Второй облачен в полудоспех. И с ними было ещё что-то, или кто-то, сделанный из блестящего металла. Вошедший первым мужчина обратился к ней на странном языке. Сайлорен не понимала ни слова, но попыталась ответить что-то на своем языке. Как и следовало ожидать, собеседник тоже ничего не понял. Ее родной язык был ему явно незнаком. Тогда к девушке начал обращаться то странное блестящее существо, которое произносило слова на различных языках. Все было напрасно. Никто ничего не понимал. Внезапно в животе у Сайлорен заурчало. Все смолкли. Девушка против воли смущенно покраснела и опустила голову.

При этом девушка заметила, как один из тех, кто был в комнате, одетый в строгую – по-видимому, военную форму, что-то негромко сказал в устройство, закрепленное на левой руке. А затем повернулся к ней и, показав на себя, произнес: Бренд. Сайлорен не сразу поняла, что он хочет сказать, но потом сообразила, это его имя. И, показав на себя, четко произнесла: Сайлорен.

Человек ей улыбнулся. Тем временем второй просто смотрел на неё и изредка что-то записывал на маленькую доску. Сайлорен почти физически ощущала, что от него исходит какой-то интерес. Но с чем он связан, понять никак не удавалось.

Спустя недолгое время в комнату вошли двое и вкатили столик, забитый самой разной едой в непривычных контейнерах. Сайлорен смотрела на это с явным удивлением. Тем временем, ей жестами предложили сесть и начать есть. Она сначала силилась понять, что ей хотят сказать, а потом так же жестами спросила: а вы? На это ей показали, что не голодны. Одетый в военную форму мужчина наполнил два бокала какой-то золотистой жидкостью. Девушка недоверчиво взяла бокал, покачала его в руке, присматриваясь к потекам напитка на прозрачных стенках. Затем принюхалась, слегка сощурив зеленые глаза. Военный рассмеялся и залпом осушил свой бокал, а второй мужчина, пристально наблюдавший за каждым движением девушки, слегка скривил губы в полуулыбке. Сайлорен внимательно посмотрела на столовые приборы, и, к своей радости, нашла там и вилку, и ложку, и нож. От привычных предметов на душе стало чуточку легче. Впрочем, самих столовых приборов было больше десятка, и Сайлорен почувствовала, что теряется.

Бренд, увидев явное замешательство девушки, решил ей помочь. Взяв из-под стола дополнительный набор приборов, он стал накладывать себе еду и пробовать блюда, не спуская с Сайлорен внимательного взгляда серых глаз. Вслед за ним девушка тоже начала по чуть-чуть накладывать еду себе в тарелку и есть. Очень аккуратно, нарочито правильно, чтобы никому в голову не пришло, что она может быть простолюдинкой – ведь ее семья своей знатностью не уступала некоторым королям, а положение обязывало.

Тем временем старший инквизитор про себя отмечал, что девушка нервничает, но очень тщательно это скрывает. Как человек, привыкший владеть собой в любой ситуации. А такое умение не появляется само по себе, его вырабатывают с детства. А ещё он отчетливо слышал скрытую в этой девушке Силу – дремлющую, не осознающую себя, но живую. Бренд – специальный аналитик и психолог СИБ, в свою очередь, обратил внимание на то, как девушка кушает, с каким привычным изяществом пользуется столовыми приборами, как прямо держит спину и какая у нее гордая осанка. Также он с первого взгляда понял, что хотя девушка и растеряна, она старается не показать виду, сохранить чувство собственного достоинства. Это у нее неплохо получалось, учитывая, что на вскидку ей было меньше двадцати лет. По его мнению, лет шестнадцать-семнадцать. Почти девочка. Но девочка собранная, владеющая собой и явно не робкого десятка.

Наконец завтрак, а по мнению Сайлорен – так уже обед, закончился. Девушка на своем языке поблагодарила Бренда. Тот, кивнув, ответил по-своему. И хотя Сайлорен по-прежнему ничего не понимала, интонация явно была доброжелательной. Еда Сайлорен понравилась – вкусно, пусть и весьма непривычно. Но теперь, когда более-менее понятное занятие подошло к концу, Сайлорен снова ощутила беспокойство перед неизвестностью и в который раз пожалела, что у нее нет под рукой кинжала. Она не собиралась пускать его в ход, но его рукоять за голенищем сапога всегда придавала уверенности. Между тем Бренд указал на робота, и жестами дал понять, что тот начнет учить её говорить. Потом вытащил из кармана небольшой пульт и показал, что если она голодна, нужно просто нажать зеленую кнопку. Девушка не спускала глаз с лица военного и чуть кивала в знак того, что все поняла и запомнила. Поднявшись от стола, тот жестом пригласил ее следовать за ним.

Инквизитор все это время стоял чуть в стороне и молча наблюдал за каждым движением, каждым взглядом девушки. Он ни во что не вмешивался и даже перестал делать записи. Сайлорен легко поднялась с места и прошла в соседнюю комнату. Там она увидела очень большую ванну, похожую, скорее, на небольшой бассейн, весьма затейливо украшенную яркими мозаиками. Девушка замерла в изумлении. Бренд жестом подозвал ее и показал на выступ бортика, где Сайлорен заметила какие-то краны и кнопки. В несколько движений Бренд пустил воду. Сайлорен вздохнула с нескрываемым облегчением – значит, она угадала, это действительно купальня.

Закончив с объяснениями, Бренд снова вывел ее в первую комнату. Она присела на кровать, чувствуя, что от избытка впечатлений уже начинает болеть голова. Стол с остатками трапезы уже успели убрать. На своих местах оставались инквизитор в своем полудоспехе и блестящий конструкт, который Бренд несколько раз назвал непонятным словом U-3PO, из чего Сайлорен сделала вывод, что это его имя. Затем, обменявшись несколькими негромкими фразами, оба мужчины вышли. Едва за ними закрылась дверь, Сайлорен без сил откинулась на большую и мягкую кровать. День выдался слишком сложным. Это точно не родной дом. И это не сон. Едва придя в себя, она несколько раз незаметно себя ущипнула за запястье. Но второго пробуждения не произошло. Значит, все происходящее – реальность.


Тем временем, между вышедшими из комнату девушки людьми шел разговор.

– Итак, Бренд, у вас есть два часа, чтобы подготовить обстоятельный и подробный доклад. Я хочу видеть там ваши собственные выводы и ваше мнение относительно нашей внезапной гостьи. Через два часа Император приказал явиться с отчетом, а не мне вам напоминать, что Владыка не любит ждать, – инквизитор и аналитик СИБ бок о бок шли по коридору.

– Я помню, – кивнул Бренд. – Доклад будет готов и представлен в срок.

– Надеюсь, – инквизитор усмехнулся одними губами. – Вы установили наблюдение?

– Так точно. Шесть камер, режим круглосуточный. Мы будем знать каждый ее шаг.

"Хорошо бы знать и каждую ее мысль" – мелькнуло в сознании инквизитора, но вслух он этого не сказал.

– Обо всех неожиданностях немедленно докладывать мне. Самостоятельных действий не предпринимать, – остановившись у двери в свой кабинет, закончил разговор инквизитор, затем кивком отпустил Бренда писать доклад, и сел за свой. Обдумать следовало каждое слово.


Вечерело. Тени в императорском кабинете приобрели угрожающе красный оттенок. Император сидел и задумчиво просматривал отчёт одного из моффов. Но в смысл прочитанного почти не вдумывался. Речь шла об участившихся волнениях в Среднем кольце, о неуклонном росте и расширении движения повстанцев. Однако вся эта информация беспокоило Императора очень мало. С повстанцами он со временем разберется. Сейчас же все его мысли занимало недавнее происшествие.

Эта девушка, непонятно как очутившаяся в заброшенном храме. Кто она? Откуда взялась? Вопросы без ответов не давали ему покоя. Старый политик привык учитывать всё, каждую деталь, пусть и незначительную, каждую мелочь, потому что никогда не знаешь, чем эта мелочь может обернуться в следующий момент. Именно благодаря этому таланту Палпатин сумел провернуть гениальную комбинацию и ликвидировать орден джедаев. Самодовольная улыбка скользнула по его

губам, и император стал вспоминать детали той длившийся веками интриги, в которую каждый из них, ситхов линии Бэйна, вкладывал все свои силы и знания. А он, Шив Палпатин, в конце концов сумел привести к блистательному осуществлению древний план по уничтожению джедаев и созданию Империи.

И Дарт Сидиус рассмеялся. Настроение его заметно улучшилось. Теперь надо узнать, что ему могут рассказать об этой странной девчонке. Он нажал кнопку вызова и спросил своего адъютанта. Через четверть часа тот вошел в комнату и, привычно склонившись перед императором, проговорил:

– Ваше величество, старший инквизитор и офицер СИБ явились с докладами. Вызвать?

Палпатин кивнул.

– Зови обоих.

– Как прикажете, Владыка.

Бренд и инквизитор вошли в кабинет и одновременно низко поклонились. Затем передали адъютанту доклады, которые тот, почтительно склонившись, положил на стол перед Императором. Палпатин пробежал глазами сначала один текст, потом другой.


Доклад специального аналитика-психолога СИБ Бренда.

Девушка. Возраст 16-18 лет. Строение тела и общая форма лица позволяет судить, что данный индивид относится к человеческому роду. Телосложение худощавое, фигура стройная. Рост в пределах нормы. Кожа бледная. Волосы черные. Черты лица правильные, подбородок узкий, форма лица вытянутая, глаза ярко зеленые. То, как она держится, пользуется приборами во время еды и слушает собеседника, позволяет предположить благородное происхождение. Осанка ровная, видно, что это привычка с детства, она об этом совсем не задумывается. Несмотря на внешнее спокойствие, ясно, что девушка внутри нервничает. На это указывает часто сужающийся зрачок и несколько выдохов словно через силу. Имя её звучит как Сайлорен, Сайлирен, или Салирен. Точнее можно будет узнать, как только она освоит базик. Также могу отметить, что в манере движения отчетливо видны занятия каким-либо боевым искусством. Момент неясности представляет строения глаза, и слегка вытянутая форма ушей. Обычно у людей не бывает радужной оболочки такого насыщенного зеленого цвета.

Доклад инквизитора.

Девушка. Вероятнее всего человек. Облик сходен с выходцами из Ондерона, Набу, Корелии, Альдераана. Судя по всему из знатной семьи. Сила ощущается отчетливо, но с небольшими вспышками, хотя нет возможности определить, насколько она сильна. Поведение ясно дает понять, что она обучалась боевому искусству, способна за себя постоять и не отличается нерешительностью. В мыслях то и дело проскальзывало сожаление о своей безоружности. Судить о возможных последствиях, окажись кинжал у нее под рукой, не берусь. Свою растерянность в непривычной обстановке скрывала весьма успешно. Анализатор показал уровень мидихлорианов в 14 тысяч единиц.


Палпатин задумался и чуть наклонился над столом. Аристократка, умеющая обращаться с кинжалом, общий язык с которой не нашел даже U-3PO. Одаренная... Император привык тщательно взвешивать каждый свой шаг и из всего извлекать пользу для себя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю