156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Мышь № 313 (СИ) » Текст книги (страница 1)
Мышь № 313 (СИ)
  • Текст добавлен: 8 мая 2018, 14:30

Текст книги "Мышь № 313 (СИ)"


Автор книги: Надежда Волгина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

Надежда Волгина
Мышь № 313

Глава 1

– Раздеть ее!

Четыре пары черных рук потянулись ко мне и принялись срывать одежду, ни капельки не заботясь, что раздирают ту в клочья.

От страха я ничего не соображала, как и того, что осталась совершенно голая, в чем мать родила. Все происходило слишком быстро, даже стремительно, начиная с облавы в баре…

– Феи с третьего по пятый уровень, выйти в центр зала! – пробасил в мегафон верзила, одетый во все черное, с лицом, спрятанным под черной маской. Остальные, такие же большие и черные, вытянулись вдоль стены с автоматами наперевес, отрезая путь к отступлению.

– Фу, очередная проверка! – презрительно вытянула в трубочку губы Рита, откидываясь на спинку дивана. – Иди уже… – кивнула мне. – У тебя ведь пятый уровень. Отсидеться не получится, – пьяно хихикнула.

Не получится. Я это и сама понимала. Но так не хотелось выставляться на всеобщее обозрение. Но с тех пор, как власть перешла в руки демонов, быть феей считалось не престижно. Не любили они нас и всячески притесняли. Моя мама еще помнила, что значит быть свободной. А вот мне чип принадлежности вшили сразу после рождения. И такие проверки случались не редко.

– Удачи! – шепнула мне Лина, пожимая под столом руку. – Просто потерпи, – с сочувствием посмотрела она на меня.

Через пару минут на танцполе нас собралось пара десятков. В этом огромном и самом популярном баре в городе феи, оказывается, были частыми гостями. Да и мы с подружками забредали сюда частенько.

– Построиться! – скомандовал тот же бугай. Мог бы уже и не орать в мегафон, играя на публику. Взгляды всех и так уже прикованы к нам. Кому-то дополнительная развлекаловка, а мне – очередной унижение.

Оставалось только вздыхать украдкой и подчиняться, занимая свое место в неровном строю.

– Пятый уровень, двадцать лет, потомственная, – прошелся по мне черноодежник переносным сканером и доложил, по всей видимости, начальнику. И тут же последовал кивок, подчиняясь которому, демон со сканером больно схватил меня за руку и выдернул из строя. А потом толкнул в спину так, что я едва не упала.

– Повежливее нельзя?! – огрызнулась, показывая второй ряд зубов. – Я тебе не ручная гантель.

– Зубастая! – хохотнул главный бугай и что-то отметил на сенсорной панели.

А вы уроды, каких еще поискать! Но в слух решила этого не говорить – обстановка и так напрягала. Эта проверка была не обычной, для галочки. Никогда еще из фей не отбирали пятиуровников.

– В фургон их! – кивнул на нас главарь.

Я даже сообразить ничего не успела, как и бросить взгляд на подруг – два демона подхватили меня под руки и поволокли на выход. От неожиданности и все возрастающего страха, все слова растеряла. Да и все равно не смогла бы заговорить, такая захлестнула паника…

И вот теперь я здесь. Стою посреди небольшой комнаты, совершенно голая. Вместе со мной тут четыре демона – все из тех же, в черном обмундировании. Они-то и срывали с меня самое любимое платье. Высокая красивая демоница, с огромными черными крыльями за спиной, ходит осматривает меня, и взгляд ее липко клеится к моей коже, оставляя после себя неприятное ощущение. А может мне так просто кажется. От страха уже практически ничего не соображаю, только трясусь всем телом.

Когда демоница обхватила меня своей горячущей рукой повыше локтя и потянула к столу с электроникой, за которым восседал очкастый демон, безостановочно нажимая на какие-то кнопки, я и вовсе чуть не грохнулась в обморок.

– Рано трясешься, милочка, – тихо и презрительно сообщила демоница, заметив мое состояние. – Это еще не самое страшное. Впереди у тебя кое-что поинтереснее.

Как же я вас ненавижу, дьявольские отродья! Злость даже придала силы, и оторопь пропала. Но вместе со злостью и пришло осознание, что попала я в настоящую задницу! И что-то мне подсказывало, что назад пути нет.

– Оформляй! – толкнула она меня к столу, и я встретилась глазами с очкариком. Но даже сквозь толстые линзы проглядывалось демоническое красное пламя, что горело в его зрачках. – Следующая!.. – это уже демоница велела стражникам.

– Имя? – спросил очкарик.

– Алиса, – проглотила я комок в горле и прогнала слезы. Только не реветь, не перед ними!

– Возраст?..

К чему все эти вопросы? – вяло гадала я. Вся инфа обо мне записана на чипе, и они ее уже считали, еще там, в баре. Но отвечала, потому что знала, что за молчание по головке меня не погладят.

Все мои ответы демон фиксировал на большой электронной панели. А потом на ней же высветился номер 313.

– Мышь № 313, – изрек демон и открыл проекцию узкого коридора. – Иди, – велел мне, махнув на темнеющее за спиной пространство.

– Мышь? – только и спросила я.

– Ты теперь мышь под номером 313. Имя свое можешь забыть.

Какая-то сила меня развернула и подтолкнула в спину. Оглянулась и поняла, что за мной глухая стена, а комната и все демоны в ней пропали. Кроме как вперед, идти было некуда, и все та же сила заставила меня переставлять ноги, пока не подвела к низкой двери. За дверью оказалась малюсенькая комната, с узкой кроватью, столом и стулом. Больше ничего, лишь крохотный пятачок перед входом. Стоило мне только переступить порог, как дверь за спиной с грохотом захлопнулась. А взгляд мой был устремлен в звездной небо, что просматривалось за крохотным зарешеченном окошком, находящимся под самым потолком.

Не сразу заметила, что на подушке что-то лежит, а когда развернула, поняла, что это подобие ночной сорочки, только очень короткая и развратно-прозрачная. Ну хоть кая-то одежда – быть голой в разы хуже. Еще и крылья запечатали от раскрывания, еще там, в баре.

Я облачилась в сорочку и забралась с ногами на кровать. Надо бы подумать, но голова отказывалась подчиняться. Мысли плавали в ней вяло и как-то бестолково. А еще хотелось спать. Все ж выпила сегодня я не меньше трех коктейлей, и сонливость следовала, как естественный результат. Хорошо хоть постельное белье оказалось свежим. Даже пахло цветами. Уже проваливаясь в сон, подумала, что станет с родителями, когда узнают об исчезновении дочери? Ведь теперь я даже не сомневалась, что операция в баре проводилась не с разрешения властей, а носила, скорее всего, неофициальный, даже подпольный, характер.

Проснулась я от того, что дверь с грохотом распахнулась. В комнате все еще было темно, а в окошко заглядывали звезды. Значит, утро еще не наступило, даже до рассвета далеко. Сколько же я проспала?

– Выходи и следуй по коридору! – раздался механический голос, и сразу же за дверью засветился коридор.

Спать хотелось ужасно, и голова трещала, но я заставила себя встать и выйти за дверь.

Коридор показался мне бесконечно длинным, или ноги были такими тяжелыми, что переставляла я их с трудом. К тому времени, когда вышла в круглую комнату, уставленную диванами вдоль стен, на которых уже сидели такие же сонные девушки, устала я уже так, что только и мечтала прикорнуть где-нибудь в уголочке.

– Занимай свободный диван, – велел все тот же голос.

На этот раз подчинилась даже с удовольствием. Нервная перегрузка сыграла свою роль – силы меня покинули окончательно.

Какое-то время ничего не происходило, не считая того, что появилась еще пара девушек и заняли свободные диваны. А потом и свет в комнате погас. И в тот момент, как я начала проваливаться в сон, над головой моей вспыхнул яркий прожектор, буквально ослепивший. В его свете я не видела ничего вокруг, кроме себя. Это нервировало по-страшному. Не знала, как сесть, куда деть руки. И не могла избавиться от ощущения, что за мной наблюдают, изучают.

– Снять туники! – новый приказ, которого не посмела ослушаться. В конце концов, не видела разницы: сидеть в этой прозрачной тряпочке или без нее, видно было меня всю одинаково хорошо. А от усталости даже стыда не чувствовала.

– Встать и расправить крылья!

Встала. Но как же я?.. Додумать мысль не успела, поняв, что крылья мои ничто не сдерживает. Как же это приятно – выпустить их наружу и любоваться, как красиво они мерцают в ярком свете, переливаясь всеми цветами радуги! А еще ощущать их родную мягкость на коже, ласковые прикосновения. Не выдержала и на секунду закуталась в крылья, жмурясь от удовольствия.

– Мышь № 313, убрать крылья! – тут же раздалось над головой. Вот же, блин! Пришлось подчиниться, чтоб их снова не запечатали.

Нас заставляли приседать, наклоняться, поднимать руки, раскидывать их в сторону… От унижения мое лицо уже пылало, а по спине струился пот. Но все та же сила мешала не подчиниться, пока мучениям не наступил конец (увы, я ошибалась, думая так, мои мучения только начинались).

– Мышь № 110, следуй по коридору…

Команды сменяли одна другую, пока очередь не дошла до меня. Засветился все тот же коридор, и я наивно полагала, что приведет он меня в ту же комнату, где я смогу уснуть до утра. Но и тут я ошиблась – совсем скоро я очутилась в огромном зале, вид которого поразил меня кричащей роскошью. Черный мрамор на полу, стены, обитые золотистым гобеленом, зеркальные колонны по всему залу и такой же зеркальный и очень высокий потолок, от чего зал казался еще больше. Из мебели только мягкая и составленная группами, образующими своеобразные островки отдыха, словно здесь обычно собиралось сразу несколько разношерстных компаний, чьи интересы не пересекались. И тишина, звенящая, сводящая с ума, как и ни единой живой души.

Что же мне делать? Я озиралась по сторонам. Так и стояла там, куда меня вывел коридор, которого уже не было, и место его заняла глухая стена.

Наконец я решилась и сделала несколько шагов по залу. Пол приятно охлаждал босые ступни, а крылья беспокойно трепетали за спиной, снова вырвавшись на свободу, невзирая на мое желание их спрятать. Не замечала раньше такого непослушания за ними. Я все ждала, что вот-вот кто-то появится, или раздастся опять этот противный механический голос, но ничего не происходило. Так я и добралась благополучно до одного из «островков» и прилегла на диван, поджимая под себя колени и обхватывая их руками. Больше всего хотелось спать, глаза отказывались держаться открытыми. Как уснула, даже не заметила.

* * *

Лайр со скучающим видом зашел в зал распущенности. Отец обещал сюрприз и велел ему идти именно сюда. И где же он – сюрприз этот? Демон обвел взглядом сияющую чистотой комнату и вспомнил, как выглядела она прошлой ночью. Оргия выдалась знатной. Некоторые, правда, позволили себе лишнего – залюбили пару феечек до смерти, но тут уж никуда не денешься – такое случается, демоническая кровь не всегда подчиняется разуму. Да и это же феи – отбросы общества. А как они трепещут своими крылышками, особенно когда чувствуют, что смерть их близка! М-м-м, кажется, он даже возбудился от воспоминаний. В паху стало тесно, и Лайр прижал к нему руку, чувствуя как увеличивается в размерах его член. Первородный демон! С каким бы удовольствием он сейчас присунул одной из тех фей, что так неудачно испустили дух, оказались настолько слабыми!

Где же обещанный сюрприз? И с чего это отец решил порадовать его подарком? Они и язык-то общий находили не так часто, когда дело касалось чего-то важного. А в быту Лайр не понимал отца, его излишней суровости. Впрочем, так он относился ко всем своим детям, не только к Лайру, матерей которых методично изживал со свету. Своей жестокостью Вир славился даже в миру, где руководил процветающим строительным концерном. Подчиненные его тоже стонали под гнетом деспотичности руководителя. Но Лайру и на это было плевать. Отца он не боялся и единственный позволял себе спорить с ним и не подчиняться. А все потому, что по стечению обстоятельств уродился гораздо более сильным демоном, и как раз отец его опасался.

Это еще кто такая?! Лайр замер возле дивана со спящей девушкой, скользя по ней взглядом, и понимая, что ему нравится то, что он видит. Откуда тут взялась фея? И про это ли говорил отец? Неужто тот решил подарить ему фею? И зачем, если Лайр всегда может пожелать любую из тех, кто им служит. А в услужении у демонов очень много фей.

Боясь, что фея может неожиданно пробудиться и разочаровать его своим страхом, Лайр провел над ней руками, погружая в глубокий непробудный сон. А потом связался с отцом по телепатическому каналу.

«Вир, это и есть твой подарок?» – отправил он отцу мысленную проекцию феи.

«Да, сын. Пользуйся».

«А зачем? Что за жест?»

«Я выкупил ее у властей. Она теперь твоя собственность. Это мышь, сын!»

Мышь? Но эта фея не похожа на всех остальных мышек. Она явно не из неблагополучной семьи и не воспитанница детдома. Выглядит очень ухоженной, домашней… Странная мышь, если честно. А еще и… Лайр снова провел над девушкой руками.

«Отец, у нее пятый уровень!»

«И что? Для тебя – самое лучшее, сын».

И все-таки, как-то странно. Обычно в мыши выбирались феи не выше третьего уровня. Вот и прошлой ночью их развлекали мышки-второуровники.

«И в случае ее смерти, никто не хватится?» – на всякий случай уточнил Лайр. Убивать феечку он не собирался, во всяком случае пока. А вот насладиться ее прелестями, на которые смотрел и чувствовал, как в штанах все начинает дымиться, планировал по полной. В конце концов, таким подарком грех не воспользоваться. И если отец ему его преподнес, значит, формальности все улажены.

«Она вся твоя, сын!» – повторил отец и отключился.

Мышь пошевелилась и перевернулась на спину. Лайр задохнулся, угадав очертания ее фигуры под прозрачной туникой. Но даже эта тонкая ткань мешала ему рассмотреть фею как следует. Он подцепил пальцами ворот туники и легко разорвал ее, откидывая в стороны. Вот теперь его собственная мышь была видна ему вся, как на ладони. И спала она так крепко, что он мог позволить себе не только насладиться зрелищем, но и прикоснуться к ее бархатистой коже.

Лайр захватил прядь темно-каштановых волос феи. Тоже странно, обычно все они сивые… Пропустил их через пальцы, рассматривая тонкие, даже скульптурные черты лица, заостряя взгляд на припухших от сна губах, прислушиваясь к ее ровному дыханию. Красивая мышь и необычная внешне. Интересно, какого цвета у нее глаза?

Рука демона скользнула по шее и коснулась груди девушки, несильно сжимая ту, играя пальцами с мгновенно затвердевшим соском. Захотелось прикоснуться к нему губами, и сопротивляться желанию Лайр не стал – склонился над мышью и заключил сосок во влажный плен. Принялся посасывать его, касаться языком, обводя по кругу, наслаждаясь его упругостью и едва уловимым ароматом женской плоти.

Фея пошевелилась и глухо застонала. Даже во сне его ласки ее возбуждали. Горячая штучка. Захотелось сразу же ворваться в нее и отыметь как можно грубее. Но он ни какой-нибудь чертов некромант – во время секса, даже смертельного, хочет видеть глаза жертвы, читать в них желание.

Вволю наигравшись с грудью, Лайр проложил дорожку из поцелуев к пупку, а потом ниже. Он согнул ноги девушки и развел их в стороны, засматриваясь на аккуратно, даже фигурно, выбритый лобок. Ежик волос переходил во влажную щель.

Демон втянул носом воздух, и ее запах пришелся ему по вкусу. Сладковатый, манящий… Не удержался и лизнул клитор, запуская палец во влагалище: теплое, тесное и влажное. Язык продолжил свою работу, ритмично с нажимом, а палец демона проскользил ниже, смачивая анус и аккуратно погружаясь в него, двигаясь в такт языку. С губ феи уже безостановочно срывались стоны, но Лайр не останавливался. Он мечтал, чтоб она излила свои соки ему в рот, хотел ощутить полноту вкуса. Вторая рука его покоилась на ее животе пресекая попытки ускользать, извиваться всем телом. А язык на секунду оставлял клитор в покое, чтоб нырнуть глубже, получить дополнительную влагу, и снова принимался за нежную пытку. Игра нравилась Лайру, и когда фея резко выгнулась, выкрикнув что-то непонятное, и излилась соком оргазма, демон сам едва не кончил.

Еще какое-то время он смотрел на нее, как она сотрясается в конвульсиях, как подрагивают ее ноги, которые он гладил по внутренней стороне бедра, наслаждаясь мягкостью кожи, как сочится ее плоть неимоверно вкусной влагой, и лишь потом убрал руки, позволяя ногам вытянуться и скрыть от его взора манящую щель.

Лайр запахнул полы разорванной туники на груди мыши и встал, задумчиво разглядывая ее. Пожалуй, убивать ее сразу он не станет, сначала насладится по полной и не один раз.

Глава 2

Разбудили меня яркие солнечные лучи, что скользили по лицу, обжигая и лаская одновременно. Какое-то время лежала, разглядывая бирюзовый балдахин над собой. А лежала я на огромной кровати и пыталась вспомнить, где я и как сюда попала, отчетливо понимая одно – я не дома.

Мучилась я не долго, но вопросов появилось еще больше. Засыпала я в огромном зале, на мягком диване, а проснулась совершенно в другой комнате, с окнами во всю стену, выходящими в какой-то очень ухоженный сад. Одно окно было приоткрыто, и через него в комнату врывался птичий щебет. Тяжелые портьеры были раздвинуты к самым стенам, позволяя солнцу щедро заливать все пространство, в том числе и кровать, балдахин на которой со стороны окна тоже бы откинут. И самый главный вопрос – куда делась та туника, в которой я была вчера? Почему сейчас на мне шелковая сорочка на тонких бретельках. И хоть она уже не такая прозрачная, но не менее развратная, с лифом, выполненным из тонкого кружева – грудь торчит как на показ, смотри не хочу.

Не успела я встать с кровати и осмотреться, как дверь в комнату распахнулась и вошла фея с большим тесно уставленным тарелками и чашечками, подносом.

– Доброе утро! – слегка поклонилась она. – Время завтракать…

– А вы кто?

– Мышь № 119, – улыбнулась девушка.

– Тоже мышь?

– Все феи здесь мыши, каждая под своим номером, – быстро ответила девушка, но я успела подметить в ее голосе грусть.

Она прошла с подносом к небольшому толику, притулившимся возле кресла, и опустила на него поднос. Когда фея готова была удалиться, я снова спросила:

– А где я?

– У демонов, – повернулась ко мне девушка, сцепляя руки в замок перед собой. Почему-то мне казалось, что она нервничает.

– А почему нас называют мышами, да еще и нумеруют?

– Простите, госпожа, меня накажут, если дальше стану разговаривать с вами. Об этом вам лучше спросить у хозяина, – испуганно смотрела на меня фея.

– Хорошо. Последний вопрос: почему ты меня называешь госпожой? Ведь я в точности такая же фея, как ты…

– Потому что вы на особом положении – собственность младшего демона. А я нахожусь в услужении у всего семейства. Простите, – повторила она, – мне нужно идти, – и убежала, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Подумать было о чем. Отчаяние, рожденное безысходностью, накатывало со страшной силой, но я всячески гнала его. Стоит только поддаться, как станет еще хуже, когда сама жизнь немила. А жизнь – это самое ценное, что есть у феи. Мы даже молимся богине жизни, что дарует нам ее, и обещаем ценить этот дар превыше всего.

Я посмотрела на поднос с яствами и, несмотря на то, что испытывала голод, не спешила приступать к трапезе. Вместо этого подошла к окну и проверила, открывается ли оно шире. К моему облегчению или удивлению фиксатор легко отскочил, и я смогла распахнуть окно и выти через него в сад.

С утра еще воздух не успел нагреться, и в сорочке я даже немного замерзла, бродя по скошенной траве, между ухоженными клумбами, усыпанными цветами, и фигурно подстриженными деревьями. Сад был обнесен высоченным забором, что примыкал прямо к дому. Попытки сбежать я сразу же отмела, понимая, что по гладкой бетонной стене не смогу взобраться на забор. И взлететь не получалось – крылья вот они, а в воздух не поднимают, какая-то сила сдерживает их.

Когда бродить по саду без единой скамейки надоело, я вернулась в комнату. И опять, вместо того, чтобы начать уже завтракать, поторкала дверь. К моему огорчения, та оказалась запертой и не поддалась, как я ее не дергала.

На завтрак мне чего только не предлагалось: и свежие булочки с чем хочешь – сыром, маслом, джемом, даже медом; и пышный омлет, еще горячий (магический подогрев использовался, по всей видимости); и овсяная каша, щедро сдобренная маслом. Из напитков чай или кофе, а может, и то, и другое… В общем, кто-то распорядился не скупиться, не зная моих вкусов. Подозревала, что это и есть тот самый младший демон, в чьей собственности я теперь нахожусь и по чьей вине называюсь мышью № 313. Тот самый демон, что похитил меня и еще четверых фей из бара и тайком привез сюда. И со вчерашнего дня я других фей больше не видела. По всей видимости, те тоже стали пронумерованными мышами и поступили к кому-то в собственность.

Время шло, а ко мне никто не заходил. Еще пару раз я выбиралась через окно гулять по саду. Но это мне быстро надоедало. В комнате заняться было нечем, разве что рассматривать узор на гобеленах и приходить в ужас от размера кровати.

Я старалась не думать, как там мама с папой, потому что от этой мысли неизменно начинало болеть сердце. Конечно, они волнуются, не зная, где я. Наверное, уже вся полиция поставлена на ноги, но надежда, что меня тут найдут, ослабевала с каждым часом. Хорошо хоть, что сейчас лето, и в академии, где я училась, каникулы.

В обед снова пришла та самая фея и принесла опять полный поднос. На этот раз она даже не посмотрела на меня – молча поставила поднос на столик и быстро удалилась. Да и у меня не было желания задавать вопросы. Навалилась какая-то апатия. Даже ароматное рагу я разве что попробовала – аппетит пропал окончательно.

Никогда не думала, что одиночество и ничегонеделанье может настолько угнетать. С наступлением сумерек я уже готова была лезть на стены. Не могла ни сидеть, ни лежать, ни гулять. А гобелен ненавидела всей душой, изучив рисунок на нем вдоль и поперек.

Когда распахнулась дверь, я даже не посмотрела на нее, продолжая пялиться в идеально ровный белый потолок. А низкий мужской голос заставил меня дернуться так, что едва не упала с кровати.

– Не спит моя мышь?..

Я уставилась на дверь, возле которой замер настоящий хищник – таким опасным мне показался этот демон. Высокий, плечи широченный, что закрывают чуть ли не весь проем. Волосы черные длинные, черты лица крупные и слегка заостренные, отчего кажутся хищными. И глаза – они горели красным. А губы кривила ехидная усмешка.

– Вы к-кто? – сползла я с кровати на пол, чтоб хоть как-то спрятаться от демона.

Никогда еще мне не было так страшно, как сейчас. Физически чувствовала опасность, исходящую от мужчины. И понимала, что пришел он ко мне не с добром.

– Для тебя я господин. А ты моя мышь…

Демон сделал бесшумный шаг в мою сторону, потом еще один. Я начала прощаться с жизнь, мысленно вымаливая прошения у богини жизни, за то что готова расстаться с той без борьбы. Но страх решил все за меня, полностью лишив воли и способности к сопротивлению.

* * *

Забавная она. Трясется от страха, а в глазах такая ненависть, что аж жарко становится. В угол забилась – ну точно мышь!

– П-почему мышь?! – выкрикнула тонким голоском.

– Потому что я собираюсь с тобой играть.

Лайр присел перед феей на корточки и не выдержал, втянул носом воздух. Он отчетливо помнил ее запах. Да тот и сейчас витал в воздухе этой комнаты. Голова закружилась от желания. Но он же дал себе слово – быть с ней ласковым на первых порах.

Стоило протянуть руку к ее лицу, как мышь дернулась словно от удара.

– Боишься?

Она потрясла головой, и Лайр не сдержал усмешки, хоть и не планировал пока пугать ее сильно.

– Боишься, – кивнул и все же прижал ладонь к ее прохладной щеке. А глаза-то у нее темные и зеленые. И это тоже странно. Ведь у фей, почти у всех, глаза голубые, как небо. – И это хорошо!

– Я не боюсь тебя! – стряхнула она с лица его руку. Ишь ты! Да она показывает зубки – симпатичные таки, беленькие и остренькие. Фейские зубки – вон как задорно торчат из-за обычных зубов, которые тоже ничего. Наверное, и покусать ими может, если осмелится. Ну что ж, и это ему нравится, не любит запуганных трясогузок. – Ты мне противен!..

– А вот это нужно обязательно исправить, – усмехнулся Лайр, понимая, что ее злость раззадоривает его только сильнее, а весь ее вид возбуждает так, что все труднее себя сдерживать.

Мышь завизжала, когда Лайр подхватил ее с пола и бросил на кровать. И глазищи стали такими огромными! Не такие они и темные, как показалось с первого раза. Сейчас они были прозрачно-зелеными, и в них плескался страх. Ее страх… М-м-м, как же он ему нравится. От него кровь начинает бурлить, а демон рвется изнутри. Но пока еще рано, дружок, мышка нужна ему в сознании. Он должен видеть ее реакцию.

– Я фея высшего уровня! – забилась она под ним, когда Лайр оседлал ее, несильно придавливая к кровати, держась на весу, и положил руку на грудь. Маленькая, нежная и упругая, та вся скрылась под его ладонью. А сосок уже привычно отреагировал на прикосновение – дерзко встопорщился. – Не трогай меня! – дергалась мышь. Но куда ей против него, особенно когда он приказал мороку слегка окутать ее, чтоб не мешала ему наблюдать. – Я пожалуюсь властям!..

– Никому ты не пожалуешься, – склонился он над ней, практически касаясь ее губ своими, ловя срывающееся с них дыхание. – Теперь ты моя мышь, и игра началась. Но не бойся, я не сделаю тебе больно… – «пока», – добавил про себя. Пока он позволит тебе пожить в такой роскоши, которую ты сроду не видела; испытать страсть, что тебе и не снилась; и все эта, детка, ты отдашь ему по доброй воле.

Лайр быстро лизнул ее губы, пока она не успела покусать его. А в том, что именно это она и хочет сделать, он не сомневался. А потом одним движением разорвал на ней сорочку, обнажая ее тело как накануне ночью, не в силах забыть, какое удовольствие оно ему доставило. Но сейчас она все видела и чувствовала, а Лайр наслаждался ее бледностью и страхом.

– Детка, ты совершенна! – провел он рукой от впадинки на шее до лобка, но не касаясь его, наблюдая, как кожа ее покрывается мурашками, слыша, как легонечко она начинает поскуливать, не в силах пошевелиться. – Мне досталась самая аппетитная мышь. Покажешь мне, какая ты страстная?

– Скотина! Урод!.. – прошипела она и в очередной раз дернулась, чем только насмешила Лайра.

– Плохая мышь, – дурашливо усмехнулся он. – Грязные ругательства не идут этому ротику, – провел он пальцем по ее нижней губе, мечтая припасть к ее ротику губами, понимая, что еще не время, что мышь сначала нужно приручить. Странное дело, но впервые ему не хотелось торопиться, и игра доставляла удовольствие. Похоже, отцу удалось угодить сыну. И первый раз их вкусы совпали. Эта феечка ему нравилась все сильнее. – Куда как приятнее твои стоны… – с этими словами он обхватил пальцами сосок.

Лайр несильно сжимал его, покручивал, не отводя взгляда от лица феи, наблюдая, как увеличиваются ее зрачки, с каким трудом она сдерживает себя, чтобы не ерзать.

– Хочу слышать твои стоны.

– Не дождешься, урод! – и сжала зубы так, что те скрежетнули, а губы побелели.

– Ну, посмотрим…

Лайр накрыл ее сосок губами и принялся играть с ним языком. Рука его скользнула вниз по ее животу, и он проник пальцем внутрь нее. Мышь дернулась, но снова с ее губ не сорвалось ни звука.

– Не сдерживайся, детка, – промурлыкал демон, наблюдая как высоко вздымается ее грудь, не переставая теребить пальцем чувствительные бугорок. – Тебе же нравится, я вижу, – скользнул он взглядом по ее телу и грубо раскинул ноги – широко, так чтоб видеть все.

– Гад! – процедила она, и из глаз ее скатилось по слезинке. Тогда она зажмурилась и вцепилась в покрывало руками. Пусть – это он мог ей позволить.

– Ты истекаешь любовными соками, – склонился Лайр к ее промежности, чтоб впитать ее запах. Палец его выскользнул из влагалища, и он поднес его к носу феи. – Чувствуешь? Так пахнет твоя страсть, – и снова вернулся к прерванному занятию, тихо посмеиваясь. Как же ему нравилось издеваться над ней, доводить до исступления! – Ты готова кончить, детка. Но не сейчас…

Он убрал от нее руки и встал с кровати. А она крепче, чем показалась с первого взгляда. Игра обещает быть напряженной и захватывающей. Лайр смотрел на тяжело дышащую фею, что не проронила ни звука, хоть это и было практически невозможно, и понимал, что ошибся, посчитав ее слабой. Но так даже интереснее.

– Посмотри на меня! – приказал, но реакции не последовало. Мышь как лежала, зажмурившись, так и не пошевелилась. Тогда за нее это сделал морок, подчиняясь мысленному приказу хозяина. – Ты будешь стонать в моих руках и молить об удовлетворении. А я еще подумаю, дать ли тебе его. А сейчас приготовься, я приглашаю тебя на ужин.

– Да пошел ты!.. – понеслось ему в спину, но Лайр не обернулся. В паху болело так, что нужно было срочно выпустить пар.

* * *

Меня всю трясло, и встать получилось не с первой попытки. Слезы катились из глаз, но я даже не пыталась остановить их. Как смел этот демон так со мной обращаться?! Обнажать меня, касаться везде, возбуждать!.. Я ненавидела собственное тело, что так живо откликнулось на его прикосновения. Мне хотелось если не убить себя, то истязать как можно более сурово, чтоб испытать адскую боль, чтоб вытравить из души унижение.

– Госпожа, – раздался за спиной голос уже знакомой мне феи.

Я запахнула на груди то, что осталось от сорочки и повернулась. Фея стояла у двери бледная и растерянная. Смотри, несчастная, что сделал со мной твой хозяин, или один из них! Кто знает, быть может и тебя ждет та же участь.

– Мне велено одеть вас к ужину. Не желаете ли перед этим принять ванну?

– Желаю, – встала я и скрылась в примыкающей к комнате ванной. Ни с кем и ни о чем не хотелось разговаривать. А смыть липкий позор я должна была немедленно. Как бы еще из души его выскоблить?!

Наполнив ванну такой горячей водой, какую только смогла вытерпеть, я погрузилась в нее по шею и лежала так долго, пока кожа не сморщилась, и вода не остыла. Лежала без движений, представляя, что каждую минуту из меня вытравливается очередная порция скверны, внушая себе мысль, что очищаюсь от нее, понимая, что иначе не смогу жить дальше. Да и сколько мне осталось, этой жизни. День, два, неделя?..

Перед глазами стояло лицо демона, как я не гнала его. Страшный, с глазами словно черные впадины, наполненные адским огнем. С хищным оскалом на губах, обнажающим белые зубы. Огромный и переполненный злобой, жаждущий зрелищ, измывающийся над жертвой. Не сомневалась, что в финале игры меня ждала смерть. Но и сдаваться так просто не планировала. Не увидит он моей слабости, а вот ненависти хлебнет сполна! Только она и поддерживала во мне жизнь, а еще желание отомстить, только вот как, пока еще не знала.

В тот момент, когда я выбиралась из ванны, в комнату снова заглянула мышь номер какая-то там.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю