156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Их невинная заложница (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Их невинная заложница (ЛП)
  • Текст добавлен: 5 ноября 2017, 16:30

Текст книги "Их невинная заложница (ЛП)"


Автор книги: Шайла Блэк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

Шайла Блэк

«Их невинная заложница»

Серия: Мастера Менажа (книга 5)


Автор: Шайла Блэк

Оригинальное название: Their virgin hostage

Название на русском: Их невинная заложница

Серия: Мастера Менажа

Перевод: Skalapendra, Dare_Raven, zaikolog

Сверка: Fire Fire

Бета-корректор: Marishka

Редактор: helenaposad

Оформление:

Eva_Ber



Глава 1

Кинли Кол взглянула на себя, одетую в сшитое на заказ белое свадебное платье от Пнины Торне (прим.: Pnina Tornai – известный дизайнер из Нью-Йорка, занимающаяся проектированием роскошных свадебных и вечерних платьев) – декольте в форме сердца, кружевной, блестящий корсаж – … но ей хотелось чего-то большего. Больше эмоций. Больше радости. Просто большего. Но она не знала чего именно.

Платье было великолепно. Элегантный отель, декорированный свадебными украшениями, выглядел потрясающе. Без сомнений, ее жених был безукоризненно одет по такому случаю. Небо над Манхеттеном безоблачное и идеально голубое. Пять сотен самых богатых и влиятельных людей в стране ожидают увидеть, как она идет к алтарю в большой бальной зале Гранд Отеля «Марриотт». Это была свадьба мечты, но охватившая девушку паника заставляла чувствовать себя словно в ночном кошмаре.

«Еще не слишком поздно, чтобы сбежать с криками вниз по Пятой авеню?»

– Ты уверена, что хочешь надеть это платье? – спросила Бекс, стоя позади девушки и критически ее разглядывая.

Кинли тяжело вздохнула. Хорошо, что отец не женился снова и не привел в ее жизнь злую мачеху. Она едва ли нуждалась в придирчивом родителе, имея такую сестру.

– Что с ним не так?

Всегда было что-то не так, если верить Бекин Кол Абернати. Правда, следует признать, ее сестра была одной из самых ярких модниц в Нью-Йорке. «Светские львицы» обращались к Бекс за советами по стилю, в то время как эти же женщины и таблоиды частенько называли Кинли слишком полной.

– Ох, не пойми меня неправильно, милая. Платье потрясающее, – Бекс осторожно приобняла сестру, стараясь не помять или взъерошить идеально уложенные платиновые волосы. Они были подстрижены асимметрично, – спереди длиннее, чем сзади – что подчеркивало ее высокие скулы и привлекало внимание к подкрашенным блеском губам.

– Оно кажется немного… обтягивающим, – Бекс чуть поморщилась. – Вы решили с Грегом скорее создать семью?

Кинли повернулась к сестре, ощущая, как ее лицо покраснело от унижения:

– Я не беременна.

На самом деле, то, о чем сделала предположение Бекс, было невозможно. Кинли и Грег ни разу не делили постель. Вообще-то, девушка еще ни разу ни с кем не занималась сексом. И теперь, собиралась принести в жертву свою девственность, чтобы помочь семье, которую любила. Конечно же, было бы намного легче принять собственный выбор, если бы ее сестра не была столь придирчива.

– Ну… думаю, что заедать стресс из-за такой огромной свадьбы, это понятно, – Бекс натянуто улыбнулась. – Но нежелательно. Не хмурься. Я говорю это лишь для твоего блага. Пресса уже тебя не жалует.

Слезы наполнили глаза Кинли. Она целых три недели питалась только протеиновыми коктейлями, коричневым рисом и рыбой. Сбросила тринадцать фунтов (прим.: около 6 кг), чтобы получилось идеально втиснуться в это платье. И думала, что это сработало… до этого момента.

– Я хочу побыть одна, Бекс.

Ее сестра вздохнула и стряхнула воображаемую пылинку с серого, облегающего платья, которые сама же и выбрала для подружек невесты. Кинли хотела пастельно-розовые, но Бекс настояла на том, что ее выбор гораздо элегантнее. Ее старшая сестра всегда умела получать желаемое.

– Я не хотела расстраивать тебя в день свадьбы, когда ты и так вся на нервах. Прости, Кинли. Я была сукой. Не обращай на меня внимание. Уверена, Грег решит, что ты прекрасно выглядишь.

Но теперь девушка не могла, глядя на себя, не заметить легкий изгиб на животе, который не уберет ни одна диета. Она не была шестого размера. Черт, она не была даже десятого (прим.: 6-ой размер в США соответствует 40-му в России, 10 разм. – 44-му). Платье было сшито на заказ, потому что ее размера не было. Кинли шмыгнула носом.

– Не плачь, Кин, – Бекс вытащила салфетку и протянула ей. – Это день твоей свадьбы, ты выходишь замуж за богатейшего парня, которого мы знаем. Из-за чего вообще тебе плакать?

– Я не люблю его. – Вот она и произнесла это. Она была шокирована, что никто не догадывался. Ее отец что-то подозревал, но игнорировал это. Не могла же Бекс думать, что Кинли любит Грега. Между ними не было ничего общего, но у каждого было что-то, что требовалось другому.

Бекс закатила глаза и пересекла комнату, чтобы взять бокал шампанского, стоящий рядом с букетом.

– И это все? Ни одна женщина, с которой я знакома, не любит своего мужа. В нашем мире, по крайней мере.

Это поразило Кинли. Она всегда задавалась вопросом, но…

– Даже ты?

– Пожалуйста… – фыркнув на удивление совсем неженственно, ее сестра закатила глаза. – После того, как мы с Брайаном поженились, я бросила принимать противозачаточные таблетки. Ключом к моему будущему было родить парочку детишек и привязать его к себе юридически. Даже если он начнет думать своим членом и попытается поменять меня на более молодую модель, ему придется щедро заплатить за эту привилегию.

– Бекс, как ты можешь так говорить? Детей нельзя использовать ради получения денег.

Кинли подумала о своих собственных детях. Паника снова охватила ее. Она не могла представить себя беременной от Грега. Она даже не могла мысленно представить, как спит с ним, чем и должны заниматься женатые люди. И она была более чем уверена, что под словом «спит» Грег ожидал чего-то более активного, нежели просто сопение.

Кинли сглотнула обратно свою нервозность. Мужчина был красив, но ее не привлекал. Есть ли в этом смысл? Как она могла иметь детей от того, к кому даже не желала интимно прикоснуться?

Бекс ослепительно улыбнулась:

– Этот ад длился несколько лет, но спасибо няням, они очень помогают. Мой персональный тренер вернул мое тело обратно в форму, и прощайте «беременные» килограммы. Затем, когда детям исполнилось шесть, я отправила их в школу-интернат. Сейчас, жизнь снова прекрасна. Мои два ангелочка практически мой пенсионный фонд, – усмехнулась она. – Если Брайан захочет развестись, ему придется с лихвой заплатить, прежде чем он снова увидит своих детей. Теперь я крепко держу его за яйца. Ох, его член, вероятно, ведет распутный образ жизни, но пока я держу его за яйца, он никуда не денется. Ты должна последовать моему примеру.

– Нет. – Эта пародия на брак не была тем, что представляла Кинли. Разве не должно «пока смерть не разлучит нас» быть поводом для верности и преданности? – Это твой брак, Бекс. Мама любила папу.

Девушка очень хотела, чтобы ее мама все еще была бы с ней. Она бы никогда не позволила ни одной из своих дочерей выйти замуж за кого-то, кому они не могли отдать свои сердца. Их отец был прекрасным человеком, но… он был слаб. И хотя нынешнее положение не было полностью его виной, но он фактически вынудил ее выйти замуж за Грега. Если Кинли не сделает этого, все будет уничтожено.

– Не в начале, – сказала Бекс. – У тебя такое глупое – бело-кружевное – представление об их браке, но папочка женился на маме, потому что дедушка собирался лишить его наследства, если он этого не сделает. Тетя Морин рассказала мне всю историю. Папа сбежал, чтобы стать художником, но через три недели вернулся и сделал маме предложение. Ему нравилось искусство, но, очевидно, ему не нравилось голодать.

– Нил и Шэрон Ландри любят друг друга. – Они были самой милой парой, которую Кинли знала. Они прислали милейшую открытку на Рождество, где были все их четверо детей, одетые в красные свитера, а Нил и Шерон стояли под омелой и целовались. Она смотрела на эту открытку и задавалась вопросом, будет ли она когда-нибудь так любить.

– Он трахает свою едва достигшую совершеннолетия медсестру, Кинс, – сказала Бекс, поморщив нос. – Ты разве не слышала? Об этом жужжит весь город. И для уважаемого акушера, я слышала, он весьма груб с вагиной этой девочки, если ты понимаешь, о чем я. А мог бы быть немного нежнее, учитывая, что в течение всего дня это единственное место к которому приковано все его внимание.

Но Нил и Шерон выглядели такими счастливыми. Моргнув, Кинли уставилась на сестру, пытаясь переварить эту уродливую правду об обратной стороне брака.

– Это ужасно.

Бекс подняла бокал шампанского в ироничном тосте:

– Это жизнь, сестренка. Такое понятие как любовь, применимо, разве что, к людям без денег. Два ничтожества без цента за душой, совершенно свободны в своем желании влюбиться, жениться и завести кучу детей, потому что ничего не стоит на кону.

Кинли медленно повернулась, поскольку ее платье было немного тесным, и взяла свой телефон, чтобы успокоиться.

– Эй, Миссис Ханжа. Я никто и абсолютно без денег. Или ты забыла? – их отец все потерял из-за финансовой пирамиды. Две сотни лет Колы наживали деньги, собственность и политическую власть. Ее отец потерял это все в мгновение ока. Затем он заболел, и потребность в деньгах стала просто критической.

– Нет, ты не такая, – Бекс указала на нее пальцем. – Ты – наследница. Ты унаследовала величественное и уважаемое имя. Это важно для таких людей, как Грег. Потому что благодаря тебе, для него откроются двери каждого респектабельного дома на восточном побережье.

Имя – это все, что было у Кинли и, по сути, она его продавала.

– Я не обязана делать этого. Я могу найти работу.

– И делать что? У тебя степень по истории искусства.

В свое время это казалось хорошей идеей, но в тот момент она бы никогда не подумала, что ей может понадобиться настоящая работа.

– Я могла бы работать в некоммерческой организации. Я занималась благотворительностью с тех пор, как умерла мама.

И сейчас, эти деньги были на исходе. Экономическая ситуация ухудшилась, и бедные слои населения стали сильнее нуждаться в помощи. Грег сказал, что выделит для благотворительного фонда, который основала ее мать, пятьдесят миллионов долларов после их медового месяца. Он уже начал заводить деловые знакомства для нее, включая несколько производителей, желающий пожертвовать одежду для организации по себестоимости. Он также провел ряд изменений и поклялся, что теперь фонд будет работать эффективнее, чтобы помощь дошла до всех нуждающихся. И он был готов заплатить за лечение отца Кинли и поддержать всю ее семью. Все, что требовалось от девушки – это выйти за него замуж и стать улыбающейся хозяйкой его дома.

На пятьдесят миллионов можно будет купить много одежды для городских и сельских детей. Люди рассчитывали на нее и все ее «желание большего» и «тоска по любви», были ужасно эгоистичны.

– Это очень мило, – ответила Бекс. – Но работа на некоммерческую организацию не достаточно хорошо оплачивается. Так что, это единственный вариант. Я бы помогла, если бы могла, но поскольку я уже замужем, то пойти к алтарю с по-настоящему богатым и привлекательным парнем выпало тебе. Бедная Кинс, – она подмигнула. – Бизнес Брайана идет хорошо, и ты знаешь, что я внесу свою долю, но… Сейчас времена тяжелые. Ты ведь понимаешь это?

Бекс была права. Просто Кинли все это не нравилось. Она вздохнула и заставила себя взглянуть в лицо реальности.

– Конечно.

– Хорошо. На минуту мне показалось, что ты собираешь поступить безрассудно. – Бекс отпила шампанского. – Ты ждешь звонка?

Кинли снова посмотрела вниз, на свой телефон, как делала это каждые две минуты:

– Нет. Просто привычка.

Бекс удивленно изогнула бровь:

– Правда? Кто такой Майк?

«Тот, с кем я хотела поговорить все утро».

– Он – деловой контакт. – Бекс ничего не нужно было говорить. Кинли сникла под осуждающим взглядом сестры. – Я говорю правду. Я даже ни разу с ним не встречалась. Откуда ты знаешь это имя?

– Потому что раньше я видела его в твоем телефоне. Он прислал тебе много сообщений. И либо он тебе звонил, либо ты звонила ему хотя бы раз в день, в течение всей прошедшей недели. Похоже, что это более чем деловой контакт. Как ты думаешь, что почувствует Грег, когда узнает, что его невеста общается с другим мужчиной?

– Ты следила за мной?

– Ты – моя сестра. Разве за все эти годы, я хоть раз проявила уважение к приватности? У меня есть сестринское право шпионить, – улыбнулась девушка. – Так ты трахаешься с ним?

– Нет! Как я и сказала, я никогда с ним не встречалась. Майк создает благотворительный фонд на Восточном побережье. Он связался со мной, чтобы попросить совета, и мы стали общаться. Он приятный парень. Вот и все.

Ни за что на свете Кинли не собиралась признаваться, что думает о Майке из Калифорнии слишком часто. И да, она смотрела на телефон, надеясь, что он позвонит. Она просыпалась каждый день ради того, чтобы услышать его голос, потому что он заставлял ее улыбаться. «Боже, какая она жалкая».

Бекс покачала головой, – Не испогань шанс снова стать богатой, из-за какого-то парня, с которым ты даже никогда не встречалась. Ты знаешь, как папочка зависит от тебя.

И именно поэтому она до сих пор стояла здесь, вместо того, чтобы поддаться порыву, улететь в Калифорнию и встретиться с Майком. Все рассчитывали на нее. Она не могла бросить распланированное ею самой будущее ради мужчины, которого знала всего неделю. Майк казался удивительно простым в общении, и Кинли наслаждалась разговорами с ним, но… но это невозможно. Так или иначе, ей придется прекратить слышать его хриплый, грубый и вибрирующий голос в своих мечтах. Черт, она даже не знала, как этот мужчина выглядит. Но когда он звонил, у нее всегда немного кружилась голова. Майк всегда успокаивал ее. С ним она чувствовала себя интересной – и это было приятно. Их отношения ничего не означали и были мимолетными. Как только его организация заработает, у нее не будет больше повода разговаривать с ним. Она не хотела думать об этом дне.

– Знаю. Я ничего не испорчу.

– Что ж, рада слышать. И помни об этом.

Раздался стук в дверь из соседнего номера. Бекс проигнорировала его, – Я собиралась позвонить поставщикам и убедиться, что свадебный торт готов. Это весь твой багаж? Он должен быть готов, ведь ты больше не вернешься сюда после церемонии.

– Да. Все готово. – Кинли в тяжелом свадебном наряде пересекла номер и открыла дверь.

Вошла ее лучшая подруга Анабелль, которая ночевала в номере по соседству. Точнее, попыталась. На ней так же было платье, выбранное Бекс. Серый отлично смотрелся на ее коже цвета кофе с молоком, но, к сожалению, округлости Аннабель были такими же, как и у Кинли. А платье ничего не скрывало.

– Привет. Ты как? – округлое лицо ее подруги, обрамленное темными локонами, смягчилось от приободряющей улыбки.

– Привет. Я… – «Трясусь от страха и желаю, чтобы сестра заткнулась». – Отлично. – Кинли снова заставила себя улыбнуться.

Не было смысла еще и Белль затягивать в ее страдания. К тому же, ее подруга только зацепиться за это.

Кинли взглянула на винтажные чемоданы от «Луи Виттона», которые ей подарил жених. Они были очень красивые. Девушка ахнула и даже слегка расплакалась, когда Грег прислал ей в подарок два дорожных сундука, два чемодана на колесах и совершенно новую большую сумку для ручной клади, которая носила название – Метис. Даже джинсы и блузки, которые он отправил вместе с ними, понравились девушке, хотя это было не то, что она обычно носила. Вряд ли кому-то с задницей ее размера захотелось бы привлекать к ней внимание, кучей страз на задних карманах. Но ее чемоданы и сумки были упакованы и выстроены в ряд. И Метис, с безбилетным пассажиром внутри, тоже.

– Да, все упаковано и готово к погрузке, – покорно ответила Кинли.

Девушка провела уйму времени, чтобы сделать это. Грег оставил ей список, а еще нужно было подумать о Джиджи. У той был очень чувствительный желудок. Кинли даже и не надеялась, что на тропическом острове будет еда, к которой привыкла ее собака. А если Джиджи пропустит прием пищи, весь мир узнает об этом.

– И ты взяла все, что просил Грег? – нахмурившись, спросила Бекс. – Ты ведь не хочешь разочаровать его в свой медовый месяц.

Ее будущий муж дал ей список необходимых вещей, ожидая, что она все это упакует.

– Я все взяла. Я – хорошая девочка.

– Да, ты – хорошая. Пока-пока, сестренка, – кокетливо помахав, Бекс вышла из номера и закрыла за собой дверь.

– Ты знаешь, что у нее за спиной, я зову ее «Тощая»? – сказала Белль, поморщившись. Отвращение светилось в ее глазах, скрытых за толстыми очками как у библиотекарши. Девушка заправила за ухо выбившуюся прядь своих темных волос. – Я бы сказала ей это в лицо, но стараюсь отводить взгляд. Слышала некоторые истории о Медузе Горгоне, они очень похожи на истории о взгляде твоей сестры.

– Ты такая плохая, Белль. – Кинли протянула к ней руки, и подруга сразу их взяла. Может Бекс и была ее кровной сестрой, но Белль была сестрой по духу. С тех пор, как они были маленькими девочками, подруга всегда поддерживала ее. И хотя мать Белль работала на семью Кинли, классовое неравенство ничего для них не значило.

– Она злая, Кинли. Ты просто слишком добрая, чтобы это заметить. – Девушка отошла и покачала головой. – Ты такая красивая. Если бы твоя мама увидела тебя сейчас, она бы заплакала.

Кинли очень нужно было услышать это сегодня.

– Спасибо. Должна признаться, я буду очень счастлива, когда закончится вся эта свадебная суета.

– Я была бы намного счастливее, если бы мы ушли и поехали в Вегас прямо сейчас. Давай. Станем Тельмой и Луизой (прим.: Тельма и Луиза – амер. фильм о двух подругах, которым надоела их жизнь в маленьком городке и мужчины, не ценящие их, поэтому они сбегают, но по пути в Мексику совершают ряд преступлений, в том числе убийство).

– И съехать с края Гранд Каньона? – эта мысль ужаснула Кинли.

– Все лучше, чем выйти за Грега Дженсена. Прежде чем ты сделаешь это, я бы очень хотела, чтобы ты просто встретилась с частным детективом…

– Нет! Я выхожу замуж меньше чем через час. Не начинай снова. Я выхожу за Грега. – Она должна была.

Аннабель вздохнула, – Майк уже звонил сегодня?

Кинли не следовало рассказывать подруге о нем.

– Он просто коллега. Типа того.

– Однажды ночью ты проболтала с ним три часа и, сомневаюсь, что речь шла о налоговых льготах и источниках пожертвований. Думаю, он тебе нравится.

Так и было.

– Но это не причина отменять свадьбу, Белль. Перестань…

Ее отношения с Майком начались с нескольких деловых звонков. Кинли рассказывала о том, как ее мама основала благотворительный фонд «Дом Надежды», и что для нее значило помогать маме с таким важным делом. Вскоре Майк рассказал о своей военной службе и о его с братьями желании начать благотворительность, чтобы помогать раненым солдатам и их семьям. Спустя пару звонков их разговоры стали более личными, и девушка начала мечтать о том, чтобы услышать его голос.

Однажды она три часа подряд разговаривала с ним по телефону, увлеченно и зачаровано. Мужчина признался, что не был женат. И даже сейчас он ни с кем не встречался, потому что на самом деле мечтал найти женщину, которую разделит со своими братьями.

Кинли была шокирована. И невероятно заинтригована.

Девушка не могла даже думать об этом. Она должна выйти за Грега. Счета за химиотерапию ее отца накапливались, а лишние переживания из-за того, откуда поступают деньги, ему не нужны. Отцу было стыдно за свою слабость, и он был так расстроен из-за всех этих проблем, что даже не позволял ей присутствовать на сеансах терапии. А еще ее благотворительный фонд, который практически обанкротился. Кинли нуждалась в деньгах и для него. Девушка не могла позволить, чтобы годы упорной работы ее матери пропали зря.

Поэтому она должна принести себя в жертву и сделать то, что делали тысячи женщин до нее. Держать подбородок высоко поднятым и не унывать.

– Я люблю Грега.

Она не могла рассказать Белль о том, что фактически продает себя. К тому же, если она будет часто произносить эти слова, возможно, все станет правдой. Кинли очень верила в самовнушение. Если это не сработает… вероятно, Бекс была права, и никто по-настоящему не был счастлив в браке. Возможно, женщины могли натягивать улыбки также как, и она наносила свой макияж.

– Конечно, любишь. – Белль закатила глаза, затем осмотрела номер. – Где Джиджи?

Ее малышка йорк показала глубокое отвращение к происходящему, забравшись в сумку Кинли от «Луи Виттона», и заснула. Джиджи почти сразу невзлюбила Грега и всех гостей с его стороны, присутствующих на свадебной вечеринке. Сначала Кинли думала, что будет забавно включить свою маленькую собачку в церемонию, но Джиджи отказывалась приближаться к ее жениху.

– Она спит. У нее была тяжелая ночь.

– Это точно. Она постоянно рычала на Грега, пока шла репетиция ужина. Твоя собачка очень смышленая.

Кинли хотелось плакать. Она была абсолютно одна и спор с ее самой лучшей подругой, заставлял паниковать.

– Хочу, чтобы ты смогла принять тот факт, что Грег скоро станет частью моей жизни.

Белль наклонилась, – Ты делаешь это только потому, что тебе нужен мужчина? Могу достать тебе одного. Если ты не заинтересована в Майке из Калифорнии, я могу найти тебе самого горячего мужчину, которой перевернет твой мир. Тогда ты вообще забудешь, что когда-то слышала имя Грега Дженсена. По сути, я могу найти двух или трех потрясающих парней. И очень быстро доставить их сюда.

Кинли гадала, как выглядит Майк и его братья. Она хотела хоть раз увидеть их и погрузиться на миг в свои фантазии, прежде чем снова придется столкнуться с реальностью.

Девушка повернулась к зеркалу, потому что не могла лгать, глядя в глаза Белль.

– Я хочу только Грега.

Двое или трое горячих парней могут зажечь ее мир на одну ночь, но на следующий день все обязанности Кинли по-прежнему будут ждать ее. Она просто смирилась с тем, что сексуальные желания не для нее.

– Кинли, я не понимаю… Когда мы были детьми и планировали наши свадьбы, я попросила тебя описать своего жениха. Ты помнишь это?

– Я помню, что ты хотела выйти за Леонардо ДиКаприо. – В тот год они посмотрели «Титаник» раз сто, и ее подруга каждый раз плакала. «Что случилось бы Джеком и Роуз, если бы Джек выжил? Жалела бы она, что отказалась от богатства? Смогла бы Роуз жить с позором, который она принесла своей семье?»

«Или еще… жили бы они долго и счастливо?»

В глазах Белль стояли слезы, когда она заставила Кинли повернуться, – Да, тогда я была очень разборчива. Но не ты. У тебя было только одно требование. Помнишь?

– Я сказала, что мне не важно, как он будет выглядеть или сколько у него денег, лишь бы он был хорошим человеком. – Что показывало, насколько юной она была. Наивной. Боже, она захотела снова стать той маленькой девочкой.

– Грег Дженсен не хороший человек, Кинли. – Белль прошептала эти слова так, словно они обладали некой силой, и надеялась, что они доберутся до сердца Кинли.

Но девушка не могла их впустить.

Кинли отодвинулась и снова повернулась к зеркалу, подавив желание заплакать. Она не хотела потерять Белль, но, похоже, что это могло случиться.

– Федералы сняли с Грега все обвинения. И мне наплевать насколько он хороший. Он будет моим мужем. Ты видела все те подарки, что он мне подарил?

Белль тяжело вздохнула и обняла свою подругу сзади, – Я не глупая. – Она положила голову Кинли на плечо. – Я хотела бы быть кем-то большим, чем просто секретаршей. Тогда я бы могла вытащить тебя из этого дерьма.

Девушку накрыла волна облегчения: «Может, ей не надо было ничего говорить Белль».

– Ты понимаешь?

Лицо ее лучшей подруги смягчилось:

– Я знаю, что ты чувствуешь себя обязанной выйти за него. Думаю это неправильно, и ты заслуживаешь лучшего.

– Тогда почему ты здесь? – всхлипнув, спросила Кинли. Будет ужасно, если Белль уйдет.

Белль взяла ее за руку, сжимая от всего сердца:

– Потому что мы пообещали друг другу. Я всегда буду любить тебя. Ты моя лучшая подруга и это никогда не изменится. Я прощу тебе все глупости, и буду рядом, чтобы помочь спрятать тело. Боже, Кин, позови, когда понадобится закопать тело Грега. Я приеду с лопатой и бутылкой текилы.

Девушка засмеялась и покачала головой. Как только она скажет «да», это будет на всю жизнь. Неважно, что сказали Аннабель или Бекс, Кинли заставит свой брак работать. Даже, если она беспокоилась, что ее муж был большим засранцем.

Белль наклонилась поближе:

– Выглядишь бледной. Ты ведь не ела?

– У меня был легкий завтрак. – Конечно, сейчас было почти три часа, а утром она съела всего лишь грейпфрут. С небольшим количеством сахара, из-за чего чувствовала себя виноватой.

– Я общаюсь с тобой и понимаю, что это значит. Ты почти ничего не ела. Я позвоню в обслуживание номеров. – Белль направилась к телефону.

– Не надо. Я через час выхожу замуж. Я не могу есть.

– Есть это нормально. Ты должна это сделать или упадешь в обморок.

Кинли и вправду чувствовала легкую слабость, но…

– Я поем после церемонии. Просто… Бекс сказала, что платье сидит слишком плотно. Я не хочу быть толстой невестой.

– Ты не толстая. Бекс вбила эту мысль тебе в голову, потому что она гнусная сука. Ты идеальна такая, какая есть. Серьезно, впереди тебя ждет долгая церемония и фотосессия. Могут пройти часы, прежде чем появится возможность хоть что-то съесть, поэтому я собираюсь убедиться, что ты сделаешь это сейчас.

– Белль, я…

– Черт. Я твоя лучшая подруга. И я буду присматривать за тобой. – Она подняла трубку. – Да, мы в номере «2010». Правильно, Президентский номер. Нам нужна парочка бургеров.

– Салат. – Если она съест бургер, то ее платье просто разойдется по швам. Но слово «бургер» звучало так аппетитно. – Не заправленный.

Белль закатила глаза:

– Салат с курицей гриль и приправой. Средний бургер с картошкой фри и две диетические колы. – Она повесила трубку. – Я запихну парочку картофелин прямо тебе в рот. – Девушка на мгновение замолчала. – Ты ведь знаешь, что я люблю тебя?

– Знаю. – На это Кинли и рассчитывала. Иногда единственная вещь, которая имела значение в этом мире, была дружба с Белль. – Пожалуйста, пойми, что мы все должны поступать из лучших побуждений.

Уголки губ Белль печально опустились вниз:

– Это правда. Просто хочу, чтобы ты знала, что я желаю самого лучшего для тебя.

Телефон Белль запищал.

– Ты должна ответить, – сказала Кинли.

Белль называла себя «просто секретарша», но Кинли знала, что она ценит свою работу, и трех адвокатов, на которых работает. Она наладила работу в офисе, благодаря чему, все шло как по маслу весь прошлый год.

– Это Келлан, – извиняющимся тоном сказала Белль. – Прости. Мы работаем над большим делом об убийстве. Не возражаешь? Вероятно, мне придется сбегать обратно в номер, потому что все мои документы там.

– Иди. – Она была рада, что Белль занималась тем, что ей нравилось.

Дверь номера закрылась позади ее лучшей подруги. Однажды один из трех адвокатов, на которых та работает, проснется и заметит, каким огромным подарком является Белль. Кинли видела Келлана, Эрика и Тейта. Они были красивыми и умными, и любой из них был бы чудесным мужем для Белль. Или все трое.

Девушка откинула голову назад. Она должна отбросить эту идею, но мысль о трех горячих адвокатах вертелась в голове. И дело было не в том, что она думала, будто эти трое созданы для нее – они имели виды на Белль. Просто сама мысль быть окруженной тремя сильными мужчинами овладела Кинли.

Девушка любила своего отца. На самом деле любила, но она видела, как ее маме приходилось быть сильной всю свою жизнь. Конечно же, было неправильно желать чего-то большего…

«Будет ли Грег любить и защищать ее?» Она волновалась об этом…

Уставившись на женщину в зеркале, Кинли понимала, что является входным билетом в аристократическое светское общество, второй шанс для Грега Дженсена. Его первая жена была моделью. Керри Энтони была красивой и успешной. Насколько Кинли могла сказать, она стала звездой. Затем психическое заболевание трагически прервало ее жизнь.

Два месяца спустя после их свадьбы, девушка покончила с собой. Но Кинли была не такой. Она сильная. И не сбежит от своих обязанностей. Как только она скажет «да», это станет навсегда. Кинли повернулась к зеркалу и поправила платье. Еще немного и она начнет свою новую жизнь. Теперь ничто не могло спасти ее от этого.

***

Через скрытые видеокамеры, установленные накануне вечером в номере, Доминик Энтони пялился на блондинку в подвенечном платье на экране. После нескольких минут наблюдения, он знал, что эта роскошная невеста обладала прелестным личиком в форме сердца и сочной фигурой в виде песочных часов. Как жаль, что она продавала себя за деньги.

– Вот. Думаю, я все наладил. Появился звук из номера? – оторвавшись от компьютера, спросил Райли, уже одетый в черно-белую униформу обслуживающего персонала.

– Думаю, да. – Дом кивнул.

– Хорошо. Дерьмово, что мы пропустили беседу с ее сестрой, – проворчал Райли.

Доминику было наплевать. Он сомневался, что они многое пропустили. Сейчас все было на своих местах. Годы планирования, наконец, завершились. Так почему же, пока он слушал, в животе образовалась глубокая яма и гнетущее чувство тревоги.

– О, звук однозначно снова работает. Она говорит о том, как сильно любит этого подонка.

И Доминик не мог вынести этого. Его кожа покрывалась мурашками, пока он слушал о том, что эта девушка любит закоренелого убийцу. Он почти желал, чтобы Райли не был так хорош в своем деле. Если говорить честно, он просто любовался, наблюдая за блондинкой. Она была так чертовски прекрасна. Мнимая невинность превращала ее в девочку, которая могла бы оценить заботу и комфорт от мужчины… или мужчин. Но как только Райли удалось восстановить звук, слова, слетевшие с уст невесты, доказывали, что изображение может обманывать: «И мне наплевать насколько он хороший. Он будет моим мужем. Ты видела все те подарки, что он мне подарил?»

Стоило представить, что Дом мечтал о ней, пусть и секунду. Он был тупицей. Он видел фото Кинли Кол и почти влюбился в ее милое личико и умопомрачительное тело. Золотистые кудри, карамельно-коричневые глаза и этот хрипловатый голос, который добрался прямо до его члена. Но она не могла дождаться, чтобы запрыгнуть в постель к Сатане, так что она была в списке «неприкасаемых».

Тем не менее, он сделает все, для того чтобы спасти ей жизнь. Она не умрет, как его младшая сестренка. Грег Дженсен заплатит за свои преступления и Кинли Кол была ключом к этому. Лоу Андерс подошел сзади и посмотрел на экран. Он был в такой же элегантной униформе, как и его брат. Скоро надо будет выдвигаться.

– Значит ли это, что она стала меньше говорить о том, какая она толстая?

– Что? – нахмурился Доминик.

– Ага, как раз перед всем этим дерьмом о любви к Дженсену. – Лоу изобразил, будто его тошнит. – Я слышал все, что она сказала как сестре, так и Анабелль. Я не понимаю. Она роскошная. Как кто-то может считать ее толстой? Я клянусь, у меня прямо руки чешутся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю