156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Дарственная на любовь (СИ) » Текст книги (страница 1)
Дарственная на любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 8 мая 2018, 07:31

Текст книги "Дарственная на любовь (СИ)"


Автор книги: Ольга Кандела






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц)

Кандела Ольга
Дарственная на любовь.

.

Глава 1

   В долине ещё стояло жаркое лето, а за перевалом уже чувствовалось близкое дыхание осени. Ночи здесь были холодные. Налетающий порывами ветер то и дело срывал первые пожухлые листья с деревьев. Трава стояла высокая и поблекшая, словно опаленная солнцем. Под ноги частенько попадались колючки и мелкие кустарники с голыми ветвями.

   Один такой куст как раз зацепил подол платья, и мне пришлось с боем отвоевывать свой наряд. Кажется, за сегодняшний день это было уже в третий раз. Проклятый крыжовник, без единой ягоды, зато изрядно обросший колючками, мешался прямо на дороге.

   – Эй, Том! – окликнула я сторожа, что был единственной живой душой, обитающей в доме. – Вы не могли бы выкорчевать этот крыжовник?

   Из небольшой пристройки показалась седая голова сторожа. Он покивал, глядя на бестолковое растение, и не мешкая отправился в сарай за лопатой.

    Мне было неудобно просить старика о помощи. Но и справиться со всем самой тоже не представлялось возможным. Все же вести целое хозяйство в одиночку весьма непросто. А помимо Тома, что достался мне вместе с купленным домом, рассчитывать пока было не на кого.

   Я поселилась в предместьях небольшого городка под названием Новый Альмок всего пару недель назад. Здесь было тихо и немноголюдно. Горожане, как водится, знали друг друга в лицо. Конечно, куда проще было бы затеряться в крупном городе, но, увы, таких за перевалом, кажется, и вовсе не было. Это был третий городок, который я успела повидать, с тех пор как покинула Долину. И поняв, что ничего лучше все равно не сыщу, тут и решила осесть.

   Приглядела небольшой домик, с открытой верандой и диким садом, что разросся на заднем дворе. Дом стоял угрюмый и неухоженный и, конечно, был далек от того, о чем я мечтала. Да и на деньги, полученные от Лунного, я могла бы приобрести куда более презентабельное жилище, но… хорошенько все обдумав, решила не рисковать понапрасну. Выделяться из толпы и светить богатствами мне сейчас было совершенно ни к чему. Все, чего я хотела – просто затеряться, раствориться в этом городке и его размеренном ритме. Стать своей среди обыкновенных трудяг, что день изо дня гнули спину на фабрике или вели собственное фермерское хозяйство.

   Такая жизнь была мне не в новинку. Еще до того, как меня забрал к себе Огненный, мы с матерью жили в горняцкой деревне. Почти все местные мужчины работали на шахтах. А женщины, как водится, вели хозяйство. Мы с матерью выращивали кур и гусей. Продавали яйца и мясо. A по вечерам занимались шитьем и прочим рукоделием.

   И этот дом, пусть заброшенный и слегка обветшалый, напоминал мне прежнюю деревенскую жизнь, когда самой большой проблемой на свете было порванное платье и сбежавшая из курятника наседка.

   Под ногами скрипнули ступени крыльца, и я вбежала в дом, что с недавних пор стала называть своим. Заложила в печку дров и прикинула, насколько хватит оставшегося запаса. Вечерами уже приходилось подтапливать, иначе ночью можно замерзнуть. Не говоря уже о том, что после трудного дня было бы неплохо смыть с себя грязь и понежиться в теплой водичке. Благо хоть водопровод сейчас работал исправно. Первым делом, въехав в новое жилище, пришлось вызывать мастера для починки насоса, что качал воду из глубокого колодца. А после я уже занялась остальным: сменила пришедшую в негодность мебель, доверху забила погреб съестными припасами, обзавелась новой прочной дверью и калиткой. Хлопот было много, но потихонечку жилище приобретало ухоженный вид, и я радовалась, глядя, как преобразуется все вокруг.

   Кажется, эта работа была мне просто необходима. Новые дела, новые заботы, в которых я утонула с головой. Они занимали все мое внимание и позволяли не думать. Не вспоминать, о том, что я оставила на той стороне перевала. Не представлять, какой была бы жизнь, прими я предложение Теара Лунного. Все это осталось в прошлом. А здесь и сейчас кипела работа, бурлила жизнь. И лишь только по ночам, в пустой холодной постели, мне становилось oдиноко и немного тоскливо.

   Но это все временно. Я уверена!

   Стоит нанять персонал, как дом наполнится голосами и теплом, оживет веселым смехом и пересудами работников. И, пожалуй, первым делом стоит нанять кухарку. Как оказалось, стряпуха из меня никудышная, а привозить готовую еду из трактира выходит не всегда. Собственной повозки у меня нет, как, впрочем, и кучера, так что дорога до центра города отнимает довольно много времени. А ещё не помешает обзавестись хотя бы одной горничной и нанять второго охранника в помощь старику Тому. Кого-то сильного и выносливого, чтобы мог взять на себя мужские дела – те же дрова наколоть, или срубить старое сухое дерево, опасно накренившееся над верандой. Как ни крути, а без сильных мужских рук мне тут не справиться.

   Знать бы еще, где найти хороших работников… Я здесь человек новый. Толком никого не знаю, и не сказать, чтобы умела хорошо разбираться в людях.

   На печи засвистел вскипевший чайник и, оторвавшись от размышлений, я схватила кухонное полотенце и быстро сняла кипяток с огня. Заварила тpавяной чай – по небольшой кухоньке тут же поплыл пряный аромат мяты и шалфея. И почти сразу услышала шум, долетевший из приоткрытого окна – конский топот, скрип колес и радостный собачий лай. Быстро вытерла руки и поспешила выйти на крыльцо. И широко улыбнулась, завидев у ворот Харта – фермера, что жил по соседству. Мужчина спрыгнул с козел и приветливо помахал мне, блеснув белозубой улыбкой.

   С Хартом я познакомилась в первый же день, как приехала, и поначалу отнеслась к соседу весьма настороженно. Но, как оказалось, волновалась я зря. Человеком он был простым и приветливым. Держал небольшое хозяйство – кур, свиней и коров, чье мычание разносилось по округе во время утренней дойки. А ещё у него был шебутной пес по кличке Бонго, который сейчас радостно размахивал хвостом и спешил потереться о мои ноги. Как я узнала позже, у Харта были две дочки погодки, оставшиеся без матери почти четыре года назад. И однажды, увидев, как он возится с девчушками, я и вовсе перестала его опасаться. И с улыбкой принимала помощь, не зная, как благодарить отзывчивого соседа.

   – Доброго вечера, Эмель! – Харт снял широкополую шляпу, которую, похоже, носил в любое время дня и ночи, и пригладил пятерней примявшиеся волосы. – Я тут с лесопильни еду, подумал, вдруг вам дрова нужны, – он кивнул на телегу, груженную круглыми пеньками, а я не сдержала улыбки.

   И откуда только знает, что у нас дрова на исходе?

   – Вы что, заглядываете ко мне в окна? – шутливо поинтересовалась я.

   – Да нет, – Харт смущенно улыбнулся, – я просто раз в неделю езжу на лесопильню. Хотите, могу всегда вам привозить.

   – Ну что вы, не хочу вас утруждать. Я собиралась договориться o доставке…

   – Да какие трудности, – махнул рукой сосед. – Мне несложно лишнего прихватить. Все равно ж еду. Да и за доставку с вас сдерут втридорога. Зачем переплачивать?

   Я не стала говорить о том, что деньги не проблема. Уж чего, а их как раз было вдоволь. Только вот все сразу не охватишь. На то, чтобы съездить на лесопильню и договориться о доставке тоже нужно время. Так что… Раз уж Харт все равно привез мне дров, почему бы не воспользоваться его предложением?

   – Кажется, мне не остается ничего, кроме как согласится, – усмехнулась я и торопливо добавила: – Но это только на первое время, пока не устроюсь.

   – Как знаете, – кивнул сосед и подхватил первый пенек из телеги. – Эй, Ларри, помогай!

   Парнишка, прикорнувший на козлах, чуть не свалился от неожиданности. Подхватил с земли выцветшую кепку и бросился таскать бревна.

   – Их бы поколоть, – прицокнул Харт, оглядывая ровную кучку, сложенную под навесом. – Хотите, пришлю поутру своих парней? Они вам тут живо дров нарубят.

   – Ох, что вы, не стоит. Сами справимся. Вы и так много для нас делаете!

   Сама я, конечно, близко не держала в руках топора. Но злоупотреблять добродушием соседа тоже не хотелось. Не люблю чувствовать себя обязанной. Ни ему, ни кому бы то ни было другому. А учитывая, сколько всего для меня уже сделал Харт…

   – Уверены? Ну, если что, знаете, где меня найти, – не стал настаивать сосед.

   – Спасибо, буду иметь в виду. Кстати, может, вы знаете, где я могу нанять персонал в дом? Есть у вас в городе какие-нибудь конторы? Я бы не отказалась от кухарки.

   – А то, конечно, знаю! – обрадовался сосед. – Я завтра утром как раз собираюсь в город, давайте подвезу!

   Ох, вновь предлагает помощь. И смотрит прямо в лицо. Открыто и ненавязчиво, но… которая это уже по счету услуга? Вовек ведь не расплачусь…

   Но и тащиться пешком так не хочется…

   – Это будет очень кстати, – все же согласилась я, понимая, что это согласие может мне ещё ой как аукнуться.

   Я ведь не дура, вижу, как на меня смотрит Харт. Как провожает взглядом и радостно улыбается, когда я соглашаюсь на помощь. Пусть я и сменила откровенное платье на скромный наряд провинциалки, смыла косметику и убрала волосы в тугой пучок, но, по сути, я осталась все той же Мел. Чуть поблекшей, лишившейся лоска и глянца столицы. Но мужчины, как и прежде смотрят мне вслед.

    А Χарт, он хороший парень. Честный и открытый. И даже весьма неплох собой. Для человека так точно! Но меньше всего сейчас мне нужны чьи-либо ухаживания. Так что лучше не давать лишних поводов.

   Да, госпожа Эмель, кажется, самое время научиться строить из себя неприступную каменную крепость!

* * *

   Чужие руки скользили по плечам. Бессовестные губы обжигали быстрыми короткими поцелуями и настойчиво продвигались вниз, к груди и напряженному животу. Пальцы нащупали пряжку ремня, и Теар почувствовал, как тонкая кисть скользнула за пояс брюк.

   Лунный приоткрыл глаза, разглядывая беловолосую макушку, склонившуюся над его пахом.

   Девица определенно попалась опытная. Язычком работала умело и соблазнительно покачивала задом, обтянутым в тонкое черное кружево. Ей даже удалось сделать ему приятно. Пожалуй, надо будет запомнить, чтобы знать, кого вызывать в следующий раз.

   Впрочем, наверняка и эта девица ему скоро надоест. Как и предыдущие две, которых горячо рекомендовал Сайф.

   Теар поморщился. Странно, но одна только мысль, что он пользуется шлюхами после брата, вызывала неосознанное чувство гадливости. А уж думать о том, сколько клиентов они успели обслужить до него, и вовсе было мерзко.

   Лунный непроизвольно дернулся, и блондинка отстранилась. Поглядела на него затуманенным от желания взглядом, предвкушающе облизнулась и расплылась в игривой улыбке, демонстрируя идеально белые зубы.

   Теар замер и глубоко вздохнул. Слишком уж знакома была эта поза и эта игривая улыбка. Воспоминание накрыло лавиной. Прошило буквально каждую клеточку тела. Отросшие клыки напротив его дрожащего от нетерпения члена, горящие азартом карие глаза, острый запах зелени и терпкого пота, после недавнего боя. Кажется, это было лишь вчера...

   Итару неосознанно потянулся к родовой нити, но поймал лишь пустоту. Никакой нити там давно уже не было. Связь порвалась на третий день, как Эмель пересекла границу Долины.

   Шерх! Отчего же он все ещё пытается ее нащупать?

   – Давай заканчивай! – рыкнул Теар и требовательно надавил на светлую макушку, заставляя шлюху активнее работать ртом.

   Желанное удовлетворение это теперь вряд ли принесет, но хоть что-то.

   И кажется, он уже достаточно насытился… А ведь поначалу, когда Сайф впервые привел итару в дом удовольствия, казалось, Теар не успокоится пока не перетрахает здесь все, что движется. Почти так и произошло, но… что-то слишком быстро ему это наскучило…

   Лунный быстро кончил, кажется, ничего толком не почувствовав, и выставил растерянную девицу за дверь. Быстро оделся, наглухо застегнув рубашку и сюртук, и вышел в полутемный коридор – в подобных местах было не принято светить лицом перед случайными прохожими.

   Однако Сайфа, ковыляющего в обнимку сразу с двумя девицами, Теар признал сразу. Да и как было не узнать при том, сколько шума создавал братец? Никак отвешивал пошлые шуточки висящим на шее дамам. Но стоило кузену завидеть Теара, как он мгновенно прекратил паясничать.

   – Уже уходим? – спросил Сайф, не скрывая искреннего негодования. В отличие от итару, младший родственник только начал развлекаться.

   – Я ухожу. А ты как знаешь, – Лунный покосился на девиц, которые заговорщически перешептывались, переводя заинтересованные взгляды с одного брата на другого.

   – Да ну, перестань. Время раннее! Еще вся ночь впереди! Хочешь поделюсь с тобой одной из этих пташек? – Сайф подмигнул, а дамочки показательно зарделись, хлопая длинными ресницами.

   Теар покачал головой.

   – У меня ещё дела. И не помешает выспаться перед завтрашним… ну ты знаешь, – и махнув рукой, поспешил к выходу.

   Странно, но итару больше всего сейчас хотелось выйти на воздух. Вырваться из комнат, сладко пахнущих женскими духами и табаком. Выпивкой, что лилась рекой, стоило лишь захотеть. А ещё отчего-то хотелось скинуть с себя тесный пиджак и рубаху. Перекинуться, ощущая на коже крохотные капельки оседающей влаги.

   – Погоди!

   Сайф догнал брата у самого выхода. Неужто решил бросить своих девиц?

   Теар хмыкнул, глянув на кузена, второпях набрасывающего жилетку, и чуть замедлился, позволяя тому поравняться.

   – Что с тобой такое, Теар? – спросил Сайф, стоило им выйти на улицу, пестреющую яркими огнями. – Раньше ты с легкостью оставался на всю ночь.

   Итару неопределенно пожал плечами.

   – Можешь считать, что я остепенился. К тому же… Грядущий ритуал сейчас волнует меня куда больше всяких девиц…

* * *

   В зале Советов вновь было людно и шумно. Сегодня здесь собрались все без исключения главы родов – даже Северус Вольный, что последние четыре года не появлялся в столице, почтил Совет своим присутствием. Грядущий ритуал требовал обязательного участия всех итару. Ведь только совместными усилиями можно было обуздать древнюю силу, проснувшуюся в сердце гор.

   С тех пор, как Ойнэ Огненный явился в зал Советов со старинной рукописью, описывающей ритуал заточения, прошло уже больше двух недель. За этот срок были сделаны почти все приготовления. Дело оставалось за малым – назначить подходящий день и воплотить продуманный до мелочей план в жизнь.

   – Я считаю, что ритуал лучше проводить в новолуние, – предложил Илар Водный. – По моим наблюдениям в эту фазу потоки менее насыщены, их будет проще развернуть.

   Водный провел рукой по карте, обозначив основные силовые потоки близ пика Хэджи. Эта схема, в отличие от старинных карт, была куда более подробной, а главное, свежей. Ее составляли самолично Илар Водный и Альтар Золотой. И пожалуй, на это ушла большая часть потраченного времени.

   – Согласен. Когда у нас ближайшее новолуние? – поддержал Золотой.

   – Через четыре дня.

   – Мы успеем завершить приготовления?

   – Площадка на пике Хэджи уже готова, – взял слово Бурый. – Мои сородичи доставили туда восемь ритуальных валунов. Остается нанести необходимые руны и установить артефакты родов, через которые пройдут силовые потоки.

   Правитель кивнул, а Теар поморщился, представив, что придется тащить лунный камень на горный пик. Артефакт рода никогда не покидал дворцовых стен. И Теару отчего-то не хотелось нарушать эту традицию. Итару было откровенно не по себе. Те же чувства испытывали и остальные главы. Артефакт рода всегда был чем-то сакральным, тем, что не принято выставлять на всеобщее обозрение, но, увы, в этот раз без него было не обойтись. И дело того стоило…

   Но все же что-то не давало Лунному покоя.

   Быть может, самодовольная морда Οгненного, что скоропалительно вошел в Совет Вoсьми и теперь смел давать наставления куда более опытным итару А ведь официально он даже не глава рода! Место итару и ныне оставалось за Трезом. Король так и не принял его отречения, решив немного придержать коней. Все же вторая смена власти в клане за столь короткий срок была вещью неслыханной. Да и ходили слухи, что в Краснoй Заре далеко не все жалуют Ойнэ. А раскол клана Альтару сейчас был нужен меньше всего.

   – Кстати, по поводу артефактов, – стоило затронуть эту тему, как Огненный мгновенно оживился. – Насколько я могу судить, от клана Красной Зари участвовать в ритуале предстоит мне. А артефакт рода по-прежнему находится в ведении моего отца… Это, знаете ли, несколько противоречит правилам, – Ойнэ усмехнулся, а Золотой, напротив, нахмурился. Нервно перебрал пальцами по подлокотнику кресла.

   И ведь не поспоришь. Как бы Ойнэ ни был неприятен окружающим – он был прав. Трез оказался слишком слаб для создания родовой связи, а значит, и участвовать в ритуале не сможет. Это понимали все, оттого и не возражали против присутствия Ойнэ на советах и его участия в подготовке к ритуалу. Более того, Огненный оказался oсведомлен во многих вопросах – помог расшифровать древние письмена и правильно выстроить рунические надписи. И у Теара возникало странное ощущение… Будто бы Ойнэ давно готовился к этому, будто знал все наперед.

   Или, быть может, в Теаре сыграла зависть? Давнее соперничество, что с годами лишь усиливалось, не давая обоим покоя?

   – Ты прав. И времени остается не так много, – неожиданно согласился Альтар. – Я приму отречение Треза и дам разрешение на передачу артефакта рода.

   В зале Советов повисла гробовая тишина, а все взоры как один устремились на правителя.

   – Но церемония назначения состоится позже. После новолуния… Сейчас нам нельзя отвлекаться ни на что иное! – твердо произнес король и обвел присутствующих суровым взглядом.

   А Теар заметил, как недовольно дернул щекой Ойнэ.

   Конечно, небось, уже обрадовался, что место итару у него в кармане. Представил, как соплеменники встанут в круг и опустятся на одно колено, присягая вожаку в верности. А теперь придется ждать новолуния. И кто знает, что там может случиться. Хоть все и было выверено до мелочей, всегда оставался риск, что что-то пойдет не так. Ритуал требовал слишком большого средоточия силы, максимальной концентрации и соблюдения множества условий. И если хоть одна деталь не займет должного места, все может пойти прахом.

   – И, я надеюсь, все понимают, что в ближайшие два дня не cтоит пользоваться магией? К началу ритуала ваш резерв должен быть полон.

   Главы родов слаженно кивнули. Теар же в задумчивости прикусил губу. У него на этот счет были совсем иные планы. Вот только ни королю, ни кому другому о них знать не следует…

* * *

   Совет закончился далеко за полночь. К тому же Лунный вновь задержался. Дождался, пока все итару удалятся, и вновь выразил Золотому свою обеспокоенность чрезмерным участием Огненного.

   И если прежде Альтар прислушивался и наравне с Теаром пытался найти подвох в действиях Ойнэ, перепроверяя чуть ли не каждое его слово, то на сей раз правитель лишь неприязненно поморщился. Глянул на Теара с упреком.

   – Если у тебя есть какие-то доказательства – выкладывай. Α нет – так оставь свои домыслы при себе. Еще немного, и я сочту твои подозрения за глупое мальчишеское соперничество.

   – Но, Ваше Величество…

   Король вскинул руку…

   – Все, хватит, Теар! Мы перепроверили все трижды! Подлинность древних рукописей, начертания рунических символов, последовательность заклинаний. Здесь все верно! И я не вижу ничего предосудительного в том, что Огненный пытается помочь общему делу!

   – Α oбщему ли делу он помогает? Быть может, он имеет какую-то свою цель?

   – Какую? – Альтар усмехнулся. – Стать вожаком клана? Он и так им станет. Быть может, немного раньше, чем хотелось бы. Но это, так или иначе, свершится. А хочет выслужиться, так нам это только на пользу…

   Теар тяжело выдохнул.

   Король был прав. У него не было фактов, свидетельствующих против Ойнэ. Ни единого. Лишь только его гребаная интуиция, из-за которой противно сосало под ложечкой.

   – И все же… странно, что древняя рукопись нашлась именно в библиотеке Огненных. Почему не в королевской?

   – А вот этому как раз есть объяснение. Наши предки уже проводили этот ритуал. Много столетий назад, о чем и оставили запись. Но тогда разделение кланов было иное. Королевского рода попросту не существовало. Иерархия появилась намного позже. Я нашел о том упоминания в летописях.

   Король встал и прошелся по залу. Ρазмял затекшую шею.

    – Так что… рукопись могла оказаться у кого угодно. Не удивлюсь, если на тот момент представитель клана Огненных был сильнейшим среди лаэров – боевая магия всегда была их стезей. Да и приоритеты со временем меняются… но что я рассуждаю, – Αльтар махнул рукой. – Мы о том не знаем и никогда не узнаем. Да и ни к чему ворошить прошлое. Сейчас нам, как никогда, нужно сплотиться. И без Огненного… или без тебя... у нас ничего не выйдет.

   От короля Теар ушел в задумчивости. Слова правителя немного успокоили, но все равно сомнения не исчезли окончательно. И сейчас Теар спешно шел по дворцовому коридору, обдумывая план на остаток ночи. Увы, но другого времени, чтобы осуществить задуманное у него не будет. До ритуала остается всего два дня – слишком мало на подготовку. А значит, действовать нужно незамедлительно!

   Пробраться на пик, вычислить необходимый валун, поставить воронку… Да так, чтобы никто не заподозрил… Применить заклинание сокрытия? Слишком сложно для воронки. Быть может, даже неосуществимо… особенно с уровнем знаний Лунного. Силы в нем прибавилось, а вот опыта было маловато, да и сказывался недостаток обучения. Но попробовать все равно стоит…

   Теар так увлекся собственными мыслями, что не заметил, как от стены отлепилась темная фигура. И машинально выпустил когти, когда его окликнули из-за спины. Но тут же убрал, завидев знакомую беловолосую голову и пышное платье со стянутым на талии корсетом.

   – Доброй ночи, Теар, – перед ним стояла леди Илейн. Кажется, наглости этой дамочки вовсе не было предела. – Неожиданная встреча, не правда ли? Странно видеть вас в такое время во дворце.

   Дамочка сладко улыбнулась и протянула итару руку. Никак для поцелуя…

   Хрен ей! Обойдется!

   – Странно, что вы в такое время ещё не спите! – Теар демонстративно не коснулся протянутой ладони, и девица сконфузилась, смяла в пальцах кружево юбки.

   Но тотчас взяла себя в руки. Мотнула головой и гордо задрала подбородок, с вызовом глядя на итару.

   Благо, что женщина. Посмел бы кто-нибудь из мужиков так на него глянуть – Теар живо бы свернул наглецу шею!

   – Не спится, знаете ли… И, вообще, я не обязана перед вами оправдываться!

   – Пф-ф, так не оправдывайтесь, – Теар фыркнул. – И, вообще, идите… к себе! – хотелось послать дамочку в куда более далекие места и в куда более грубых выражениях, но Лунный сдержался, памятуя, что все же находится в королевском дворце.

   А после развернулся и направился к выходу, надеясь, что у фрейлины хватит мозгов не вступать в полемику.

   – Именно так и сделаю, – как-то подозрительно сладко протянула та и вдруг кинула ему в спину: – Α вы поспешите к своей повозке. Наверняка вас там ожидает очередная девица, завернутая в одеяло.

    Теар резко остановился. Тело обдало жаром, и итару сжал челюсти, загоняя внутрь вставшего на дыбы зверя.

   Какого шерха?

   Развернулся резко. В два шага преодолел расстояние, отделяющее его от наглой девицы. Грубо схватил ту за плечо и втолкнул в первые попавшиеся покои. Прижал к стене, не давая шанса опомниться.

   Золотая, конечно, затрепыхалась, возмутилась, норовя поднять шум. Но этим Теара было не испугать – щелчок пальцами, и вокруг парочки соткался невидимый купол тишины.

   Лунный же пристально всмотрелся в лицо девицы, силясь понять, что все это значит. И с удивлением обнаружил, что та его ничуть не боится. И все попытки вырваться – так, лишь жалкая пародия на настоящее сопротивление.

   – Мне кажется, вы слишком многое себе позволяете, леди Илейн… – рыкнул итару, продолжая прижимать девушку к стене. – Чего вы добиваетесь?

   – Ничего я не добиваюсь! Я просто хочу, чтобы ко мне относились с уважением! – пылко выпалила она и совсем перестала дергаться. Лишь только смотрела с вызовом, ничуть не смущаясь мужской близости.

   – Ах, с уважением… – понимающе протянул Теар. – И как же я должен вас уважать? Быть может, так? – Лунный, не церемонясь, задрал ей платье, скользнул рукой под ворох нижних юбок, нащупывая ногу в шелковом чулке.

   И судя по всему, дамочка только этого и ждала. Порочно откинула голову и прикрыла глаза, подаваясь бедрами к его руке. Словно распутная девка, что б ее!

   А к шерху! Достало бегать от этих наглых придворных девиц!

   Размышлять Лунный не стал. Внутри вскипела злость, а вместе с ней и дикая звериная похоть. Пальцы закололо от нестерпимого желания подчинить, присвоить, наказать. Показать, кто здесь сильнее.

   Тонкие кружевные панталончики Теар попросту разорвал. Откинул в сторону, как ненужную тряпицу и сразу дернул пряжку ремня. Заметил, как блондинка потянулась к нему, пытаясь то ли обнять, то ли поцеловать. Не дал. Прижал свободной рукой к стене, спешно спуская штаны. Приподнял рывком, закидывая длинные ноги себе на талию, и вошел pезко, сразу на всю длину, ощущая влажную тесноту женского лона.

   Конечно, эта развратница уже давно готова. Даже и утруждаться не надо. Сама возбудилась, сама услужливо раздвинула ноги. И стонет хрипло и похотливо. Улыбается довольно, и светлые глаза лихорадочно блестят в темноте.

   Шерх, он не хочет на нее смотреть! Просто поскорее кончить и убраться отсюда. Но желанная разрядка все никак не приходила, а вот Золотая, кажется, уже была на грани. Светлые волосы разметались, дыхание то и дело прерывалось, а ноги, обхватывающие его талию, сжимались все сильнее. Словно тиски.

   Еще несколько яростных толчков, и она выгнулась дугой, оглушила громким вскриком. Теар кончил следом и сразу отстранился, спуская девицу на землю. Натянул штаны и застегнул ремень. И не глядя, вышел за дверь, на ходу схлопывая купол тишины.

   Задерживаться он был не намерен. Объясняться тем более. Леди Илейн свое получила, и пусть катится ко всем шерхам! А у него ещё дела…

* * *

   За окном шел дождь. Барабанил по крыше, бил тугими струями в окно. Пенилась и бурлила вода в сточных трубах. Мокли выкатившиеся из-под навеса поленья, а черная жирная земля на свежевспаханном участке вбирала влагу, вдоволь напитываясь после засушливого лета.

   Я сидела на теплой кухоньке, рядом с весело трещащим очагом, и глядела в крохотное окошко. Следила, как бегущие по бревенчатому настилу ручейки собираются в глубокие лужи, как под тугими струями прогибается брезентовый навес, укрывающий дрова. Порывистый ветер качал фонарь во дворе, пробирался в щели дома, и порой ноги обдавало сквозняком, что чувствовалось даже сквозь толстые шерстяные чулки.

   – Вот травяной чай, хозяйка. Сейчас мигом согреетесь, – хлопотавшая неподалеку кухарка поставила передо мной исходящую паром кружку, от которой отчетливо тянуло ромашкой и перечной мятой.

   Я с благодарностью улыбнулась и взяла чашку обеими руками, грея озябшие пальцы. Я все ещё мерзла, после того, как попала под дождь. Кто ж знал, что непогода в этих местах может налететь так внезапно? Когда небо вмиг затягивает низкими тяжелыми тучами, а на улице темнеет, словно на землю разом опустилась ночь.

   – Тут в корзине ещё пирожки остались. Покушайте. Или, может, чего другого из кладовой достать?

   Я мотнула головой и осторожно отхлебнула чаю, обжигаясь крутым кипятком.

   Хельга лишь покряхтела на мой отказ и перекинула изрядно испачканное полотенце через плечо.

   – Ну как знаете. Мое дело наготовить.

   Хм, вот же кухарка мне досталась. Все время ворчит и норовит впихнуть в меня побольше. И не сказать чтобы у меня был плохой аппетит. Ем чуть ли не по двойной порции, а ей все мало… И готовит она, словно на целую ораву, хотя в доме нас всего трое.

   Но это ничего… Скоро найму разнорабочего, и кормить ей придется на одного человека больше. Может и ворчать перестанет, что продукты пропадают.

   Так-то, Хельга женщина хорошая, добрая. И простая. Непривычно сухонькая и худощавая для кухарки. Вот кого действительно надо откармливать!

   – Ну я пойду, коли ничего не надо. Поздно уже, пора и в постель.

   Хельга сняла передник. Повесила на вбитый в стену крючок, рядом пристроила полотенце и, побурчав ещё о чем-то, ушла к себе. Я же ещё немного посидела у окна, забравшись на лавку уже с ногами – так оказалось куда удобнее.

   Пожалуй, первый делом, как найму рабочего, распоряжусь задраить все щели, чтобы не дуло. И хорошенько замазать окна перед наступлением холодов. А то ведь осень на дворе. Не успеешь оглянуться – и зима нагрянет. Α жилище в первую очередь должно быть теплым.

   Так незаметно уплыла в свои мысли, думая о многочисленных делах. A спустя какое-то время поймала себя на том, что жую уже второй пирожок из корзинки. Вот же… Задумалась!

   Так и поправиться недолго, если наедаться на ночь!

   Отложила надкусанный пирожок и встала, хорошенько потянувшись. Кажется, мне тоже пора в постель. Накрыла холстиной корзинку и, не удержавшись, в последний момент все же сцапала недоеденное лакомство. Взяла с подоконника масляный фонарь и пошла к себе. Поднялась по небольшой лесенке, дожевывая последний кусочек, да чуть не навернулась, оскользнувшись на попавшей под ногу луже. На нос упала здоровенная холодная капля.

   Вот же, проклятье! Крыша протекла! И теперь в копилку общих дел добавилось еще одно – весьма срочное и затратное! А мне пришлось потратить добрых два часа, чтобы собрать с пола всю натекшую воду и подставить в местах протеков ведра. Да, крыша прохудилась не в одном месте… И если капает уже в коридоре второго этажа, остается только догадываться, что там творится на чердаке…

   Хоть легла я поздно, и толком не выспалась, но первым делом, открыв поутру глаза, пошла проверять масштабы катастрофы. В коридоре по-прежнему капало, и ведра мои наполнились уже доверху. Вылив всю натекшую воду, я решила проверить чердак.

   Наверх вела узкая крутая лестница. Я вооружилась тряпкой и тазом и, заправив за пояс длинную юбку, полезла на чердак, цепляясь свободной рукой за ступени. Дверь в потолке открыла с трудом – заржавевший замок никак не хотел поддаваться. Но я все же справилась и, как и oжидалось, узрела целый потоп. Видно, крыша совсем прохудилась – придется менять черепицу.

   Помимо прочего здесь обнаружилась еще куча разного хлама, что изрядно вымок за прошедшую ночь. И мне понадобилось немало времени и усилий, чтобы кое-как разгрести всю эту рухлядь и просушить полы. Под конец работы стало откровенно душно – на дворе выглянуло солнце, и крыша нагрелась. А желудок уже ощутимо сводило от голода, и я oстро пожалела, что не позавтракала, перед тем как лезть наверх. Хельга уже не единожды звала меня за стол и, кажется, всерьез обиделась, что я не иду так долго.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю