156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Чудотвор (СИ) » Текст книги (страница 1)
Чудотвор (СИ)
  • Текст добавлен: 13 июня 2018, 19:30

Текст книги "Чудотвор (СИ)"


Автор книги: Ольга Ильинская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

Чудотвор
Ольга Ильинская

Книга 1. Чудотвор и девять дев ~ ПРОЛОГ ~


Fortis imaginatio generat casum

«Сильное воображение создаёт событие»

Старик смотрел вдаль. Ему нравилось смотреть на то, как солнечный диск, озаренный ярким пурпурным светом, не торопясь скрывается за горизонт. Легкий ветерок трепал его ни чем не покрытые седые волосы. Подняв руку, он не спеша провел по волосам, прикрыв глаза, вдохнул полной грудью свежий вечерний воздух и блаженно улыбнулся.

Каждый день он сидел на своем обветшалом крыльце, любуясь закатом, осознавая, что скоро настанет день, когда ему не удастся насладиться этим зрелищем. Его состояние с каждым днем становилось все хуже, поэтому он должен исполнить свой долг, во что бы то ни стало. Ведь не случайно она доверила ему эту тайну. Он ее не подведет. Она хотела, чтобы «это» было как можно дальше. У него больше нет сил – время берет свое. Он должен уничтожить «его», иначе произойдет непоправимое.

Старик опустил руку в карман и, что-то достав, крепко зажал это в кулаке. Сейчас он уберет это в тайник, а затем, через пару дней – уничтожит. Да, именно так он и поступит.

– Нельзя, чтобы его кто-то нашел, – покачав головой, пробормотал он, впившись взглядом вдаль. Полюбовавшись на закат, старик поднялся и не спеша побрел в сторону калитки. Рядом с ним шел рыжий кот.

***

– Жаль деда. Мне показалось, что он хотел что-то сказать, – задумчиво произнес врач. – Зачем он полез на этот чердак? В его-то возрасте, – медик тяжело вздохнул и встал.

– Да, уж, – согласилась с ним медсестра, собирая инструменты. – Зато он недолго мучился.

– И то верно. – Доктор осмотрелся по сторонам. – Ты не видела рыжего кота? Я хотел взять его себе. Кто теперь будет о нем заботиться?

– Наверное, он почувствовал, что его хозяин умер и ушел к соседям, – предположила медсестра.

– Возможно, что и так.

~ ГЛАВА 1 ~ Переезд


Пим с родителями переезжал в «новый» дом. Этот переезд запомнится ему надолго. После кропотливых сборов и утомительной тряски в машине по городу, они, наконец, оказались перед домом, в котором им предстояло проживать. Это был самый обыкновенный кирпичный дом старой постройки, с верандой и резными ставнями, к тому же, очень запущенный. Не импозантный вид, будто окутывал дом неким ореолом таинственности. Его прежний владелец, похоже, совсем не занимался своим жильем, казалось, довольно одного сильного порыва ветра и все это нагромождение кирпичей рухнет, погребя под собой все свои тайны.

Решив не судить о доме осмотрев только его фасад, Пим решительно направился внутрь. В доме было четыре просторные комнаты и уютная кухня. По сравнению с тем, где семья проживала раньше, дом можно было считать дворцом, так как до этого они «ютились» в трехкомнатной квартире вместе с родителями отца Пима. Но совсем недавно мама получила этот старенький дом в наследство от своего дальнего родственника, приходившимся Пиму толи двоюродным, толи троюродным дедом, в общем «седьмая вода на киселе». Этот дед всегда казался соседям чудаком: мало с кем поддерживал отношения и жил в своем собственном мире, куда абсолютно никого не пускал. Пим, пусть даже они и жили в одном городе, ни разу его не видел, поэтому своего мнения на его счет не имел. Мама предпочитала говорить о нем не иначе как «о человеке с тяжелой судьбой», зато папа, видевший его только один раз, отзывался о нем как о странном, зацикленном на своей уникальности, типе, на которого возложена тайная миссия, о которой понятное дело, никто не знал, кроме него самого.

По приезду, они сразу же начали обустраиваться, выкидывая из дома весь хлам, которого было предостаточно. Родители разбирали в доме, а Пима, дабы он не мешался под руками, послали осмотреть чердак, попасть туда можно было только со двора по приставной лестнице. Не испытывая особой радости от предстоящей пыльной работенки, Пим не спеша вышел во двор, подошел к лестнице, и с сомнением посмотрел на нее. Лестница не производила впечатления «надежности», к тому же, на ней не хватало пары перекладин – одной снизу, другой – на самом верху. Пим вздохнул, понимая, что увильнуть от неугодного занятия не удастся, и осторожно ступил на первую ступеньку, приготовившись к тому, что брусок треснет, не выдержав его веса, но он ошибся. Лестница оказалась прочнее, чем выглядела. Следующий шаг Пим сделал увереннее.

Взобравшись, он аккуратно открыл полусгнившую перекошенную дверь и заглянул внутрь. Здесь было довольно темно, свет просачивался из маленького запыленного окошка, находившегося в дальней части чердака, поэтому для лучшего освещения, забравшись туда, Пим оставил дверь открытой. Понемногу его глаза привыкли к сумраку, и он смог оглядеться вокруг. Помимо пыли его окружали: старые газеты, сломанная мебель, цветочные горшки, елочные игрушки – словом все, что мешается под рукой, а выкинуть жаль.

Получив совершенно ясные указания от мамы, навести здесь порядок, он начал скидывать все это «старье» вниз. Эта работа не доставляла Пиму удовольствия. Пыль, летавшая вокруг, постоянно попадала в нос, заставляя его чихать, через каждую минуту. После двух часов непрерывной борьбы за чистоту Пим присел отдохнуть на то, что когда-то было стулом. К своему удивлению он обнаружил, что стул выдержал его вес.

– Да уж, умели раньше делать вещи. – И уже без страха за свою жизнь он облокотился на спинку.

Пим осмотрелся по сторонам, прикидывая оставшийся фронт работ, и невдалеке заметил коробку, лежавшую под кипой старых газет. С виду это была совершенно обычная коробка, но ему неудержимо захотелось в нее заглянуть. Не раздумывая, он поднялся со своего места и направился к ней. Взяв коробку в руки, и открыв, Пим высыпал все ее содержимое на пол. Словно разноцветный град, задорно гремя по полу и разлетаясь в разные стороны, из нее посыпались пуговицы разных оттенков. Следом за пуговицами на пол упал сверток из старых пожелтевших газет. Пим взял его и стал осторожно разворачивать. Неожиданно оттуда выскользнула большая яркая пуговица, она откатилась в сторону, теряясь среди своих сородичей. Пиму она показалась довольно необычной. Развернув сверток, Пим обнаружил тетрадь, зажав ее в руке, он стал искать выскользнувшую пуговицу. Минут двадцать Пим безрезультатно ползал по полу, собирая «вековую» пыль на свои брюки. Отчаявшись и решив, было бросить это занятие, Пим неожиданно заметил яркий отблеск света, это солнечный луч, через открытую дверь, отразился в его пропаже. Подойдя к ней и взяв ее, в руки вместо пуговицы он обнаружил кольцо, точнее перстень, на котором был изображен непонятный узор. Рассмотреть его в этом полумраке было невозможно, и Пим решил оставить это «до лучших времен». Положив кольцо в карман, он открыл тетрадь. Тетрадка была очень старой, чернила практически выцвели, но слова все еще можно было разобрать. Взглянув на первый лист, и заметив витиеватую подпись «М.Д.», он понял, что это дневник предыдущего хозяина дома. Листы были исписаны крупным почерком, Пимом овладело любопытство, и он решил прочесть несколько страниц.

Дневник М.Д.

6 июля

Сегодня целый день мама рассказывала мне, о том, что я должен делать после ее отъезда на гастроли. Она очень переживает по этому поводу, а вот меня подобная перспектива скорее радует, нежели расстраивает, ведь я могу гулять целыми днями. В моем распоряжении целая неделя и я собираюсь провести ее так, чтоб «не было мучительно больно» от моего бездействия. К слову сказать, мои приключения начались уже сегодня, если это вообще можно назвать приключениями, а не игрой воображения. Ну, если начал писать...

Чего мне стоило пережить разговор с мамой, во время которого я изображал на своем лице попеременно, то глубокую печаль, то ужас, то, в конце концов, смирение со своей участью, этого не передать словами. Я словно китайский болванчик постоянно кивал головой, безмолвно соглашаясь с мамиными инструкциями, как вдруг оказалось, что наш кот Проша куда-то исчез. Безусловно, это обстоятельство не могло не опечалить маму, поэтому я, словно рыцарь в блестящих доспехах, вызвался его найти. Как каждый уважающий себя рыцарь, получив благословение от моей прекрасной дамы (то бишь мамы), я отправился на поиски мерзкой зверюги, поклявшись, что, как только мама уедет он точно получит по своей рыжей морде. Выйдя во двор, я несколько раз довольно громко его позвал, но, как и ожидалось, не получил никакого ответа. Решив, что долг по отношению к братьям нашим меньшим выполнен, я хотел было вернуться в дом и лечь спать, но, стоило мне развернуться, как позади меня послышался шорох. Я насторожился, чтобы это могло быть? Кот? Позвав Прошку еще раз, я пошел вглубь палисадника, шорох, как мне показалось, исходил оттуда. Войдя, я не заметил ничего не обычного. Похоже, здесь никого не было. Сделав несколько шагов в сторону маминого любимого папоротника, я заметил вокруг него ямку для полива, в которой спал Проша. Взяв кота на руки, и, потрепав его за ухо, я, было, собрался вернуться в дом, как вдруг боковым зрением заметил слабое свечение. Опустив кота на землю, я подошел ближе, чтобы рассмотреть лучше.

Вокруг папоротника сформировывался небольшой клубок света, напоминающий яичный желток. Нагнувшись, я стал разглядывать. Мне вспомнились рассказы о кладах, которые можно найти с помощью цветка папоротника. Решив сорвать этот «цветок», я протянул руку, но рука прошла сквозь него, тогда я сложил ладони лодочкой и просунул их между папоротником и клубком света. «Цветок» оказался у меня в ладонях. Замерев, я любовался этим чудом. Совершенно не представляя, что делать дальше, я поднес его к лицу, чтобы попросить его помочь мне найти клад. Стоило мне поднести его к лицу, как на меня сзади прыгнул Проша, вонзив мне в спину когти. От неожиданности и боли я закричал, а руки сами собой поднялись вверх, и я невольно проглотил этот свет.

Я стоял, смотря на свои руки, минут пять, но так как ничего не происходило, понял – не видать мне клада, как своих ушей. Зато уши Прошки я видел очень хорошо и решил не упускать этот шанс...

После странного приключения мы вместе с котом вошли в дом. Еще раз, поцеловав маму и показав кулак Проше, я, с чувством выполненного долга, отправился спать. Сейчас я лежу в своей кровати и записываю, все, что со мной произошло. Мне, кажется, что я что-то упустил, но вот что, никак не могу понять. Возможно, мне следовало отпустить свет, и он полетел бы над землей и привел меня к кладу..., да что теперь говорить.

Пим закрыл дневник, решив прочесть его позже. Возможно, в нем написано, что это за кольцо. Почему оно было спрятано на чердаке? Неужели его нельзя было кому-то подарить? Да и просто ему стало интересно, что это был за человек, которого все звали «чудаком».

~ ГЛАВА 2 ~ Знакомство с Нифонтом и Кьярой


Закончив разбирать на чердаке, Пим спустился вниз. В его руках был дневник, а в кармане брюк лежало кольцо. Прежде чем войти в дом, он заглянул в палисадник, который находился в таком же запущенном состоянии, как и все вокруг. Осмотревшись, в самом углу он увидел папоротник. Был ли это тот самый папоротник, о котором говорилось в дневнике или нет, трудно сказать, но в том, что папоротник был, сомневаться не приходилось.

– Пимен, ты долго там будешь возиться? Иди в дом, пора обедать, – голос мамы звучал немного устало.

– Ну, ни минуты покоя! Вот бы и мои предки смылись куда-нибудь на пару недель. Это надо же было придумать назвать меня Пимен, в честь какого-то святого, в день которого меня угораздило родиться! – Наверное, пора было уже привыкнуть за семнадцать лет, но нет, его коробило каждый раз, стоило кому-нибудь произнести его имя полностью.

Обед прошел в оживленной беседе, мама и папа поведали обо всех необычных находках, которые им посчастливилось найти. Мама Пимена невысокая улыбчивая брюнетка, светилась счастьем. Они так давно мечтали о своем собственном доме. И вот, их мечте суждено было сбыться. Ей нравился этот старомодный дом. Она влюбилась в него, стоило ей только отворить калитку и шагнуть внутрь. Идя по заросшей дорожке к дому, она отчетливо представляла себе, как вскоре они с мужем будут, сидя на отремонтированной веранде, пить свежезаваренный чай, укутавшись в теплый плед и, мерно покачиваясь в кресле-кочалке, любоваться закатом. Она с таким удовольствием будет восстанавливать этот дом. Да, именно восстанавливать, что-то переделывать в нем было бы просто кощунством. Она оставит все что возможно, вплоть до последнего узора на резных ставнях.

Родители Пима вели себя словно археологи в руки, которых попали редчайшие артефакты. Уже давно Пим не видел их такими оживленными. Прекрасные зеленые глаза мамы светились от счастья. Отец без устали улыбался и подмигивал ей.

– А как твои успехи? – спросил отец, накалывая кусочек отбивной и отправляя его в рот.

– Ничего интересного, куча разного хлама, – Пим старался не смотреть отцу в глаза в этот момент. Почему он не поделился с родителями? Ответа он не знал, только считал, что поступает правильно.

После обеда, под благовидным предлогом, Пимен отправился в свою комнату и, рухнув на кровать, достал кольцо. Оно ему нравилось, хотя он никогда не был любителем всевозможных «побрякушек». Казалось, что кольцо окутывает какая-то тайна, и ему очень хотелось ее разгадать.

– Возможно, ответ можно найти в дневнике дедули?– надеть кольцо на палец Пимен не решался, что-то удерживало его от этого шага. – Успеется... – Убрав его в карман, он открыл дневник на следующей записи.

Дневник М.Д. (продолжение)

7 июля – через 3 дня

– Бред какой-то! Если не ошибаюсь, то после 6 июля, как раз идет 7. Причем здесь три дня? – Пим вернулся к началу дневника, он не мог ошибиться с предыдущей датой. Действительно, на первой странице размашистым почерком красовалась неизменная дата – 6 июля.

– Через три, так через три. Посмотрим.

7 июля – через 3 дня

Не могу сказать, что до конца понимаю, что произошло, но как говорится, из песни слов не выкинешь. Стоит записать все по порядку, возможно, впоследствии я смогу все объяснить, хотя бы самому себе.

Я проснулся рано, в надежде увидеть маму и еще раз с ней попрощаться, чтобы убедиться, что она действительно уехала и не оставить ей ни малейшего шанса передумать. Я бесшумно подкрался к кухне и, открыв дверь, заглянул в комнату. К слову сказать, коридор мне показался несколько длиннее, чем обычно, но я списал это на мое не совсем проснувшееся состояние, к тому же, мне показалось, что кухня окутана туманном. Чтобы сбросить дремоту, я потер глаза и встряхнул головой.

Мама сидела за столом и что-то писала (позже оказалось, что это была записка). Напротив нее сидел мужчина. Он недовольно осматривался кругом и, время от времени, поглядывал на женщину, сидевшую перед ним. Всем своим видом он выражал нетерпение: сначала он стучал пальцами по столу, затем сделал попытку встать, но, по-видимому, передумал.

Меня немного удивила его одежда, да и весь внешний вид. Он был чуть выше среднего роста. Одет был в зипун, из тафты белого цвета, без рукавов и с узким маленьким воротником. Поверх зипуна бала одета ферязь с длинными рукавами. Особо мое внимание привлекло украшение, висевшее у него на шее. Это был семилистник, изготовленный из различных камней.

При маминой работе вид мужчины «странным» не назовешь, ведь она у меня костюмер. «Один из актеров» – решил я. Закончив писать, мама встала, и в этот момент я вошел в комнату. Она, не обращая на меня внимания, взяла чемодан и вышла. Я даже не успел ей крикнуть: «Пока». Решив, что она еще вернется забрать своего актера, я успокоился.

– Доброе утро, – поздоровался я с мужчиной и сел напротив него в ожидании мамы. Незнакомец никак не отреагировал на мое приветствие, а удивленно посмотрел на меня. Подумав, что мужчина немного глуховат, я решил повторить свое приветствие громче.

– Это ты мне? Ты со мной разговариваешь? – в голосе незнакомца слышалось явное недоверие.

– Конечно вам. Разве здесь есть еще кто-то? – после моих слов мужчина встал и начал расхаживать по комнате. Остановившись, он принялся внимательно меня разглядывать. Вдруг его лицо озарила улыбка.

– Ну, если ты действительно разговариваешь со мной, тогда доброе утро и давай знакомится. Меня зовут Нифонт. – Он протянул мне руку, я пожал ее и представился в ответ. Мужчина продолжил сверлить меня взглядом. Похоже, его мучил какой-то вопрос, он хотел задать его, но никак не решался.

– С тобой в последнее время не случалось чего-нибудь необычного? – после этого вопроса я окончательно убедился в том, что все актеры немного «не в себе». Разве это можно назвать нормальным вопросом? А где тебе: «Не правда, неплохая погода?». Или что-то в этом роде.

– Чего, например? – буркнул я, усаживаясь удобнее на стуле, так как подозревал, что разговор будет долгим.

– Ну, не знаю, чего-нибудь из ряда вон выходящего?– Мужчина всем своим видом излучал уверенность в своей догадке.

– Насколько я помню, ничего такого не было. – Поспешил разуверить его я.

– А если подумать? – не желая сдаваться, настаивал он.

– Нет, ну разве что ..., – и я рассказал ему о происшествии в саду. Нифонт слушал, не перебивая.

– Думаю, это все объясняет. – Произнес мой собеседник, не спеша, потеребив бороду.

– Что объясняет?

– То, почему мне сказали находиться сегодня здесь.

– Кто сказал? – ответа я не дождался.

– Мне надо попытаться объяснить тебе, что же все-таки произошло, и если понадобится как-то исправить случившееся. – В этот момент, со страшным стуком распахнулась дверь и в комнату ворвалась девушка. У нее были длинные чуть ниже талии волосы, расчесанные на пробор. Волосы на висках были закручены в жгуты и заколоты сзади. Одета она была в длинную юбку и вельветовый жилет. На руках были браслеты и кольца, а на шее точно такой же семилистник, как и у Нифонта. Но мое внимание привлекли глаза, зеленые как малахит. Именно этот камень пришел мне в голову, когда я увидел ее.

– Ну, ты представь, – обратилась она к Нифонту, – они отказываются мне подчиняться, видите ли, я недостаточна опытна! Точно тебе говорю, он когда-нибудь дождется у меня! Я ему ...– Нифонт прервал ее на полуслове.

– Тебе не стоит из-за этого расстраиваться. К тому же, думаю, тебе будет, интересно познакомится вот с этим парнем.

– С какой стати?– не очень вежливо поинтересовалась она, усевшись за стол. – Что это вы тут замышляете? – девушка немного приподняла левую бровь.

– Кьяра, вот этого паренька зовут Миша и он человек. – Заметив ее не понимание, он пояснил. – В смысле, не из наших. – После этих слов все внимание Кьяры было обращено исключительно на меня. Под ее пристальным взглядом я чувствовал себя невиданным зверьком. С одной стороны мне это нравилось, но с другой несколько напрягало. В свою очередь я смотрел то на одного, то на другого пытаясь сообразить, что происходит и как это «не из наших»? Кто разделил нас на «наших» и «не наших», или на «наших» и «против нас»?

По выражению лица Кьяры я понял, что «не из наших» это не очень плохо, а скорее даже хорошо, но вот Нифонт, по моему мнению, сильно в этом сомневался. Кьяра и Нифонт несколько минут молча, переглядывались, затем он опять перевел свой взгляд исключительно на меня.

Было похоже, что он собирался с мыслями и когда его взгляд приобрел решимость, я понял, что мне совсем не интересно то, что он хочет сказать, только вот моего мнения никто не спрашивал.

– Видишь ли, мы не совсем люди, ну, то есть люди, но не в том смысле в каком ты себе это представляешь. Вот. – Похоже, он выложил все, только мне это ничего не объяснило. Конечно, навело на мысли о сумасшедшем доме и тому подобном, но ради Кьяры я решил отогнать эти мысли от себя. По взгляду Нифонта я догадывался, что это еще не все, наверное, решил выложить свою теорию, несколько развернуто, ну что ж, милости прошу.

– Думаю, что это началось вчера, когда ты проглотил этот, как ты называешь, «цветок» папоротника. Мне рассказывал мой отец, что во время цветения папоротника вокруг него образуется астральный свет, который способствует развитию ясновидения. Только вот сомневаюсь, что это способствует перемещению, ведь для этого необходимо соблюдать несколько условий таких, например, как магический круг. Ты случайно не видел там круг?

– Что значит «способствует перемещению»? Я не хочу ничего отрицать, только я дома, еще несколько минут назад я видел как вот в эту дверь, – я указал на дверь, – выходила моя мама.

– Разве я утверждал, что ты не видел ее? Нет. Скорее я сказал, что она не видела тебя. Это будет точнее.

– Что вы пытаетесь сказать и кто вы такие? – я вскочил со своего места.

– Мы потомки тех людей, которые давно покинули Землю.

– Пришельцы что ли? – у меня как будто камень с души свалился. – Так бы сразу и сказали. Как-нибудь переживу, не волнуйтесь. – Я стал расхаживать по комнате. Странная парочка наблюдала за мной. – Но это не объясняет того, почему моя мама меня не заметила. – И вдруг меня осенило.

– Я сделал все по правилам!

– И что сие значит? – приподняв одну бровь, спросила Кьяра.

– Круг вокруг папоротника БЫЛ!

– Ты сам его начертил? – она встала и подошла ко мне.

– Нет, конечно. Вокруг папоротника была сделана канавка для полива.

– Ее сделала твоя мама?

– Не думаю, ей просто некогда всем этим заниматься. Целыми днями она на работе.

– Странно. Кто-то же ее сделал. Мог ли это сделать кто-то другой? – не унималась дочь Нифонта.

– Очень сомневаюсь, что кто-то явился к нам в дом только для того, чтобы улучшить жизнь нашему папоротнику. – Попытался съязвить я.

– Ты, кажется, упоминал, что нашел кота возле папоротника?– уточнил Нифонт.

– Уж не думаете ли вы, что это кот выкопал канавку? У него конечно немного оснований для любви ко мне, но это еще не повод, для того чтобы его обвинять. – Тут, я поймал себя на мысли, что защищаю кота как какого-нибудь преступника. Причем здесь вообще кот? У него и мозгов-то нет.

– Я бы на твоем месте не говорил столь утвердительно, точнее, в твоем случае отрицательно, – проговорил Нифонт. Но у меня и так не было уверенности, ни в чем. Я сомневался в рассказе Нифонта, но мама ведь действительно меня не заметила. Сумасшествие какое-то!

– Вы говорите о перемещении, но куда именно? Это ведь мой дом, разве нет?– Я осматривался кругом. Это была наша кухня, пусть и ... я не мог поверить в происходящее, она мерцала. Нифонт внимательно на меня посмотрел и начал свой рассказ.

– Когда-то, в далеком прошлом, наши два мира были тесно связаны.

– Что еще за ваш мир? – постарался выяснить я.

– Наш мир называется Мидгард, но иногда люди называют его Средиземьем. Так вот, с твоего разрешения я продолжу. Границы между Землей и Мидгардом временами размывались, и люди могли переходить туда и обратно совершенно беспрепятственно. Существует поверье, что люди Мидгарда – выходцы из вашего мира, покинувшие его до раскола.

– Но наши миры все еще тесно связаны, – вмешалась в разговор Кьяра. – Катаклизмы, происходящие у вас, негативно отражаются на нашем мире.

– Бред какой-то, – произнес я.

– Может, пойдем к нам и все обсудим за чашечкой чая? – предложила Кьяра. Она обернулась к Нифонту и пояснила, – это поможет ему поверить нам. И мы перейдем от убеждения к вопросам более важным.

– Что может быть более важным?– спросил я. Кьяра стала загибать пальцы.

– Во-первых, кто нарисовал круг, во-вторых, кому понадобилось, чтобы ты появился в нашем мире, в-третьих, для чего это понадобилось, и самое главное, как вернуть тебя назад?

~ ГЛАВА 3 ~ Семья Нифонта


На прикроватной тумбочке заиграл мобильник. Пим взял телефон, это был его друг Саша. Они с самого детского сада держались вместе, о таких говорят:  «Друзья водой не разольешь». Саша классический блондин с голубыми глазами. Он же наоборот  – темные волосы и зеленые глаза, в общем, парочка еще та. Оба высокие, с хорошим чувством юмора, за ними девчонки ходили буквально по пятам. Не проходило дня, чтобы один из них не получил СМС с признанием в любви. Только вот отвечать на эти признания парни не спешили. «Что-то с этими барышнями не так», не раз говорил Саша, явно намекая на то, как девушки далеки от этих самых барышень.

– Привет, что случилось? – довольно грубо спросил Пим, откладывая дневник в сторону.

– А, если ничего не случилось, разговаривать не будешь? –  Саша рассмеялся. – Мы же собирались пойти в тренажерный зал, забыл?

– Как-то вылетело из головы. С этим переездом скоро все забуду. Ладно, скоро буду. – Закрыв дневник и положив его под подушку, Пим извлек кольцо из кармана и хотел положить его рядом с дневником, но в последний момент передумал. Ему захотелось поделиться этой историей с Сашкой. У них никогда не было секретов друг от друга, и этот случай не  был исключением, к тому же, Саша был практически ходячей энциклопедией. С кем посоветоваться как не с ним?

Через полчаса Пим был в зале, на одном из тренажеров он узнал своего друга. Тот был полностью поглощен процессом. Пим приблизился к нему.

– Нам надо поговорить, – без предисловий выпалил Пим.

– На тему? – не отрываясь от занятий, спросил Саша. Пиму не хотелось говорить о дневнике здесь, но он знал, что друга не так-то легко оттянуть от  тренажера, поэтому принял единственно верное на тот момент решение, опустил руку в карман и достал кольцо.

– Вот об этом! – Саша скосил глаза на его руку и, остановившись, развернулся к нему.  Взял кольцо, покрутил его и хотел примерить на палец.

– Нет! – Пимен вырвал кольцо из его рук. Саша одарил его таким взглядом, будто ожидал, что он добавит «моя прелесть».

– Спятил, что ли? – довольно вежливо поинтересовался он. – Bono sensu  [лат. «в хорошем смысле»].

– Я же сказал, нам надо поговорить, – сквозь зубы процедил Пим. Больше не возражая, Саша встал, и отправился в раздевалку. Пим ждал его на улице. Через несколько минут Пимен увидел Сашу идущего по дорожке. Его друг также как и он был одет в джинсы и светлую футболку.

Сохраняя молчание, друзья брели по аллее, наслаждаясь теплым летним вечером. Пимен молчал, Саша же давал ему время собраться с мыслями. Через несколько минут друзья сели на скамью, освещенную светом фонаря. Пимен достал кольцо и стал, молча вертеть его в руках. Терпение Саши лопнуло.

– Ну, и?  Где взял? – Саша внимательно смотрел на друга, пытаясь предугадать его ответ. Пимен не спешил отвечать. Он смотрел куда-то, но вместе с тем его взгляд не был ни на чем сфокусирован.

– Нашел – довольно неопределенно объяснил Пим.

– Мне что, клещами из тебя тащить или сам скажешь? Учти, чистосердечное признание смягчает участь.

– Очень смешно, сейчас прям, умру от смеха, – Пим сделал  глубокий вдох.  – Я разбирал на чердаке и нашел там кольцо, а возле него дневник моего деда, – и он рассказал все, о чем прочел. Саша слушал его, очень внимательно, не перебивая. Иногда, в его голубых глазах мелькал вопрос, но он не решался перебить друга.

– Ну, слава Богу, а то я уже волноваться стал, думал, что ты кого-то ограбил. Ты так больше не шути, а то у меня в следующий раз, сердце не выдержит. Так. С одним разобрались. Теперь переходим ко второму вопросу. Тебе не кажется, что это полнейший бред? – с напускной любезностью поинтересовался он.

– Сначала и я так подумал, но потом... – Пим выдержал паузу и посмотрел другу в глаза – разве кто-нибудь стал бы записывать в дневник то, чего не было? Обычно дневникам доверяют самое сокровенное, то, что не можешь рассказать другим.

– Считаешь, кольцо имеет, отношение к дневнику? – Саша прищурил глаза и внимательно посмотрел на друга. – Callida junctura [лат. «искусное соединение»].

– Думаю да, не зря же они в одном месте лежали. Надо дочитать дневник до конца.

– И что потом? – Саша посмотрел на друга. – Гложут смутные сомнения? Мне кажется, ты сам еще не знаешь, что станешь делать «потом».

– Проблемы надо решать по мере их появления. Как только это «потом» наступит вот тогда, и подумаем, а пока надо прочесть дневник, ты, со мной?

– Куда ты без меня? – Саша зашагал в сторону его дома, Пим пошел за ним. – Сегодня у нас суббота, значит, завтра воскресенье и можно отсыпаться. Сейчас идем к тебе, читаем этот дневник.

Саша шел уверенно. Он уже все для себя решил, вначале нужно прочесть дневник, чтобы понять, с чем они имеют дело, а потом действовать по обстоятельствам. Вполне возможно, что вся эта история, яйца выеденного не стоит. К сожалению Пим, не разделял уверенности друга. Его мучили сомнения. Что если вся эта история с Мидгардом окажется правдой?

– А что потом? – Поинтересовался Пим у друга, надеясь, что тот развеет его сомнения.

– Ты же сам сказал, «как только это потом наступит, вот тогда и подумаем». – Зловеще процитировал друг. Пим тяжело вздохнул, и дальнейший путь продолжился в молчании.

Достигнув цели, друзья остановились и осмотрелись. В доме было темно, похоже, все спали. Приятели бесшумно открыли дверь и пробрались внутрь, как два воришки. Затем, все так же крадучись, направились в комнату Пима. Саша двигался за другом, боясь что-нибудь задеть. Без происшествий они достигли комнаты Пима. Оказавшись внутри, закрыли дверь и включили свет.

Комната представляла собой довольно унылое зрелище. На стенах виднелась облупленная штукатурка, потолок рассекала широкая трещина, она словно мост тянулась от одной стены к другой. Окна зашторивали видавшие виды занавески. Из мебели здесь были старый диван, напротив которого стояло кресло, трельяж и обеденный стол.

– Падай на диван, я пойду, нарежу бутербродов, а ты осмотрись здесь, только тише, не разбуди предков. – Пим пошел на кухню,  нарезал бутерброды и вернулся в комнату. Саша расхаживал по комнате,  осматривая все вокруг.

– Не плохое жилище. – Вынес он свое решение. Пим хмыкнул и, вручив тарелку Сашке, уселся на диван, после чего достал дневник.

– Ну, начнем, – предложил Саша, и Пиму показалось, что он говорил вовсе не о дневнике.

– Да уж. Как понимаю, читать буду я? Или есть предложения, от которых я не смогу отказаться? – без особой надежды в голосе произнес  Пим.

– Валом. Первое – держи свои загребущие «ручонки» подальше от бутербродов и возможно ты переживешь эту ночь. – Саша поставил тарелку на колени и расположился на диване удобнее, готовый внимать другу.

– Ключевое слово «возможно»? Троглодит, поедающий бутерброды в невероятных количествах.

– De gustibus non est disputandum  [лат. «о вкусах не спорят»]. – Саша рассмеялся. – Хватит умничать, читай. И, между прочим, не троглодит, а молодой растущий организм.  Если не возражаешь, начни с того как они вышли во двор.

Дневник М.Д (продолжение)

Мы вышли, и мне открылся новый мир. Мой двор исчез, а на его месте был лес. Повсюду были деревья. Я спустился по ступеням  и оглянулся. Мой дом не изменился, только он мерцал, как свет далекой звезды. «Странно», –  пронеслось в моей голове. Это действительно был другой мир. Здесь все было по-другому: деревья, небо, звуки, даже воздух и тот другой.  Я отошел немного в сторону и заглянул за дом. Оказалось, что я стою по центру двора. Поблизости стоял еще один дом, не похожий на мой. Дом был невысоким, сооруженным из камня и покрытым соломой. Я  догадался, что это и есть дом моих новых знакомых.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю