156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Провинциалка для сноба (СИ) » Текст книги (страница 1)
Провинциалка для сноба (СИ)
  • Текст добавлен: 8 мая 2018, 16:30

Текст книги "Провинциалка для сноба (СИ)"


Автор книги: Надежда Волгина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 26 страниц)

Надежда Волгина
Провинциалка для сноба

Книга 1. Провинциалка для сноба

Глава 1

– Вот, мам, глянь! – плюхнула Люда на кухонный стол газету, ни грамма не заботясь, что повсюду мука.

Белое облако взметнулось в воздух, и Светлана Михайловна громко чихнула. А уже потом спустила на дочь собак:

– Ты чего же творишь, ненормальная! Убери эту грязь со стола сейчас же!

Люда схватила газету и с виноватым видом опустилась на табурет. Ну вот, опять она сначала сделала, а потом подумала. Извечная ее проблема, как говорит мама. А ведь это не так, и думать она очень даже любит и умеет.

– Чего там у тебя? – разогнала Светлана Михайловна мучное облако полотенцем и им же отерла лицо. – Примчалась, как на пожар, – проворчала, доставая очки из кармана фартука и водружая те на нос.

– Работу нашла, – покаянно произнесла Люда и протянула маме газету. – Синим маркером обведено.

Покаяние не длилось долго – пока мама читала объявление, на губах Люды уже снова засияла улыбка. Окружающие считали ее жизнерадостной и неунывающей натурой. Сама Люда думала так же. Лишь строгая мама порой высказывала, что скалится она по поводу и без. А чего ей печалиться, когда жить так прекрасно! Особенно если ты молода и полна сил и чувствуешь, что горы можешь свернуть.

– Региональный торговый представитель, – отложила Светлана Михайловна газету и вернулась к тесту. – И чем они занимаются? Чем ты будешь заниматься, если тебя, конечно, примут? – сварливо добавила.

– Ну-у-у, продавать что-то буду, – пожала плечами Люда.

– И тебе все равно что?

– В общем-то, да, – рассмеялась Люда. – Ну не мошенники же они, мам, не воздухом торгуют. И название вон какое солидное – Аdvance company.

– И как это переводится?

– Компания по продвижению кого-то или чего-то, думаю. Ох, лишь бы приняли, – мечтательно закатила она глаза.

– А ничего, что в требованиях стоит московская прописка? – не унималась Светлана Михайловна. Отчего-то затея дочери пришлась ей не по душе, и чем дальше, тем больше ей это не нравилось.

– Ну так у меня почти московская, – и это было чистой правдой. Жили они в рязанской области, в небольшом ПГТ, в непосредственной близости от столицы. – Да и какая разница? Некоторые москвичи на работу по три часа добираются, а я на дорогу буду тратить два часа. Не волнуйся, мам, я уже все продумала и просчитала. Осталось произвести впечатление на работодателя и дело в шляпе, – вскочила Люда с табурета.

– А когда собеседование? – крикнула ей мама вдогонку.

– Завтра, в десять. Что б такое надеть?.. – донеслось до Светланы Михайловны уже из коридора.

Тяжкий вздох сорвался с губ женщины. Скалка вмялась в тесто, а мысли вернулись к дочери. Не такая она, как они с отцом, не хочет довольствоваться малым, тем что имеет. Вот и университет бросила, работать пошла, чтоб им помогать и на собственные нужды зарабатывать. Месяц Светлана Михайловна места себе не находила из-за расстройства, думы всякие одолевали. Злость брала, что не имеет она власти над дочерью, не смогла заставить ту продолжить учебу. Ведь медалисткой школу окончила, на бюджет поступила. Два курса блестяще отучилась. И что? Все коту под хвост! Пошла работать на толкучку, вместо того, чтоб продолжать уму-разуму набираться за государственный счет.

Тесто уже было раскатано тонким пластом, и Светлана Михайловна принялась вырезать стаканом кружочки. Захотелось порадовать сегодня домашних пельменями собственного изготовления, а не замороженными полуфабрикатами, где вместо фарша неизвестно чего в тесто завернуто.

Денег им хватало, пока Геннадия Алексеевича, отца Люды, не сократили с завода, где тот протрудился без малого двадцать лет. Конечно, без дела он не остался, с его-то руками, но работа слесарем в автосервисе, куда тот устроился, приносила куда как меньше. Сама же Светлана Михайловна всю жизнь работала поваром в детском саду. А какая там зарплата? Так, для поддержания штанов. Зато времени свободного остается много, можно посвящать его семье, дочери… которая уже, оказывается, стала совсем взрослой и самостоятельной.

А взрослая и самостоятельная дочь, что выросла в любящем семействе, занималась сейчас тем, что придирчиво рассматривала свой гардероб, состоящий в основном из джинсов и футболок. Но не может же она пойти на собеседование в солидную компанию в таком виде.

Когда отправляла резюме в Аdvance company на удачу не рассчитывала. А через неделю и вовсе забыла об этой вакансии. И когда сегодня утром ей на почту пришло приглашение на первое собеседование, глазам своим не поверила. Неужто фортуна решила повернуться к ней лицом, а не филейной частью?

Люда поймала себя на том, что размечталась об уютном офисе, в котором она трудится не покладая рук, вместо того, чтоб выбрать наряд на завтрашнее собеседование, чтоб подать товар лицом, так сказать.

– Подашь тут, как же, – буркнула она и вновь принялась перебирать вешалки в шкафу. – Старье, ретроград, отстой… – доносилось из шкафа, пока девушка не вынырнула оттуда с вешалкой в руках, на которой висело платье с последнего звонка, когда ей вручали аттестат с отличием.

Люда и так и эдак вертела перед собой платье, прикидывая, нормально ли надевать на одно из самых важных событий в жизни платье пятилетней давности. Хотя, с другой стороны, со дня последнего звонка ее в нем никто и не видел больше, по той простой причине, что она его больше не надевала. Да и платья такого фасона, что называются маленькими, коктейльными из моды никогда не выходят. В нем она будет выглядеть скромно и со вкусом, к чему и призывала ее всегда мама, а не как пацанка, в драных джинсах и футболке на выпуск – любимой ее одежде.

Волосы Люда решила собрать в хвост, хоть и любила оставлять распущенными. Но кто знает, с кем ей придется беседовать. Может, с престарелой матроной какой-нибудь, что больше всего в молодежи ценит скромность и незаметность. Не то чтобы Люда считала себя броской, но и от дефицита внимания со стороны парней точно не страдала. Так что, завтра она будет скромной, с минимумом косметики на лице и постарается не скалиться, как не скажет мама. Далась ей ее улыбчивость. Вон, Машка из соседней палатки говорит, что улыбке Люды любая голливудская актриса позавидует. А Наталья Викторовна – ее хозяйка, так и вовсе просит ее улыбаться почаще. Она считает, что именно улыбка привлекает покупателей. Правильно – она ж отражается во всех никелированных кастрюльках и сковородках, которыми Люда торгует.

Свежеотутюженное платье висело на дверце шкафа, когда Люда ворочалась без сна, разволновавшись не на шутку. Выйти из дома она решила загодя, чтоб прибыть в офис раньше десяти. В семь часов как раз в Москву отправлялась электричка. А от вокзала до указанного в объявлении адреса рукой подать, как показала карта google. Валерьянки что ли выпить на дорожку? А то так и до сердечного приступа недалеко. Ох. Что же ждет ее завтра? Примут ли на новую работу? Понравится ли она Люде? Какие люди там работают?.. И еще много разных вопросов возникали в голове, сплетаясь в хаотичный калейдоскоп. В итоге, уснула она уже ближе к трем, спала беспокойно и проснулась на полчаса раньше будильника, чувствуя себя совершенно разбитой. Но утренняя чашка кофе творит чудеса. А контрастный душ в любое время года лучше всего помогает проснуться и заряжает бодростью.

Выходила Люда из подъезда пятиэтажки, где прожила всю свою жизнь, напевая легкомысленную песенку и размахивая сумочкой. Даже тот факт, что с утра моросил дождь, не мог сбить ее с позитивного настроя. И глядя на жизнерадостную и симпатичную девушку, мало кто подумал бы, что маялась она полночи от бессонницы, а впереди ее ждет серьезное собеседование, от результата которого зависит ее дальнейшая жизнь.

Люда не первый раз приехала в Москву и даже не во второй, но уже на перроне бешеный ритм столицы привычно ошеломил и заставил слегка задохнуться. Каких-то два часа на поезде, и она из сонной тишины попала в город, где, кажется, не спят даже по ночам. Все куда-то спешат, толкаются, не смотрят по сторонам. Уже на спуске в метро ее едва не растоптали, а в очереди за проездной картой изрядно помяли и растрепали прическу. В вагоне метро притиснули к двери и с определенной периодичность проходились по ее новеньким балеткам. Всего-то три станции, а выходила Люда из метро с ощущением, что не покидала его полдня точно.

Приехала она даже раньше, чем запланировала, и в запасе еще оставалось полчаса. В небольшом скверике Люда присела на лавочку, чтоб немного прийти в себя и почистить балетки, на которые было больно смотреть.

Так странно – до Москвы моросящий дождь не добрался. Небо хмурилось, но не плакало. Наверное, только в пригороде ему грустно до слез. Эта мысль насмешила, и протирала балетки влажными салфетками Люда уже с улыбкой на губах.

– Дай, погадаю тебе, красавица, – раздался рядом женский голос с характерным акцентом, заставивший Люду вздрогнуть от страха.

Цыган она боялась с детства. Каждый раз, когда видела их на улице, обходила стороной. Сколько историй слышала, как прибегают те к гипнозу и обирают людей до нитки. Страшно было встречаться взглядом с пронзительными черными глазами. И хоть брать у нее особенно нечего, но облапошенной тоже не хотелось оказываться. А тут так попасться!

Рядом стояла пожилая цыганка и с интересом рассматривала Люду.

– Ты не москвичка, – кивнула та своим мыслям, и Люда как болванчик повторила за ней, чувствуя внутри все разрастающуюся панику. – Боишься меня? Считаешь воровкой? – прищурилась цыганка.

Люда затрясла головой, стыдясь собственных мыслей и нежелания в них признаваться. Да! Именно такой она ее и считала, мечтая сорваться с лавки и бежать отсюда поскорее.

– Не трону тебя, не бойся, – улыбнулась цыганка. – Вижу, что не своей головой ты сейчас думаешь. Руку дай, правду скажу. Монеткой позолотишь и хватит мне. За гадание и пятака достаточно, а бесплатно нельзя.

Цыганка опустилась на лавку рядом, а Люда воровато оглянулась. Поблизости никого не было. И это в Москве! Ну почему она выбрала самый пустынный скверик?! А цыганка уже бесцеремонно схватила ее руку и вглядывалась в ладонь, водя по ней пальцем с неожиданно чистым ногтем. И вообще, от нее не воняло немытым телом, вопреки ожиданиям Люды. Волосы женщины блестели чистотой, а не салом. И одежда ее, несмотря на явную принадлежность к кочевому народу, выглядела опрятной.

– Перемены тебя ждут, красавица, – заговорила цыганка. – И большая любовь. Но все зависит от тебя. Сумеешь разглядеть ее в мужских глазах – получишь заслуженную награду. Нет– пройдешь мимо своего счастья.

Люда затаила дыхание. Еще никогда в жизни и никто не гадал ей. Да и боялась она предугадывать будущее. Наговорят тебе с три короба, не дай бог еще что плохое скажут, а ты потом думай, изводи себя. Куда как лучше ничего не знать заранее, жить как живется. И откуда только взялась на ее голову эта цыганка? Да еще и сегодня – в такой важный для нее день!

Люда попыталась вырвать руку, но не тут-то было, цыганка лишь крепче вцепилась в нее.

– Интересная у тебя ладонь, красавица. Только жизнь твоя скучная, не по характеру твоему. Но скучать ты скоро точно перестанешь, – подмигнул ей черный опасный глаз, который казалось видит ее насквозь. – Остерегайся хитрых людей, – посерьезнела цыганка. – Таких на твоем пути будет немало. Женской зависти бойся, мужской похоти. Но у тебя есть сильное оружие…

И замолчала, зависла на середине фразы. Вот же интриганка! Про какое такое оружие говорит эта женщина? И спрашивать страшно и не спросить не может. Ведь если не узнает, умрет от любопытства.

– Какое оружие? – набралась она смелости и произнесла дрогнувшим голосом. Подумать только! Она сидит на одной лавке с цыганкой и мирно с той беседует.

– Все-то тебе скажи! И головой своей думать не придется, – проворчала цыганка, выпуская ее руку. – Монету дай, пойду я. Все тебе сказала, что хотела, что нужно было.

Люда послушно полезла в кошелек и выгребла оттуда всю мелочь. Высыпала ту в ладонь цыганке и прислушалась к себе. Вроде гипнотизировать ее никто не собирался. Мысли ясные, делает она то, что хочет…

Цыганка встала с лавки и собралась уже идти своей дорогой, как обернулась и добавила:

– В маленькой лжи нет ничего страшного, если она на пользу. Большая ложь ведет в тупик. Запомни это, – и ушла, виляя бедрами не по возрасту.

Какое-то время Люда сидела не двигаясь, а потом очнулась и посмотрела на часы. Елки палки! Если она не поспешит, то опоздает к назначенному времени. А ведь казалось, что прошло не больше пяти минут, а не двадцать, которые пролетели незаметно. Еще и эта цыганка, будь она не ладна! Наговорила ерунды всякой. Ничего конкретного. Все расплывчато, а в ушах до сих пор звучит ее голос.

Люда вскочила с лавки, пригладила платье и помчалась к подземному переходу. Благо, до высотного офисного здания, что казалось было выполнено из стекла, от метро было два шага – всего-то перейти дорогу.

– Здравствуйте! Меня зовут Людмила Мальцева. Мне назначено собеседование, на десять, – представилась Люда девушке на ресепшине, отвлекая ту от подпиливания ногтей.

Нашла место, где этим заниматься. В холле уже было столько народу. Все сновали туда-сюда, причем, как входили в здание, так и покидали его одинаково часто. Безостановочно тренькал лифт, привозя одну партию людей и забирая новую. От всей этой суеты у Люды уже кружилась голова, а мысли разлетались в разные стороны. Но виду она не подавала, и улыбка не покидала ее лица. Дружелюбие – наше все. И даже тем, кто тебе не понравился с первого взгляда, как вот эта девушка, нужно и можно улыбаться. Кто знает, первое впечатление о человеке не всегда бывает верным.

– В какую фирму? – проговорили ярко-красные губы на лице блондинки. Ну да, только такие и можно так ярко красить: идеальной формы, в меру пухлые… Ох, ну о чем она только думает?!

– Advance company.

Девушка сверилась со списками и наконец-то улыбнулась почти приветливо.

– Двадцать восьмой этаж, кабинет пятнадцать, – кивнула она на лифт.

Двадцать восьмой этаж?! Верхотура-то какая! Люда и на лифте-то ездила всего пару раз, да и в ее родном городе домов выше пяти этажей было раз два и обчелся.

На негнущихся ногах она приблизилась к небольшой толпе, ожидающей лифта, и почти сразу же тот замер на первом этаже, распахивая дверцы. Оказавшись внутри, Люда испытала легкий приступ клаустрофобии, когда дверцы сомкнулись. Но сразу же забыла об этом, когда лифт плавно но быстро устремился вверх, а внутренности Люды съехали куда-то вниз. И лишь тогда позволила себе перевести дыхание, когда ступила на темно-синее ковровое покрытие двадцать восьмого этажа, стараясь не думать, как высоко забралась.

Под пятнадцатым номером оказалась просторная приемная перед кабинетом, на котором красовалась табличка: «Павлов Дмитрий Юрьевич. Заместитель директора».

– Присядьте, пожалуйста, – улыбнулась ей очередная блондинка, которая показалась Люде куда как приветливее первой, указывая на мягкий стул. – Дмитрий Юрьевич сейчас подойдет.

Девушка сняла трубку телефона, набрал комбинацию из цифр и кому-то сообщила:

– Мальцева, на собеседование. Хорошо, ждем, – улыбнулась она невидимому собеседнику или собеседнице. – Пять минут, – посмотрела на Люду и подбодрила новой улыбкой.

Нет, эта девушка определенно ей нравится больше! А вот страшно отчего-то становилось все сильнее с каждой минутой. Смущало все: от двадцать восьмого этажа, до стильного офисного интерьера. И нужно было срочно взять себя в руки, чтоб не производить впечатление провинциальной дурочки.

Прошло не меньше десяти минут, за которые Люда успела извести себя и о чем только не передумать, как дверь в приемную распахнулась, впуская троих. Высокий блондин (и он туда же) с красивым платиновым отливом, настолько красивым, что у Люды закралась мысль, а не красит ли он волосы, притормозил в дверях, пропуская дам вперед. Первой вошла женщина из разряда тех, чей возраст определить сложно, что колеблется между тридцатью и пятьюдесятью. Но какой же она показалась Люде ухоженной, даже холеной, словно из салонов не выходила. И шлейф духов, которым та обдала соискательницу, даже не посмотрев в ее сторону, сражал наповал дороговизной и насыщенностью. Разве что он и выдавал возраст с головой – такой сорт духов обычно выбирали женщины за сорок, ну так считала Люда.

За стильной мадам в приемную пружинистой походкой вошла девушка с папкой под мышкой. В отличие от надменной сотрудницы, она приветливо кивнула Люде и тоже проследовала в кабинет заместителя директора. По всей видимости, он и замыкал шествие.

– Вы у нас устраиваетесь на менеджера? – остановился он перед Людой и едва не ослепил улыбкой.

Ответная реакция не заставила себя ждать, и Люда показала на что она способна, вставая со стула.

– Ну прошу, – указал ей мужчина на распахнутую дверь в кабинет. – Посмотрим, на что вы способны.

Проходя мимо стола секретарши, Люда поймала «удачи!», произнесенное одними губами, и ободряющую улыбку. Именно этого ей и не хватало – хоть чьей-то поддержки. Мелочь, но она окрыляла и внушала уверенность, что все у нее получится.

Кабинет заместителя директора оправдал ожидания Люды и оказался верхом современности и искусного дизайна. Здесь царили сталь и дерево. Как назывался такой стиль отделки, она не знала, в дизайнерских веяниях не была сильна, но все это отлично сочеталось и дополняло друг друга.

«Члены приемной комиссии», – как обозвала их про себя Люда, разместились за стоящим в стороне небольшим круглым столом и мужчина все так же галантно предложил ей занять свободный стул. Стильная дама по-прежнему не смотрела на нее, и это немного раздражало уже, но компенсировала доброжелательность сотрудницы компании помоложе и обходительность замдиректора.

– Елена Сергеевна, не желаете взять инициативу в свои руки? – обратился мужчина к ухоженной даме.

– Нет, Дмитрий Юрьевич, я предпочитаю слушать и делать выводы, – распустилась на губах той улыбка, и наконец-то она соизволила посмотреть на Люду. Взгляд показался колючим и цепким, аж пробрал холод. От улыбки не осталось и следа, и Люда засомневалась, что вообще видела ту.

– Ну что ж… – замялся Дмитрий Юрьевич, заглядывая в лист бумаги, в котором Люда распознала свое резюме. – Людмила, приступим. Наша задача узнать о вас как можно больше, ваша – убедить нас, что вы подходите для должности менеджера.

И началось!

Семейное положение? Планирует ли выходить замуж в ближайшее время, заводить детей?

Хобби, любимая музыка, книги?

Образование? Почему бросила учебу в университете, и это золотая медалистка?

Навыки работы на компьютере (это они еще не знают, какой она продвинутый хакер-самоучка)?

Что она знает о работе торгового представителя? Какими навыками торговли обладает?

Умеет ли совершать холодные звонки? Умение убеждать, а точнее, убалтывать, раскручивать.

Как она относится к сдельной оплате труда?

Согласна ли задерживаться на работе при нормированном рабочем дне?

Какая зарплата ее бы устроила?..

И еще много вопросов, которые ей задавали не только замдиректора, но и та дама, что планировала только наблюдать, а на деле вела себя активнее всех. Даже девушка, что являлась секретаршей, как догадалась Люда, едва успевала делать пометки в своем блокноте. А у Люды к концу допроса голова уже практически не соображала. И когда Дмитрий Юрьевич, довольно откинувшись на спинку кресла, спросил, где она живет, то в первый момент Люда растерялась так, что и в смысл вопроса-то толком вникнуть не могла.

– Людмила, я понимаю, что с непривычки вам пришлось тяжело. Вы же впервые устраиваетесь на подобную работу и проходите своеобразный ассессмент?

– Прохожу что? – окончательно затупила она, услышав незнакомое слово. Даже расстроилась, ведь планировала показать себя с лучшей стороны.

– Не пугайтесь, – вполне себе добродушно рассмеялся Дмитрий Юрьевич. – Это один из методов оценки ваших навыков. Мы специально так быстро и в таком количестве забрасывали вас вопросами, чтобы выявить ваши реальные навыки и качества, профессиональные особенности, так сказать, соответствие той должности, на которую вы пробуетесь, ну и стрессоустойчивость, конечно же. Потерпите еще чуть-чуть, и можете быть свободны. Так где вы живете в Москве?

Ложь сорвалась с языка, прежде чем Люда успела что-либо сообразить. Она назвала первую всплывшую в памяти улицу и дом, номер которого тоже ляпнула на удачу.

– О, да это совсем рядом, что не может не радовать! – воодушевился замдиректора. – И в заключении вашего ассессмента можете задать интересующие вас вопросы.

На этом моменте Люда сосредоточилась и заставила активироваться память. Ведь у нее был заготовлен список вопросов, из которого сейчас она смогла вспомнить только два.

– Я бы хотела знать, на какую зарплату могу рассчитывать? – уж с собой-то Люда не лукавила, и этот вопрос интересовал ее едва ли не больше чем все остальные.

– Хороший вопрос, – удовлетворенно кивнул Дмитрий Юрьевич. – Мне нравится, когда не скрывают материальной заинтересованности. В конце концов, все мы тут зарабатываем деньги, – довольно потер он руки. – Помимо окладной части, – и он назвал довольно кругленькую сумму, от которой на сердце Люды сразу же потеплело, – наши менеджеры получают процент от каждой удачно совершенной сделки. Тут уж все зависит от индивидуальных навыков, ну и понятно, что сначала вам нужно будет наработать собственную клиентскую базу, если вы у нас будете работать.

Она-то с радостью, а вот как они на это смотрят, Люда пока не поняла.

– Еще вопросы?..

– Чем занимается ваша компания?

На этот вопрос замдиректора хоть и ответил обстоятельно, но толком Люда ничего не поняла. Выяснила для себя только, что это какая-то разновидность рекламы, направленная на продвижение и развитие компаний по всей России. Ну да ладно. Вы только возьмите ее на работу, а она уж постарается быстро разобраться, что и к чему.

– Спасибо, Людмила. На сегодня все. Если ваша кандидатура нас устроит, в течение пары дней мы вам позвоним.

Вот и все. Оказывается, столько нервов она потратила, чтоб услышать эту не самую радостную для нее фразу. Направляясь к лифту, Люда почему-то все больше уверялась, что никто звонить ей не собирается, и собеседование это она провалила.

* * *

Едва за соискательницей закрылась дверь, как Дмитрий повернулся к Елене – директору по персоналу компании, и спросил:

– Ну что скажешь? Как она тебе?

Женщина откинулась на спинку стула, сбрасывая с себя маску надменности и нетерпимости. Сейчас, если бы Люда увидела ее, то сразу же поняла, что той еще и сорока нет, и глаза бы ее не показались колючими и злыми. А улыбаться Елена Сергеевна умела даже очень располагающе и по-доброму. Только вот на собеседовании у нее была роль плохого полицейского, и не по своей воле она ее выбирала. В больших компаниях стрессоустойчивость сотрудников ценилась едва ли не выше профессиональных качеств.

– Умная девочка, и хватка у нее есть. Совершенно неопытная, но схватывает на лету. Думаю, она справится.

– А я вот не уверен, – протянул Дмитрий, и выражение его лица сейчас не показалось бы Люде простым и добрым. – Слишком смазливая, не находишь? К тому же, Людмила, – многозначительно добавил.

– Ну знаешь! Если я буду обращать внимание на имена, то перестану замечать другие качества, деловые. Ему придется смириться, да и вряд ли они будут пересекаться по работе. В общем, я за ее кандидатуру. До нее были ни о чем.

– Ладно, позвони ей завтра. Пусть помучается денек, – кивнул Дмитрий и открыл ноутбук, перестав обращать на женщин внимание.

Как только Елена Сергеевна с секретарем вышли из приемной заместителя директора по коммерческим вопросам, так первая сразу же велела второй:

– Лера, позвонишь этой Мальцевой через два часа. Скажешь, что ее кандидатура нас устраивает. Спросишь, может ли она приступить к работе уже завтра. Если да, то пусть приходит к девяти с документами. Пропуск я ей закажу.

Лера – секретарь довольно хмыкнула, но этого Елена Сергеевна уже не видела, умчавшись вперед. У нее на сегодня было запланировано еще много дел, а собеседования всегда выбивали ее из графика.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю