156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Сердце снежного короля (СИ) » Текст книги (страница 1)
Сердце снежного короля (СИ)
  • Текст добавлен: 7 апреля 2018, 08:30

Текст книги "Сердце снежного короля (СИ)"


Автор книги: Сильвия Лайм






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц)

Сильвия Лайм
Сердце снежного короля

Пролог

Высокие шпильки громко стучали по асфальту. Проклятье, слишком громко! И чем быстрее я перебирала ногами по пустому тротуару спального района, тем сильнее становился звук. Казалось, это только усиливает мой страх, потому что за спиной я слышала еще одни шаги.

Он явно следовал за мной очень давно. Возможно, от самого метро или даже раньше. По-моему, пока я ехала в вагоне и задумчиво читала новостные сводки РБК-дэйли, пару раз мне удалось почувствовать на себе чей-то тяжелый, нездоровый взгляд. Но заметить мужчину, что настойчиво идет за мной попятам, удалось только на прошлом повороте.

Дом был уже близко, но это мало обнадеживало. Вокруг не было ни души.

Какого лешего я пожалела денег и не заказала такси?

Нет, ничего я не жалела. Я боялась, что в авто меня быстро укачает, особенно после несчастных трех бокалов вина. Проклятая морская болезнь!

Впереди замаячил мой подъезд, но это нисколько не успокаивало. Шаги за спиной ускорились.

Топ, топ, топ.

Слишком быстро.

Я повернула голову, встретившись с холодным, совершенно сумасшедшим взглядом исподлобья. Высокий мужчина в кепке, потрепанной куртке и с собачьим поводком в крепко сжатом кулаке.

С собачьим поводком. Без собаки.

Я побежала.

Шпильки стучали по асфальту, и я боялась, что этот звук будет последним, что я слышу в своей жизни.

Чуть шаркающие шаги позади тоже тоже ускорились.

Ключ дрожит в руке. Хоть бы не выпал. Прислонила магнитный кружочек к считывателю.

Пропищал сигнал. Скрипнула дверь подъезда, пропуская меня внутрь.

И вот впереди короткая лестница первого этажа и моя съемная квартира. Быстро прошмыгнуть к себе, закрыться на все замки и набирать “02”, не попадая на кнопки от страха. А потом передать ментам приметы полночного маньяка.

Только я не успела.

Подъезд жалобно скрипнул, не позволив двери закрыться. С другой стороны ее уже подпирал мужчина с жестокими, ненормальными глазами.

– Куда же ты торопишься, детка? – прошипел он, прижимая меня лицом к стене и ловко оборачивая вокруг горла удавку.

Голова больно ударилась о камень. Воздух вырвался из легких, лишая последней возможности вздохнуть. Кровь прилила к голове от больно передавленных артерий.

– Пожал… – пыталась прохрипеть я, но собачий поводок сжимался все сильнее.

Сумочка выпала из рук, но мужчина не торопился ее поднимать. Стало ясно, что позади меня вовсе не грабитель. Хотя я знала об этом сразу. Чувствовала. Слишком одержимым был его взгляд. Черные зрачки, закрывшие радужку, выпученные желтоватые белки, безудержно вращающиеся в глазных впадинах.

От понимания этого становилось еще страшнее. Ведь он не заберет деньги и не уберется к черту.

Он меня убьет.

Пальцы лихорадочно цеплялись за тонкий ремешок, бесполезно пытаясь проникнуть под него.

Сознание начало медленно уплывать.

Нет, я не хочу умирать вот так!

Пожалуйста, если есть хоть кто-нибудь, кто может мне помочь, в этом мире или любом другом, пусть он появится и сделает это! Или мне, мать его, конец.

Перед глазами стремительно темнело. Но прежде, чем окончательно отключиться, я успела почувствовать, как в душном от июньского зноя подъезде подул свежий ветер. А потом прямо с пыльного потолка полетели вниз холодные снежинки…

Я уже почти ничего не чувствовала. Пальцы рук онемели, пытаясь отодрать от горла удавку. Ноги больше не держали. А потому, когда чудовища, что меня душило, вдруг не оказалось рядом, я просто упала. Бетонный пол показался мягче пуховой перины. Я лихорадочно кашляла, хватая ртом воздух. Как утопленница. Как чудом выжившая. Что, впрочем, и было правдой.

– Ты ещё кто такой? – раздалось в стороне.

Это был голос сумасшедшего. Только на этот раз он уже не был низким и угрожающим. В нем отчётливо слышался страх.

– Таким ублюдкам, как ты, не место в этой жизни, – прозвучал в ответ совсем другой голос. Чистый, звонкий, полный бурлящей ярости. Словно холодный, горный ручей.

Я открыла глаза, пытаясь подавить сухие рыдания. Слез не было. Только руки тряслись и грудь сдавливало пустыми спазмами.

В проклятой темноте подъезда теперь было совсем не темно. Под потолком, где должна была гореть нормальная лампочка, зажегся незнакомый серебристый свет. Будто маленькая луна. И в ее снежных отблесках я увидела его.

Высокий мужчина с льдисто-белыми волосами схватил за шею маньяка и крепко сжал. Мой несостоявшийся убийца держался за его руку, нелепо пытаясь вырваться, и что-то хрипел.

Я отползла в угол, не в силах оторвать взгляд от происходящего.

Лицо таинственного спасителя тоже было светлым. Без капли загара. Плотно сжатые губы демонстрировали крайнюю степень гнева. А глаза… Морозно-синие, как дно самого глубокого океана. Со странным опалесцирующим блеском внутри. Казалось, достаточно лишь раз почувствовать на себе их внимание, чтобы сердце замёрзло и остановилось.

– Скажешь что-нибудь перед смертью? – процедил этот странный незнакомец сквозь плотно сжатые челюсти.

И, я не могла поверить своим глазам, на вытянутой руке поднял этого монстра!

Мой убийца захрипел, задрыгал ногами, бестолково пытаясь разжать стальную хватку.

– Кто ты, мать твою тако… – и все.

Сиплый выдох. Он больше не мог дышать.

Я была уверена, что снежный спаситель вот-вот просто сломает ему шею. Но вышло все совсем иначе.

В воздухе вновь полыхнуло серебристой свежестью.

Изумленно подняв голову вверх, я наблюдала, как с потолка сыплются вниз искристые снежинки. Даже протянула руку, поймав парочку. Маленькие, белые звездочки растаяли на ладони, оставив после себя мокрые капли.

Неужели это все правда, и я не сплю?

Снова перевела взгляд на двух мужчин, широко раскрыв глаза и обхватив колени.

Блондин не улыбался, но уголки его плотно сжатых губ приподнялись. Словно ему было мало того, что он делает. А в следующий миг его рука от самого локтя к кисти начала покрываться изморозью. Пространство вокруг затрещало, как от лютого мороза.

Маньяк с ужасом наблюдал белую смерть, движущуюся к его горлу. И уже через мгновение вся его шея, а затем и лицо обмерзли и побелели. На коже проступил иней.

Я задрожала, закрыв лицо ладонями. И, кажется, по щекам все же покатились слезы. Мне было холодно и страшно. Очень страшно.

Послышался шум падающего тела, и сквозь щели между пальцами я увидела труп убийцы с остекленевшими, покрытыми льдом белками.

Прошло несколько томительных секунд в тишине.

– Не бойся, – раздалось над ухом.

Теплый, мягкий голос, обволакивающий, обнимающий. Совсем не злой, как секунду назад.

– Все закончилось, – говорил мужчина, присаживаясь рядом со мной на корточки.

А потом вдруг снял со своих плеч тяжелый, черный плащ, отороченный серо-серебристым мехом, и накинул мне на плечи.

Я только сейчас заметила, как он одет. Шерстяная накидка, что теперь грела меня, доходила мужчине до самых ступней. А под ней виднелся странный шерстяной свитер, отделанный кожаными ремнями. На груди подозрительно яркими камнями поблескивала перевязь.

Откуда это все?

Я могла бы предположить, что в мой подъезд в теплую летнюю ночь случайно занесло какого-нибудь реконструктора, косплеера или толкиениста. Но это не объяснило бы лунного света под потолком, снежинок на моих ладонях и… труп насильника.

– Он умер, да? – спросила я, не узнавая собственный голос.

Мужчина коснулся моего подбородка, заставив посмотреть на себя.

Его рука оказалась вовсе не холодной, как я себе уже навыдумывала.

Маньяк тоже наверняка не умер… Просто без сознания. И не было никакого волшебства.

– Не думай о нем, поняла? – тихо, но уверенно сказал мужчина, прожигая меня насквозь глубокими, синими глазами.

Хотелось верить ему. Просто так, без причины.

Наверно, это последствия стресса.

Я нервно всхлипнула, и получилось слишком громко. Дернулась, когда незнакомец вдруг оказался совсем близко, обнял меня, просунув руки под спину и согнутые колени, и вдруг поднял на руки.

Сердце билось слишком быстро. Я прижалась щекой к необычному свитеру, разглядывая камушки на перевязи и размышляя о том, что косметика, наверное, залила все лицо.

– Не бойся, – раздался тихий голос.

А я услышала сквозь одежду стук сердца мужчины. Почувствовала, как поднимается и опускается широкая грудь. Как становится тепло от близости человека, которого я вижу впервые в жизни.

Как ни странно, это успокаивало.

– Где ты живешь? – спросил он, вдруг оглядываясь по сторонам так, словно видел подъезд впервые в жизни.

Я указала пальцем на ближайшую дверь на этаже, а потом вспомнила, что ключи-то остались в упавшей сумочке. Но, как только мне пришло в голову об этом сообщить, незнакомец коснулся ручки двери и просто открыл ее. Так, словно она никогда и не была заперта.

Твердым шагом прошел в коридор маленькой квартирки, добрался до единственной комнаты и осторожно опустил меня на кровать. Снова оглянулся по сторонам.

– Как у тебя тут… тесно, – заключил он в итоге и просто опустился на колени возле постели. Как-то по-домашнему сложил руки одну на другую и придавил сверху подбородком, разглядывая меня со спокойным интересом. Словно все происходящее было совершенно нормально.

– Ты кто? – выдавила я, поглубже кутаясь в тяжелый плащ.

Мужчина улыбнулся.

– Меня зовут Роксар.

Здорово. Как будто это что-то объясняло.

Но, кажется, на этом мой герой решил, что и так сказал достаточно. Он поднял голову к потолку, разглядывая невзрачную люстру на три плафона.

– Удивительно. И как меня сюда занесло?

– Понятия не имею, – прохрипела я и вдруг закашлялась. Горло ужасно болело от удавки. – Но я очень хотела, чтобы хоть кто-нибудь мне помог.

Мужчина со странным именем снова перевел на меня взгляд удивительных синих глаз. Его лицо на миг потемнело. Он поднял руку и коснулся моих волос.

Еле заметное движение, похожее на ласку. Но от него становилось теплее. Легче. Словно этот незнакомец понимал меня. Жалел. Именно этого сочувствия и не хватало, чтобы не впасть в истерику.

– Забудь, все уже закончилось, – проговорил он, тихонько поглаживая по голове.

С каждым его прикосновением на меня все сильнее опускалась иррациональная усталость. Веки слипались сами собой.

– Вряд ли я теперь когда-нибудь смогу это забыть, – прошептала в ответ устало.

А потом, открыв глаза, вдруг увидела невероятное. Мужчина улыбнулся и, отставив руку чуть в сторону, проговорил:

– Сможешь.

В ту же секунду в длинных, аристократических пальцах засеребрился снег. Искристые снежинки закружились вокруг ладони, быстро склеиваясь друг с другом и превращаясь в цветок. Крупная роза холодной синевы. Невероятно красивая. С белой изморозью на сапфировых лепестках.

– Не может быть, – прошептала я.

А веки становились все тяжелее.

– Это тебе, красавица, – раздался голос, тихой вибрацией прокрадывающийся в мои мысли, мою кровь. Отдающийся дрожью где-то под ребрами.

А потом я почувствовала на губах поцелуй. Легкое касание. Как ветер, как прикосновение лунного света. И уже падая в глубокий сон вдруг ощутила, как все это глубокой дрожью проникает под кожу. Навсегда запечатляется в памяти.

Глава 1. Явь

Утром я проснулась довольно рано. Летнее солнце уже золотило окно, а желудок возмущенно урчал, требуя положенный завтрак.

Как ни в чем не бывало, я зевнула и потянулась. Одеяло упало вниз. И тут я вдруг поняла, что на мне все еще то же самое коктейльное платье, что и вчера.

Нахмурилась, стягивая черно-серебристый наряд через голову. Неужели три бокала Moet Chandon способны настолько отрубить память? Раньше со мной такого не случалось.

Но вчерашний корпоратив явно не пошел на пользу. Во рту сухо, и шея как-то подозрительно болит. Отлежала что ли?

Зря, наверно, я так рано бросила Влада, нашего тим-лидера. Осталась бы вчера у него, не пришлось бы самой себе готовить завтрак. Но последнее время он начал казаться ужасно скучным. Да и ресторанчик возле его дома, который он называет “мой сладкий ням-ням”, не совсем то место, где я хотела бы проводить вечера.

Признаться честно, я вообще никогда не верила в любовь. Впрочем, возможно, для девушки, окончившей факультет радиохимии, это и нормально. Как бы то ни было, всяческие моральные терзания, подростковые “любови до гроба” и “омуты страсти” как-то обошли меня стороной. Подруги-однокурсницы даже как-то в шутку прозвали меня снежной королевой. Обидно не было, даже наоборот. Кто же обижается на “королеву”?

Конечно, я никогда не оказывалась без поклонников. Если какой-нибудь властный мачо на некоторое время становился мне интересен, я применяла все женские штучки, чтобы заполучить его в свои сети. Холодная голова и трезвый взгляд на жизнь, как ни странно, очень помогали в деле обольщения мужского пола.

К своим двадцати восьми годам я собрала небольшой список правил, что-то из серии: “Как охмурить среднестатистического самца”. И он работал почти безотказно. Практика показывала, что любого мужчину, будь он женат или холост, богат или беден, скромняга или настоящий альфа, можно было соблазнить с помощью этого списка.

И вот последнее время мой Влад мне поднадоел. Захотелось найти кого-нибудь получше. В голове крутились несколько вариантов. Например, Олег, арт-директор, обладатель шикарной мускулатуры и новенькой бэхи. Или телепродюсер Николай, с пентхаусом в Алых парусах и не очень новым, но все ещё шикарным ягуаром. Добиться их внимания не составило бы особого труда. Они оба давно положили по глазу в вырез моего декольте. Теперь осталось только выбрать, чей глаз лучше. Жаль только, что у Олега в волосах уже наметилась лысина, а Николай и вовсе был женат. С обоими связываться не хотелось.

Поэтому-то я и добиралась вчера до дома одна, как кружочек от бублика…

На этом моменте размышлений голову будто раскололо пополам совершенно невероятным воспоминанием.

Ночь, стук каблуков, маньяк.

Незнакомец с льдисто-синими глазами и горячими, как огонь губами.

Неужели приснилось? Сердце забилось ошеломляюще быстро.

Конечно, приснилось. Да и как могло быть иначе? Все это волшебство, застывшее в памяти, как кадр из фентезийного фильма. Искрящиеся снежинки, маленькие звёздочки, северный ветер…

Я встала с постели и пошла на кухню. Пора было что-то сделать. Принять ванну, выпить чашечку кофе. Сплясать чечётку, помыть полы. Что-нибудь, лишь бы ослепительно-реальный сон побыстрее выветрился из головы.

– Женщина по кличке “королева” входит в дом, снимает каблуки. Стирка справа, глажка слева – будни королевы нелегки… – пропела я экспромт себе под нос.

Поставила кипятиться чайник, достала из холодильника красненькой рыбки.

Закрыла глаза.

Перед мысленным взором вспыхнул тусклый, желтый фонарь перед подъездом. А следом за ним зажегся в памяти сумасшедший взгляд человека, который собирался меня убить. И слова, которые неистово крутились в голове:

“Пожалуйста, кто-нибудь… Если я выберусь из этой передряги, клянусь, полностью поменяю свое отношение к жизни! Стану добрее, теплее, отзывчивее! Ей богу, изменю свой взгляд на мужчин. Перестану мерить их по ширине мускулатуры, дороговизне автомобиля и длине чле…”

Встряхнула головой отгоняя дурацкие воспоминания. Чего только во сне не привидится. Протянула руку к чайнику, сквозь прозрачное стекло которого красиво бурлила кипящая вода, достала кружку из шкафчика, повернула голову к маленькому столику, над которым висел телевизор. И обомлела.

Чашка выпала из рук, звонко разбившись на осколки.

Прямо под экраном в пустой вазе стояла иссиня-снежная роза. Она распустила свои яркие лепестки, на каждом из которых серебрился иней, как мельчайшая алмазная пыль.

Я открыла рот, хватая воздух, как рыба, выброшенная на берег. В моем рациональном, насквозь материалистичном мозгу никак не укладывалось подобное…

Чудо.

Подошла поближе и осторожно наклонилась. От розы пахло морозной свежестью с легким сладковатым послевкусием.

Я вздрогнула и ошарашенно села на табуретку, продолжая разглядывать дивный цветок. И уже через мгновение понеслась в ванную, как страус, улепетывающий от гепарда.

Так и есть, в зеркале над раковиной отразилась моя белая шея с тонкой полосой удавки и ярко-красными царапинами от ногтей.

Кровь ударила в виски. Казалось, я вот-вот упаду в обморок.

Ну как, как это могло быть правдой?

Метнулась в спальню, уже ожидая найти где-нибудь под кроватью спящего беловолосого волшебника, но там, слава сусликам, никого не было. Иначе я, наверное, окончательно сошла бы с ума.

Рядом с постелью обнаружились туфли на высокой шпильке. И теперь я совершенно точно вспомнила, что не снимала их вчера. Рядом с обувью лежала маленькая сумочка-клатч. Та самая, которая должна была остаться в подъезде…

Рядом с маньяком.

Меня бросило в жар. Разум искал последнюю зацепку за реальность, последнюю надежду, что все это галлюцинация или последствия некачественного алкоголя. До смерти хотелось выглянуть за дверь и посмотреть, лежит ли там ужасный мужчина в кепке. Валяется ли возле него собачий поводок.

Но я боялась. Руки тряслись, как у махрового пьяньчуги. А потому я машинально достала еще одну чашку из шкафчика, налила себе чая и уселась обратно на кровать, обмотавшись одеялом с ног до головы. Пара мармеладок помогли немного прийти в себя, но слезать с простыней я натурально отказалась. Шок был все еще силен. Так и сидела, опершись о подушку и бестолково щелкая каналы телевизора.

К середине дня раздался телефонный звонок.

– Мариан, это ты? – голос на другом конце трубки был жутко перевозбужденный.

– Да, привет, Кать, – ответила, испытывая легкий зуд от желания снова сходить на кухню и проверить, не исчезла ли снежная роза.

– Ты дома? Не выходила еще сегодня никуда? Слышала, что у вас там происходит?

– Нет, – нахмурилась я, вжимая голову поглубже в шею. Ничего у меня тут не происходит. Не было ничего!

– Я сейчас мимо твоего дома проходила, там все утро менты у твоего подъезда крутились! Как можно было не заметить? Оказывается, нашли труп мужчины прямо у вас на лестнице, представляешь? Хорошо, что ты не выходила никуда, такое с утра-пораньше увидеть – потом весь день испорчен.

“Да уж, это точно…” – подумала я.

“Знала бы ты, какая у меня была ночь…”

Но, как ни странно, при воспоминании о случившемся тело уже не била дрожь, пальцы на ногах не холодели, а единственное, о чем хотелось думать, это таинственный мужчина с синими, как лед, глазами. До маньяка почему-то уже не было никакого дела.

– А самое интересное знаешь что? – продолжала верещать в трубку Катя.

– Что?

– Говорят, он умер от обморожения! Представляешь? Это в июне-то! Когда я ночью от жары с ума схожу. Но это, конечно, еще нужно доказать… Экспертиза, вся фигня. Жутко любопытно. Может, он с пьяну голову в морозильник засунул, как думаешь?

Я пожала плечами так, как будто подруга была рядом.

– Кать, знаешь, я еще немного сонная. Давай попозже созвонимся.

Девушка что-то недовольно пробурчала, но я уже положила трубку. В голове засело настойчивое желание пойти и снова потрогать розу. Ведь, выходит, она настоящая!

Я спрыгнула с постели, натянула шелковый халатик и бросилась к своему волшебному подарку.

Роза стояла все на том же месте. Лепестки еще сильнее раскрылись за время моего отсутствия. Я снова понюхала чудный цветок, на этот раз ощутив, насколько приятным был запах. Я никогда не чувствовала ничего даже отдаленно напоминающего его аромат.

Аккуратно дотронулась, проведя пальцем по синевато-зеленому стеблю. Холодный. И без единого шипа. Слегка сжала в ладони мягкий бутон. вопреки ожиданиям, таять у меня в руках он не начал.

Выдохнула и снова опустилась на табуретку. Значит, этот мужчина, Роксар и впрямь был здесь. Он уложил меня на постель, а, когда я уснула, стянул с ног обувь и накрыл одеялом. Даже сумочку из подъезда вернул.

Не знаю, что поражало меня больше. Эта трогательная заботливость или волшебство, окружающее его, как густой туман. Пожалуй, и то, и другое. Я была совершенно ошеломлена.

Но, если все это правда, то куда он пропал? Наверняка ушел туда же, откуда и явился. Жаль, я бы с удовольствием перекинулась парой слов с настоящим колдуном. И вообще, стоило признать, что мужчина мне понравился. А это, между прочим, большая редкость.

Я коснулась пальцами губ, освежая в памяти поцелуй, застывший между сном и явью. Горячее, сладкое, как шоколадный ликер, воспоминание.

Улыбка медленно растянула рот к ушам.

Я усмехнулась. Нет, это уже на меня совершенно не похоже. Встряхнула головой, возвращая себе холодное мышление, встала на ноги и потянулась к розе, намереваясь отвести ее в какой-нибудь НИИ для опытов. Все, время чудес закончилось. Красавчик уплыл в свою Нарнию, а мне тут еще жить и жить.

– Будь ты здесь, Роксар, я бы прошлась по всем пунктам своего охмурительного списка, – с усмешкой шепнула я розе, – и ты точно был бы моим. Но, увы, раз тебя нет, то и вздыхать нет смысла.

Кто же знал, что совсем скоро все круто изменится? И лучше бы я не озвучивала вслух опрометчивых желаний, потому что как только моя рука вновь коснулась цветка, с потолка посыпались серебристые снежинки…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю