156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Огромный бриллиант (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Огромный бриллиант (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 ноября 2017, 23:30

Текст книги "Огромный бриллиант (ЛП)"


Автор книги: Лорен Блэйкли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

ОГРОМНЫЙ БРИЛЛИАНТ
Автор: Лорен Блэйкли


Рейтинг: 18+

Серия: Огромный бриллиант #1 (про разных героев)

Номер в серии: 1

Главы: Пролог+28 глав+2 Эпилога

Переводчик: Анастасия К.

Сверщик: Кристина Ш.

Редактор: Натали И.

Вычитка и оформление: Ольга З.

Обложка: Таня П.

ВНИМАНИЕ! Копирование без разрешения, а также указания группы и переводчиков запрещено!

Специально для группы:K.N ★ Переводы книг

(https://vk.com/kn_books)


ВНИМАНИЕ!

Копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков запрещено!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Пролог


Мой член чертовски прекрасен.

И, поверьте, я не преувеличиваю. Рассмотрим все его достоинства.

Начнем с самого очевидного.

Размер.

Безусловно, кто-то скажет, что размер не имеет значения. Но знаете, что я вам скажу? Это ложь.

Вы не захотите крошечный бриллиант на пальце, когда можете получить целых три карата. Вы не захотите один доллар, когда можете получить блестящую купюру с изображением дружбана Бенджамина. И уж точно не захотите кататься на миниатюрном пони, когда можно устроить родео на члене рок-звезды для своего же удовольствия.

Почему? Потому что чем больше, тем лучше. Веселее. Спросите любую женщину, которой хоть раз приходилось произносить эти страшные слова: «И это все?».

Ни одна женщина ни разу не задавала мне такой вопрос.

Теперь вам, наверное, интересно, насколько Он большой? Ой, да ладно. Ни один джентльмен не выдаст эту тайну. Я, может быть, и трахаюсь, как Господь Бог, но все-таки джентльмен. Перед тем, как раздвинуть ваши ноги, я открою перед вами дверь. Помогу надеть пальто, заплачу за ужин и буду относиться, как к королеве, в постели и за ее пределами.

Но я все понимаю. Вам хочется видеть картинку перед глазами. Точные данные в сантиметрах, чтобы изо рта потекли слюнки. Хорошо. Представьте себе его. Представьте член своей мечты… так вот – мой намного больше.

Возвращаясь к тому, как он выглядит. Будем честны. Некоторые члены чертовски уродливы. Я не буду рассказывать как и почему. Вам известно, как они выглядят, но, если говорить о моем, хочу, чтобы в вашей голове были всего четыре слова: длинный, толстый, гладкий и твердый. Если бы мастера эпохи Возрождения ваяли скульптуры членов, мой был бы эталоном.

Но, если честно, ничего из этого не имело бы значения, не обладай мой член самым важным качеством.

Умение.

В конечном счете, мужской член должен измеряться количеством оргазмов, к которым он может привести. И я сейчас говорю не только о собственном удовлетворении. Это жульничество. Я говорю о том самом, при котором женщина выгибается, словно кошка, ее пальчики поджимаются, границы стираются. Ее мир переворачивается с ног на голову.

Сколько удовольствия может доставить мой член? Я не люблю трепаться о своих победах, но знаете, что? У моего члена прекрасный послужной список.

Именно поэтому так чертовски ужасно, что ему придется сделать перерыв.

Глава 1


Мужчины не понимают женщин.

Это общеизвестный факт.

Как и тот парень.

Чувак, сидящий в самом углу моего бара. Он облокотился на металлическую стойку, его поза так и кричит «я, типа, крутой». Разговаривая с сексуальной брюнеткой в прямоугольных красных очках, поглаживает свою бородку и делает вид, что он самый лучший слушатель в мире. Но дело в том, что смотрит он на ее грудь.

Согласен, у брюнетки действительно классные сиськи. Настолько «классные», что они могли бы получить свой собственный почтовый индекс.

Но, серьезно, мужик.

Ее глаза выше. И ты должен смотреть именно в них, иначе дама уйдет.

Я наполняю бокал одного из наших постоянных посетителей светлым пивом – бизнесмен, который забегает к нам раз в неделю. Он работает на износ, и вы всегда можете увидеть в его глазах «пусть мой босс отсосет за то, что мне приходится так много вкалывать». Поэтому все, что я могу, это налить ему пару бокальчиков.

– За счет заведения. Наслаждайся, – говорю я, пододвигая к нему бокал.

– Самая лучшая новость за весь день, – говорит он, едва улыбаясь, после чего выпивает половину бокала и оставляет три доллара чаевых. Хорошо. Бармены, которые зависят от чаевых, оценят это по достоинству. Но Дженни пришлось рано уйти, потому что у ее сестры началось что-то вроде кризиса, поэтому я обслуживаю оставшихся посетителей, в то время как мой бизнес-партнер – Шарлотта – разбирается с бумагами.

Как только Любитель облокачиваться на барные стойки наклоняется ближе к Красным Прямоугольникам, она пятится, качает головой, хватает сумочку и направляется к выходу.

Ага. Я мог бы стать гадалкой, специализация – предсказания, выйдет у парня заполучить девушку или нет.

Чаще всего шансы у парнишки ничтожно малы, потому что он совершает самые распространенные ошибки. Вроде этого глупого начала разговора с использованием типичной пик-ап фразы: «Девушка, вы превращаете все мягкое в твердое!» или «Вы должны продавать хот-доги, потому что вам, определенно, известно, как заставить венскую сосиску стоять». Ага, я тоже не мог поверить своим ушам. Или как насчет вот этой ошибки? Парень, у которого постоянно блуждающий взгляд и выраженная неспособность прекратить пялиться на других женщин. Ну кому такое понравится, а?

Хотя все-таки наихудший грех – это самонадеянность. Да хотя бы в том, что она захочет поговорить с тобой. Или в том, что она согласится поехать к тебе. Или, что она позволит тебе поцеловать ее.

Вы же знаете, что происходит при чрезмерной самонадеянности.

Что же насчет меня?

Просто загляните в мой диплом. У меня два высших образования по специальности в области финансов и понимания женщин, и оба я закончил с отличием. У меня энциклопедическое понимание того, чего хочет женщина... и я умею давать ей это. Я достиг полного и свободного владения языком женского тела, их мыслей и жестов.

Вот, к примеру, как сейчас.

Шарлотта что-то печатает в своем ноутбуке, прикусив уголок своих губ, в попытке сконцентрироваться. Перевожу: «Я чертовски занята, так что не смей меня отвлекать, или я вырву твой кадык».

Ну, окей, нет проблем. На самом деле, она не мастер по вырыванию кадыков. Но вся суть в том, что от нее прямо исходят флюиды «Не Беспокоить».

А тот Любитель облокачиваться на барные стойки, определенно, не умеет читать, говорить или писать на женском языке. Он бродит вдоль бара, готовясь сделать первый шаг. Думая, что у него есть хоть какой-то шанс с ней.

Из моего местечка за стойкой я практически слышу, как он прочищает горло, репетируя приветствие для Шарлотты.

Конечно, я понимаю, почему у этого парнишки виды на мою лучшую подругу. Шарлотта – роскошная богиня высшего сорта. Во-первых, у нее волнистые светлые волосы в сочетании с глубокими карими глазами. У большинства блондинок голубые глаза, поэтому Шарлотта получает сто баллов. Плюс, она способна быть совершенно непредсказуемой и убийственно сексуальной.

Во-вторых, у нее фантастическое чувство юмора.

В довершение ко всему, она чертовски умна.

Но Любитель облокачиваться на барные стойки не знает об этих последних двух ее преимуществах. Он способен разглядеть лишь то, что она великолепна, и именно поэтому хочет начать свою игру. Он занимает стул рядом с ней и ухмыляется, демонстрируя свои зубы. Она вздрагивает, пораженная тем, что парень вторгся в ее личное рабочее пространство.

Шарлотта полностью контролирует себя. Но давным-давно мы заключили договор, когда объединялись в создании общего бизнеса – этого бара. Если один из нас нуждается в том, чтобы другой прикинулся его девушкой или парнем, чтобы успешно выйти из щекотливой ситуации, мы поклялись вступаться и играть эту роль.

Эта просто игра, в которую мы играем с колледжа, и она всегда срабатывала на все сто.

Безусловно, это работало и потому, что мы с Шарлоттой никогда не были настоящей парой. Она слишком нужна мне – как друг – и, судя по количеству раз, когда она смеялась со мной или плакала на моем плече, я тоже ей нужен. Что же насчет второй причины, почему эта тактика была чудесной – мы оба знаем, что никогда не станем чем-то большим, чем просто друзьями.

И сейчас я иду прямо по направлению к Шарлотте – как раз в тот момент, когда Любитель облокачиваться на барные стойки присаживается возле нее и называет свое имя, спрашивая в ответ, как зовут ее.

Я подхожу и кладу ладонь на ее поясницу так, словно она моя. Словно я именно тот, кто может прикасаться к этому телу, запускать пальцы в ее волосы и заглядывать в эти глаза. Я наклоняю голову и посылаю ему самую огромную «выкуси»-усмешку, потому что именно я – тот счастливый сукин сын, который пойдет с ней домой, следуя нашему сценарию.

– Мою невесту зовут Шарлотта. Очень приятно познакомиться, я – Спенсер, – говорю я и протягиваю ему руку для пожатия.

Парнишка морщит нос, словно кролик, понимая, что ему, в который раз, не перепадет этой ночью.

– Хорошего вечера, – бормочет он, и сваливает.

Шарлотта поднимает подбородок, глядя на меня, и одобрительно кивает.

– Только посмотри на себя. Капитан Жених пришел на помощь, – говорит она, проводя ладонью по моей руке и сжимая мой бицепс. – Я даже не заметила, как он подошел.

– Именно поэтому я тебе и нужен. Я всевидящий, – говорю я, закрывая входную дверь. Бар уже пуст. Остались только мы двое – впрочем, как и всегда к моменту закрытия.

– Обычно твои глаза заняты поиском доступных женщин, – произносит она, посылая мне этот «Я знаю тебя слишком хорошо» взгляд.

– Что сказать? Мне нравится тренировать свои глазные яблоки, впрочем, как и все остальные части тела, – говорю я, поглаживая свой плоский, словно доска, живот.

Потом она зевает.

– Пора в кровать, – говорю я ей.

– Тебе тоже. О, подожди. У тебя наверняка сегодня еще свидание.

Она права, обычно так и есть.

В этом месяце я встретил невероятную малышку в тренажерном зале. Она усердно тренировалась, а потом еще усерднее работала со мной, когда я нагнул ее над спинкой дивана в своей квартире. Она написала мне на следующий день, рассказывая о том, как болели ее бедра, и как сильно ей это понравилось. А еще сказала, что если я когда-нибудь загляну в Лос-Анджелес, мне следует позвонить ей, потому что она жаждет снова объезжать меня всю ночь.

Собственно, она так и делала. Если однажды вы попробуете филе-миньон, вряд ли вам захочется вернуться к поеданию гамбургеров.

Я сохранил ее номер. Никогда не знаешь, что будет дальше, верно? Нет ничего постыдного в том, что двое взрослых людей наслаждаются ночью, проведенной вместе, и расстаются ближе к утру, пропуская лишние любезности.

Вот как все должно быть. Первое правило подобных встреч – всегда сначала удовлетвори женщину – в идеале пару раз – прежде чем самому получить разрядку. Следующие два правила невероятно просты – не привязывайся и никогда, никогда не будь бестолковым. Я следую своим собственным правилам, и именно поэтому у меня такая прекрасная жизнь. Мне двадцать восемь, я одинок, богат, горяч и я – джентльмен. Не должно быть сюрпризом и то, что я много трахаюсь.

Но сегодня у моего члена выходной. И он рано ляжет спать.

Я качаю головой, тем самым отвечая на вопрос Шарлотты, и продолжаю протирать посуду.

– Не, у меня завтрак с отцом и еще каким-то парнем в семь сорок. Он пытается продать магазин. Мне нудно быть свежим и подготовленным, чтобы произвести впечатление.

Шарлотта указывает на дверь.

– Тогда иди, получи свой сон для красоты, Спенсер. Я все закрою.

– Ну уж нет. Я пришел заменить Дженни. Езжай домой. Я вызову тебе такси.

– Ты же помнишь, что я прожила в Нью-Йорке пять лет, верно? Я знаю, как вызвать такси поздно ночью.

– Я прекрасно осведомлен о твоих независимых привычках. Но мне плевать; я отправляю тебя домой. Чем бы ты не занималась сейчас, можешь заняться этим у себя дома, – говорю я ей, швыряя тряпку в раковину. – Погоди-ка, ты не переживаешь, что Брэдли Дипстик будет бродить по лобби в попытке впихнуть тебе букет цветов в это ночное время?

– Нет. Обычно он планирует свои засады-извинения в дневное время суток. Вчера он прислал мне метрового медведя, сжимающего красное атласное сердце, с надписью «Пожалуйста, прости меня». Что, черт возьми, я должна с этим делать?

– Отправь ему обратно. В его офис. Со словом «НЕТ», написанным красной помадой на этом сердце, – бывший парень Шарлотты тот еще выскочка, туповатый ублюдок, и этот урод никогда не получит ее обратно. Это я вам говорю. – Погоди-ка. У мишки есть средний палец на лапе?

Она смеется.

– А это неплохая идея. Я просто не хочу, чтобы весь офис знал о том, что произошло.

– Знаю. Хотел бы я, чтобы ты целое гребаное столетие вообще не встречала этого парня.

Я вызываю ей такси, целую в щеку и отправляю домой. После этого закрываю бар и направляюсь в свое логово в Уэст-Виллэдж, на шестой этаж городского особняка с террасой, с которой открывается вид на весь нижний Манхэттен. Идеально для июньской ночи.

Я бросаю ключи на стол в гостиной и просматриваю последние сообщения на моем телефоне. Смеюсь, когда моя сестра Харпер отправляет мне фотку из желтой прессы – одна из статей датируется несколькими неделями назад, там я с сексуальной цыпочкой из тренажерного зала. Оказывается, она тренер какой-то знаменитости из реалити-шоу. Я и подписан, как «замечен нью-йоркский плейбой» – собственно, как и в прошлый раз, когда я был замечен с новым шеф-поваром на открытии ресторана в Майами в прошлом месяце.

Что же насчет сегодняшней ночи... я буду примерным мальчиком.

На завтрашний день обещать подобного не буду.

Глава 2


Рубашка на пуговицах. Галстук. Угольно-серые брюки. Темно-каштановые волосы, зеленые глаза, волевой подбородок.

Да-да, именно то, что нужно.

Отличный вид для пятничного утра, и, будь я чуваком из какого-нибудь дрянного фильма, то просто тащился бы от собственной крутизны.

Но, если честно, я не такой. Черт, ну кто так вообще себя ведет?

Вместо этого я поворачиваюсь к своему коту Фидо и узнаю его мнение на этот счет. Его ответ прост: он удирает от меня прочь с высоко поднятым хвостом.

У нас с Фидо полнейшее взаимопонимание: я его кормлю, а он не мешает мне. Он появился на моем балконе год назад, мяукая за раздвижной стеклянной дверью, одетый в ошейник с надписью «Принцесса Поппи». Я выяснил, что он принадлежал маленькой старой леди из нашего дома, которая не так давно отошла в мир иной. Эта маленькая старая леди, вероятно, перепутала его с кошкой. У нее не было родственников, как и инструкций по уходу за котом. Я забрал его, выбросил этот розовый ошейник с блестками и дал ему имя, достойное представителя мужского пола.

Такие отношения – беспроигрышный вариант.

Как и вчера ночью. Фидо никогда не воет и не мяукает, когда я прихожу домой поздней ночью. Уж точно не хотелось бы споткнуться об кого-то, входя в дверь в предрассветные часы. Я работаю сегодня ночью, но завтра вернется Дженни, и мне нужно встретиться с моим другом Ником и отпраздновать одно событие. Его успешное ТВ-шоу было продлено еще на один сезон на Comedy Nation, и мы планируем пропустить пару рюмочек в баре в Грэмерси-Парк. К тому же, там работает сексуальная барменша, с которой я пару раз разговаривал. Ее зовут Лена, и она делает отменный «Харви Волбенгер», поэтому забита у меня в телефоне по названию коктейля.

Устрою ей фейерверк. (Примеч. Коктейль Harvey Wallbanger был создан вовремя празднования победы на очередных соревнованиях серфингистом по имени Харви, который употребляя «Отвертку» добавлял в ее состав ликер Galliano. Весело и шумно отметив свою победу, Харви отправился домой и, выйдя из бара шел, пошатываясь и стукаясь о стены. Именно этот факт и дал название коктейлю – Харви, бьющийся о стены.).

Звучит довольно многообещающе, и под обещанием я подразумеваю, что так и будет.

Я переодеваюсь и еду на метро в Верхний Ист-Сайд – туда, где обитают мои родители. Да, они живут в достатке, но ко всему прочему – это может шокировать – не засранцы. Уверяю. Это не история богатого парня со снобом папашей и холодной, циничной мамочкой. Это рассказ о парне, который любит своих родителей, и родители любят его. Угадайте, что еще? Мои родители даже любят друг друга.

Откуда я знаю?

Потому что я не глухой. Нет, я не слышал что-то, когда был ребенком. Вместо этого я слышал, как моя мама, просыпаясь, каждое утро счастливо напевала какую-нибудь мелодию. Я многому научился от них. Счастливая жена – счастливая жизнь, и один из способов сделать женщину счастливой – в спальне.

Сегодня моя работа состоит в том, чтобы сделать своего отца счастливым, а отец хочет видеть своих отпрысков на этой встрече за завтраком, в том числе мою маленькую сестру Харпер. Она подходит ко мне на Восемьдесят второй улице, ее красные волосы, словно вспышка пламени. Приблизившись, она делает вид, будто собирается схватить меня за ухо.

– Посмотри, что я нашла. Погоди-ка. Что за?.. – она поднимает руку над моей головой и достает тампон.

Ее губы округляются от шока.

– Спенсер Холидей. Ты пользуешься тампонами? Когда начались твои месячные?

Я взрываюсь.

Она хлопает меня по другому уху и достает маленькую таблетку.

– О, посмотри, вот немного «Адвила», если начнутся боли.

– Хорошая попытка, – я улыбаюсь. – Ты показываешь такие представления на всех детских праздниках?

– Нет, – подмигивает Харпер, – но один из подобных трюков мама застолбила у меня полгода назад.

Вместе мы подходим к одному из ресторанов на Третьей авеню, прогуливаясь вдоль одного из прекрасных нью-йоркских кварталов – с просторными верандами, особняками из красного камня и деревьями с пышными кронами, посаженными через каждые десять метров. Похоже на декорации к романтической комедии.

– Как поживает городской плейбой? Слышала, что Кэссиди Уинтерс сказала, будто ты – лучшее, что было у нее за последние годы.

Я морщу лоб.

– Кто это?

Она закатывает глаза.

– Сексуальная тренерша, о вас еще писали в газетах. Я отправляла тебе фото прошлой ночью. Разве ты не прочел заголовок?

Я качаю головой.

– Неа. К тому же, это было давным-давно, – в мире свиданий две недели кажутся вечностью.

– Уверена, она до сих пор поет тебе дифирамбы.

– Кажется, мне стоит немедленно удалить ее номер, – незнание закона не освобождает от ответственности… или от дерьмовой репутации.

– Ну, тебе лучше следует присмотреться к мистеру Офферману, папиному покупателю, – говорит она, когда синеволосая женщина, выгуливающая щпица, оборачивается в нашем направлении.

– Думаешь, стоит с ним пофлиртовать? – невозмутимо спрашиваю я, останавливаюсь посреди квартала и вращаю бедрами, подключая свой знаменитый «взгляд стриптизера». – Потанцуй, – я шлепаю себя по заднице, – потрогай меня.

Харпер краснеет и переводит свой взгляд в сторону леди.

– О, Боже, прекрати.

– Ну же, не заставляй меня быть снобом в стиле Чиппендейла.

Она хватает меня за руку и тянет за собой, в результате чего мы врезаемся во владелицу собаки. Женщина удивленно смотрит на меня и произносит:

– Хорошо двигаешься.

Видите? Цыпочки тащатся от меня.

– В любом случае, я говорю о том, что он очень консервативен. Семейные ценности и все такое. Именно поэтому мы здесь.

– Конечно. Нужно делать вид, что мы счастливая любящая семья. Верно? Это я должен делать? – говорю я и отвешиваю легкий подзатыльник. Потому что она этого заслуживает.

– Эй. Не порти мою прическу.

– Ладно, ладно. Я понял. Ты хочешь, чтобы я притворялся милым мальчиком, а ты ангелочком.

Она скрещивает руки на груди в молитвенном жесте.

– Я и есть ангел.

Мы входим в ресторан, и папа встречает нас в фойе. Харпер извиняется и отправляется в дамскую комнату, а папа хлопает меня по спине.

– Спасибо, что присоединился к нам. Ты получил записку, да?

– Конечно. Разве я не выгляжу, как сын успешной семьи голубых кровей? – я скольжу рукой по своему галстуку, естественно от Barneys, за что им большое спасибо.

Он похлопывает меня по щеке.

– О, что ты, это неоспоримо, – затем забрасывает руку мне на плечо, – ох, я так рад, что ты тут. И послушай, – говорит он, понизив голос, – тебе известно, что меня не волнует, чем ты занимаешься в «свободное время». Но у мистера Оффермана есть четыре дочери в возрасте от семнадцати до одиннадцати лет. Поэтому он предпочитает более…

– Благопристойных? – говорю я, демонстрируя свою лучшую улыбку хорошего парня. Отец щелкает пальцами и кивает головой.

– Они здесь, на завтраке? Его дочери?

Он качает головой.

– Только ты, твоя сестра, он и я. Он хотел встретиться с вами двумя. Единственное, что я хочу сказать – чем меньше ты будешь соответствовать своему статусу «знаменитый нью-йоркский плейбой», тем счастливее он будет, а чем счастливее он, тем счастливее я. Можешь ли ты это сделать?

Я вздыхаю и распахиваю глаза.

– Я не знаю, пап. Это, вроде как, серьезно ограничивает мои разговорные возможности. Так как обычно я говорю только о женщинах и сексе. Черт побери, – произношу я разочарованно и делаю вид, что подготавливаю себя, начиная загибать пальцы. – Итак, политика, религия, контроль над огнестрельным оружием. Это то, на чем я сосредоточусь, ладно?

– Не заставляй меня дать тебе в морду, – шутит он.

– Отец, все понятно. Я не буду разрушать твою мечту. Обещаю тебе. В течение следующего часа я примерный сын и перспективный нью-йоркский бизнесмен. Я ни слова не скажу о женщинах или о сайтах для парней, – говорю я ему, потому что умею быть хамелеоном. Я могу сыграть партию милого мальчика или серьезного бизнесмена. Я могу сыграть выпускника Йельского университета или веселого балагура. Сегодня я буду отзываться на члена Лиги Плюща, а не на чувака, который создал и продал одно из самых востребованных приложений для знакомств.

– Спасибо, что согласился сохранить в тайне эту сторону. Я долгие годы искал подходящего покупателя, и, думаю, в конце концов, нашел. Если и относительно некоторых деталей все пройдет хорошо, то мы подпишем бумаги в конце следующей недели.

Мой отец – суперзвезда в ювелирном деле. Вряд ли кто-нибудь знает, как его зовут, но, определенно, все знают его магазин. Он основал «Катарин» на Пятой авеню тридцать лет назад, и значится не последним человеком в ювелирном деле. Небесно-голубые коробочки, которые были разработаны для бутика, буквально стали иконой стиля – признаком роскошных подарков. Жемчуг, бриллианты, рубины, серебро, золото – не перечислишь. Названный в честь моей мамы, «Катарин» является дворцом утонченности, и мой отец превратил магазин на Пятой авеню в целую сеть бутиков, расположенных в двенадцати городах мира. «Катарин» отправила меня и мою сестру в частную школу, затем в колледж, и, в целом, сделала наши жизни потрясающими.

Папа хочет отойти от дел и вместе с мамой объехать весь мир. Это была его мечта, и он наконец-то нашел того самого покупателя – кого-то, кто осознает утонченную элегантность бутика, который он построил, и имеет достаточно денег, чтобы заплатить столько, сколько просит мой отец.

Он никогда не планировал оставить свой бизнес мне или Харпер. Меня совершенно не интересует управление международной ювелирной сетью, собственно, как и мою сестру. Я уже делаю то, что люблю – владею баром «Лаки Спот» на Манхэттене вместе с Шарлоттой. К тому же, я заработал свои первые деньги еще в колледже, когда запустил Boyfriend Material.

Концепция была проста, но гениальна.

Фото члена не допускаются.

Потому что – что бы вы ни думали – женщины не любят фотографии члена. На ранней стадии знакомства нет ничего более агрессивного и отталкивающего, чем отправленная фотка своего стояка женщине, которая тебе нравится. Даже если у тебя такой же гигантский, как у лошади – фото поставит ее в неловкое положение. Мое приложение предполагает убежище для женщин – там они могут быть уверены, что не будут подвержены фотоатакам с непрошенными снимками членов.

Приложение раскрутилось, и мои инвесторы сорвали крупный куш, а я превратился в гребаного счастливчика.

Но в течение следующего часа, во время разговора с мистером Офферманом, я просто парень, который работает в бизнесе пищевых продуктов и напитков. Игра началась.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю