156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Искры моей души (СИ) » Текст книги (страница 1)
Искры моей души (СИ)
  • Текст добавлен: 8 апреля 2018, 00:30

Текст книги "Искры моей души (СИ)"


Автор книги: Кира Стрельникова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Кира Стрельникова
Искры моей души

ПРОЛОГ

Я сидела за столиком в любимом кафе и угрюмо водила ложкой в остывшем капучино. Напротив устроилась Даринка, моя давняя подруга, даже больше, чем подруга. Старшая сестра, психотерапевт, а порой и заботливая мамочка, утиравшая сопли и слезы расклеившейся мне. Да, творческие личности, особенно женщины, они такие, с очень тонкой и нервной душевной организацией. За окном монотонно шумел дождь, серые тучи висели низко над крышами домов, и даже желтые и зеленые фасады не спасали общую мрачную атмосферу на улице и в моей душе. Такое вот суровое питерское лето, с плюс пятнадцатью на градуснике и порывистыми северными ветрами с горизонтальным дождем, против которого спасала только плащ-палатка. Ну или костюм химзащиты.

– Кируля, не нравишься ты мне, – ворвался в мои унылые мысли решительный голос Дары. – Где огонь, где страсть, я тебя спрашиваю? – она потрясла планшетом с открытым файлом моей последней книги – пока что ее видела только Дарина. – Нет, тебе точно надо влюбиться, – сделала подруга совершенно неожиданный вывод, и я очнулась от погружения в вязкое болото мрачных раздумий.

Предложение Дары звучало настолько нелепо, что я фыркнула и закатила глаза.

– Да ну на фиг, от этих любовей одни проблемы и неприятности. Уж лучше любовник, без лишних обязательств и заморочек, – ответила я, откинувшись на спинку стула. – Причем желательно нормальный мужик, а не невнятное нечто, гордо заявляющее, что оно мачо и вообще огонь в постели, – зло вырвалось у меня, и я резко замолчала, не желая снова выплескивать желчь на подругу. Она уже сто раз это слышала. – Да только где ж таких найдешь, – пробормотала о наболевшем. – Только и писать остается о своих тайных фантазиях.

– Ну да, ты у нас дама требовательная, и тебе подавай, чтобы мозг возбудился и встал, – насмешливо парировала Даринка, совершенно не собираясь жалеть меня.

– У леди за тридцать свои тараканы, – я криво усмехнулась. – Нас пошлыми комплиментами и страстными взглядами уже не зацепишь, гормоны проигрывают старому умудренному жизнью мозгу. И заметь, я никогда не мечтала о принце на белом "Майбахе", – назидательно добавила, подняв палец.

– Да-да-да, главное – мужик нормальный, – перебила Дарина и длинно вздохнула, побарабанив пальцами по столу и подперев кулаком щеку. – В общем, Кируль, тебе надо просто отдохнуть. Влюбиться, может, разочароваться, но главное – загореться и проснуться, милая моя. И я знаю, как тебе помочь, – с воодушевлением воскликнула Даринка, ее глаза вспыхнули, а я поежилась и с опаской покосилась на подругу.

Нет, я, конечно обожала мою немного взбалмошную Дарку, но иногда ее прожекты попахивали стопроцентной авантюрой, в которую моя пятая точка настоятельно не рекомендовала ввязываться.

– Так, никаких свиданий вслепую, сайтов знакомств и встреч по обмену, – категорично заявила я, лихорадочно прикидывая, что еще могла затеять Дарина в стремлении помочь мне встряхнуться и снова увидеть краски жизни вокруг.

Она же наставила на меня палец и прищурилась.

– С тебя загранпаспорт и деньги на визу и с собой, – огорошила эта сумасшедшая. – И собирай чемоданы, через неделю ты летишь в отпуск, – усмехнулась торжествующе Дара, довольная, как слон после ведра бананов. – Билеты и жилье на мне, как и страна. Есть у меня хорошая знакомая в одной турфирме, она все сделает в лучшем виде.

Мои глаза натурально полезли на лоб, я ошарашенно уставилась на Дарину, не понимая, шутит она в своей манере или настроена серьезно. Нет, я не против отпуска, конечно, только вроде полтора месяца назад вернулась из очередного, думала, немножко посидеть в Питере, подкопить денег… Только лето подвело, к сожалению, зарядив дождями и ветрами с середины июня.

– И куда ты меня хочешь отправить? – осторожно поинтересовалась я.

– Сюрприз будет, – пропела Дарка, просто лучась от счастья, и у меня закрались серьезные подозрения, что с поездкой все будет далеко не так просто. – Считай меня своей феей-крестной, – с усмешкой добавила она. – Будет тебе подарок от меня на день рождения.

– Эй, фея-крестная, мне хоть купальник брать или обойтись гардеробом Питера? – попыталась зайти с другой стороны и подумала, а не отказаться ли, пока не поздно.

– На море ты уже была, хватит с тебя, – хмыкнула Дарина. – Поедешь за вдохновением и зажигать свой внутренний огонь. Скажу только, это будет Европа. И не вздумай отказываться, – строго добавила подруга, наставив на меня палец. – Я желаю причинять добро, дорогая моя, и конкретно тебе, ясно? Все, марш домой, чтобы завтра паспорт был у меня – заеду в обед, заберу. И собирай чемоданы, – решительно закончила Дара.

Я знала этот блеск в глазах и сжатые губы. Теперь дорогую подруженьку мог остановить разве что тяжелый атомный крейсер. И то, не факт. Даринка из тех настоящих русских женщин, что слону хобот на скаку оторвут и горящую избу плевком затушат. Поэтому все, что мне оставалось, это покорно вернуться домой, найти паспорт и вытащить чемодан из кладовки, только недавно туда засунутый. А может, Дарка и права, на самом деле, насчет встряски. Только я уже не знала, где эту самую встряску искать, отпуска, конечно, радовали, но не приносили тех эмоций, как раньше – может, слишком часто ездила в последнее время, не знаю. Но хандра не отпускала, и в самом деле я ощущала себя какой-то… потухшей. Даже иногда вкус пепла во рту чувствовался.

Мерзкое питерское лето продолжалось, и за всю неделю солнце выглянуло всего один раз на несколько часов. Утром. Пока я спала. Но теперь любопытство и нетерпение перекрывали всю мою хандру, я не могла дождаться, когда Даринка вручит мне паспорт с визой и билеты. Вредная подруга сделала это аккурат за день до предполагаемого вылета, снова вытащив меня в наше любимое кафе.

– Так, значит, слушай сюда, дорогая, – Дара положила на стол пластиковую папку. – Здесь – твой загранник с визой, страховка, билет туда и обратный. Последний можешь поменять, если вдруг понравится место, куда я тебя отправляю, – она хитро прищурилась. – Просто, если надумаешь, напиши мне дня за два, я все устрою.

– А жилье? И кто меня там встречать будет? – пробормотала я, нетерпеливо открыв папку и достав первым делом паспорт.

В принципе, учитывая мой Шенген, вариантов, куда Дарина могла делать мне визу в Европе, было немного. Англия и Ирландия. В остальных странах или в аэропорту ставили штамп, или они входили в Евросоюз и единое визовое пространство. В Лондоне я прошлой осенью была, прекрасный кстати город, а вот в Шотландию только собиралась, и Ирландия в моих планах тоже значилась. Так куда?..

– Кируля, все продумано, не боись, – Дарина покровительственно похлопала по плечу. – В аэропорту встретят от турфирмы, где Галка работает, и отвезут на место, – она загадочно улыбнулась.

Я подозрительно прищурилась, так и не добравшись до визы в паспорте.

– Дарка, колись, во что ты меня решила втянуть? – попробовала я снова воззвать к совести подруги.

Ага, сейчас. У этой заразы совесть отсутствовала напрочь, особенно в отношении меня.

– Езжай, Кирюша, – ласково повторила Дара с улыбкой заботливой мамочки. – И не вздумай там за ноутом сидеть, увижу в онлайне чаще, чем раз в день – попрошу отобрать у тебя машинку, – пригрозила Даринка, и я ведь поверила, что она так и сделает. – С утра за кофеечком почту проверяешь, и все, никаких файлов и текстов. Отдыхаешь, гуляешь, набираешься эмоций и впечатлений, – давала она наставления тоном профессора. – Лечишь нервную систему и перегруженный мозг. Последний – особенно, это твой рабочий орган, дорогая.

Пришлось пообещать, скрестив в кармане куртки пальцы. В файл можно и в оффлайне, между прочим, залезть. Спрятав улыбку, я поспешила домой, по пути в метро все-таки рассмотрев документы. Итак, Даринка отправляла меня в Ирландию, в Дублин. Правда, я не нашла ваучер на гостиницу, но понадеялась, что подруга не соврала насчет встречи в аэропорту. За оставшийся последний день – мой самолет вылетал рано утром, – я дособирала вещи, уже с учетом страны, посмотрела погоду – на удивление, лето в Ирландии было лучше, чем в Питере, там Яндекс обещал хотя бы солнышко и плюс двадцать, а не тринадцать и дожди, как здесь. Но зонтик я все равно сунула, по старой привычке.

В одиннадцать утра седьмого июля мой самолет приземлился в аэропорту Дублина, и я, сонно хлопая глазами и с удивлением рассматривая залитый солнцем аэропорт, вышла из самолета, направляясь к зданию терминала. Ну, здравствуй, Ирландия, страна моей давней мечты. Надеюсь, Даринка угадала, и здесь ко мне действительно вернется вкус к жизни.

ГЛАВА 1

Зеленый Эйри, как называли его сами ирландцы, в самом деле встретил сочной зеленью холмов и чистым, голубым небом. В моем слегка отупевшем от недосыпа мозгу пока не совсем укладывался яркий июльский денек, да еще и теплый, даже жаркий, и байки о том, что лето в Ирландии чуть ли не холоднее, чем в Питере. Учитывая мое долгое и томное общение с серьезным белобрысым ирландским таможенником, который чуть ли не цвет моего нижнего белья и его стоимость выспрашивал, и подъем в четыре утра, в зал ожидания я вывалилась в полуобморочном состоянии, пока еще не до конца осознавая, что прилетела в Ирландию. Страну потрясающей природы и рыжих, которые верят в Маленький народец и на полном серьезе оставляют на ночь молоко в блюдце.

Так, ладно, добраться до жилья, устроиться там, выспаться, а потом уже составлять культурную программу на ближайшую неделю. И кто меня тут встречать должен? Я завертела головой, выискивая встречающего с табличкой, и почти сразу увидела пожилого усатого дядечку с лысиной, одетого в костюм. Он держал табличку с моей фамилией, и я облегченно выдохнула: ура, хотя бы до места жительства доберусь без приключений.

– Привет, я Кира, – я подошла к нему и даже нашла в себе силы улыбнуться.

– Добрый день, мадам, – степенно поздоровался дядечка. – Меня зовут Ирвин, я ваш водитель. Позвольте ваш паспорт?

Разобравшись с идентификацией моей личности, мы вышли из терминала и направились к парковке, где меня ждал блестящий, черный "БМВ" с правым рулем. Уложив чемоданы в багажник, Ирвин открыл передо мной дверь, и я устроилась на переднем сиденье, чувствуя, как тут же навалилась сонливость.

– А долго нам ехать? – уточнила я, когда водитель сел за руль.

Немного непривычно было сидеть там, где обычно водительское место, а уж когда мы выехали на дорогу, вообще в сознании прочно поселилось легкое ощущение зазеркалья. Вроде все в порядке, но почему черт возьми мы по встречке едем?

– Мне сказали доставить вас на ферму под Дублином, мадам, – огорошил ответом Ирвин, уверенно ведя машину по трассе. – Можете подремать, ехать около часа.

А вот и нежданчики начинаются, мда. Ферма? Под Дублином? Что Дарка задумала, как я там буду жить и путешествовать, если у меня нет машины, а уж с правосторонним движением, даже если бы я имела приличный стаж вождения, не рискнула вести ни при каких обстоятельствах.

– Ферма? – осторожно переспросила я. – Вы уверены, Ирвин?

– Абсолютно, мадам. Хозяева предупреждены, они вас встретят, я уже созвонился, когда объявили, что ваш самолет сел, – обстоятельно объяснил мой водитель.

Так. Где там мой телефон? И хотя глаза слипались, я все-таки сумела набрать сообщение любимой подруженьке. "Даринка, зараза такая, куда ты меня услала? Что за ферма? Где моя гостиница в центре Дублина, рядом с кварталом Темпль?" Ответ пришел почти сразу. "Кируль, дыши свежим воздухом, тренируй мимиметр в наблюдении за овечками, кушай домашний сыр и пей молоко, ты же его очень любишь. И никакого интернета, напоминаю" И все. Ни единого словечка объяснения. Ну, Даринка… Я попробовала отвлечься и полюбоваться красотами за стеклом, но подлый организм предал и позорно уснул, да так крепко, что проснулась я, только когда почувствовала, что мы остановились. Встрепенулась, разлепила глаза, разминая затекшую от неудобного положения шею, и огляделась.

– Приехали, мадам, – сообщил очевидное Ирвин.

Я вышла, с удивлением и просыпающимся восторгом рассматривая окружающее. Пологие холмы, покрытые, как бархатом, вереском, который кое-где уже начал цвести нежными лиловыми метелками. Между ними долина, где и находилась ферма, куда меня определила на постой Даринка. Справа чуть вдали виднелась густая темно-зеленая листва довольно большой рощи, с другой стороны, почти у подножия холма, стояли какие-то современные корпуса – может, загоны для овец, может, производство, понятия не имею. Ближе всех стоял дом. Добротный, трехэтажный, каменная кладка говорила о том, что ему никак не меньше пары столетий, а может даже и больше. Большую часть стен затянул плющ, придавая дикое очарование жилищу, сбоку была пристроена стеклянная веранда, вполне вписывавшаяся в общий вид фермы. Аккуратная ограда в половину человеческого роста тянулась вокруг дома и обширного внутреннего двора. В дальнем углу я даже заметила какие-то развалины, из которых кто-то умелый и явно с талантом дизайнера сделал причудливую беседку, надставив крышу и сделав внутри длинное подвесное сиденье-качели.

Подозреваю, еще имелся задний двор, но его заслонял дом. Около крыльца росли яркие клумбы, усыпанные цветами, вдоль первого этажа, почти достигая окон, тянулись пышные кусты. В целом, очень уютное место, несмотря на уединенность, и мое беспокойство насчет удаленности от города слегка поутихло. Наверняка здесь автобусы ходят, вроде не совсем глухое место, и трасса вот она, рядом.

– Ваши чемоданы, мадам, – оторвал меня от созерцания голос Ирвина, и я обошла машину, покосившись на дом.

Ну и где хозяева, которые вроде как должны встретить? Ушли в поля, работать? Или что там фермеры делают? Дом большой, наверняка требует много сил, времени и денег, чтобы ухаживать за ним.

– Ирвин, а где… – начала было я, взявшись за ручки чемоданов, но договорить не успела.

Хлопнула дверь дома, послышались шаги, и чей-то голос на английском весело произнес:

– Прошу прощения, что не сразу вышел, управляющий с производства приходил, дела решали, – и из-за машины появился… ну, надо понимать, хозяин этого поместья.

Фермой все же язык не поворачивался назвать, здесь все дышало стариной, причем потомственной. Я повернулась, нервно сглотнув и уняв панику – моя обычная реакция на незнакомых людей. Всегда сложно было в первый момент встречи вести себя непринужденно. Дежурная вежливая улыбка появилась на губах сама по себе, я набрала воздуха, чтобы поприветствовать хозяина, да так и застыла на месте, неприлично уставившись на него.

Почему-то представлялось, что домом владеет пожилая благообразная чета, к которой регулярно приезжают дети и может быть внуки, и наверняка есть еще какие-то помощники. Но вот увидеть перед собой мужчину в самом расцвете сил, от тридцати до тридцати пяти на вид, в футболке, обтягивавшей крепкий торс, и в обычных джинсах, никак не ожидала. Был он отчаянно рыжим, ну то есть таким, натуральным до последнего волоска, чистого янтарного цвета без единой примеси красных оттенков. Приятное, круглое лицо с тяжелой, гладко выбритой челюстью, усыпанное веснушками, необычно яркие, голубые глаза и белозубая улыбка, которой могли позавидовать голливудские звезды. Ой. Мамочки. Симпатичных мужчин я смущалась еще больше, чем просто незнакомых людей. Так уж вышло, что взрослая, самостоятельная и уверенная в себе женщина слишком много времени проводила дома за компом и совсем одичала, отвыкнув от такого общества.

– Шон Рейли, – как ни в чем не бывало, протянул загорелую руку с мозолистыми пальцами мужчина, продолжая улыбаться и смотреть на меня с открытым интересом. – Вы – Кира, да? Добро пожаловать на нашу ферму.

– Привет, да, Кира, – проблеяла я, нервно улыбнувшись в ответ, и осторожно коснулась ладони.

В голове тут же взметнулось множество вопросов: он сказал – наша ферма, значит, не один тут живет? С кем, с женой? С родителями? С девушкой? Но естественно, вслух их задавать я не стала – выглядеть дурочкой-иностранкой перед Шоном совсем не хотелось. А он между тем легко подхватил оба моих чемодана и кивнул Ирвину.

– Спасибо, что подвезли. Всего хорошего. Пройдемте, Кира, покажу вашу комнату. Вы устали, наверное, с дороги, да? – Шон оглянулся, легко неся мои вещи, и снова сверкнул зубами. – Тогда можем отложить поездку по окрестностям на после обеда, как раз и Росс вернется из Дублина. Здесь потрясающие закаты, особенно если подняться на один из холмов. Вы, кстати, может, проголодались? – спохватился Шон, поставив чемоданы на крыльцо и открыв передо мной дверь. – Проходите, прошу вас. К обеду рагу будет, сейчас могу вам бекон поджарить с омлетом, колбаски разогреть. Как вы к деревенской пище относитесь?

Слегка оглушенная таким натиском заботливости от совершенно незнакомого человека, и стушевавшись еще больше, я предпочла поспешно кивнуть и сразу согласиться со всем:

– Спасибо, нормально. Да, наверное, я бы перекусила что-нибудь, а потом отдохнула. А кто такой Росс? – вот последний вопрос вырвался совершенно спонтанно, пока я отвлеклась на разглядывание просторного холла, в котором вкусно пахло деревом и сухими травами.

– Росс мой брат, – невозмутимо ответил Шон, направившись к деревянной лестнице с красивыми резными перилами. – Мы тут вдвоем живем, присматриваем за хозяйством и домом. Ваша комната на втором этаже, в правом коридоре, там у нас гостевые, а мы с Россом в левом. На первом общие помещения, на третьем мастерская и пара кладовок, и еще чердак имеется, там всякий хлам, близкий сердцу, храним. Ну, знаете, который жалко выбросить, но ставить некуда, а как память вещь дорога, – Шон снова оглянулся, дойдя до площадки второго этажа.

Ага, брат, вычленила я главное. Вдвоем, значит, живут. Про жен ни слова не сказал. Да тьфу, и что я прицепилась к семейному положению-то? Ну, симпатичный мужик, говорливый только, а может, мне это с перелета и недосыпа кажется, ведь в принципе я сама не прочь поболтать. С Даринкой вон по шесть часов общаемся, когда вырываемся встретиться. Так, точно надо перекусить, принять душ, отоспаться, как следует, и… А вот что и, там и будет видно.

– Вот ваша комната, – Шон поставил чемодан у ближайшей к площадке двери и открыл. – Закрыться изнутри можно, за сохранность вещей не беспокойтесь, нам чужого не надо, – хозяин дома занес мои вещи и поставил у двери. – Переходники к розеткам есть, набор зарядок, если что, тоже. Я внизу, на кухне, она слева от лестницы, мимо не пройдете. Располагайтесь, – и мой рыжий проводник вышел, аккуратно прикрыв дверь.

Я глубоко вздохнула и окинула взглядом мою берлогу на ближайшие две недели. Просторная квадратная комната с деревянными балками под потолком, с которых свисали сухие пучки трав. Здесь пахло деревом, этими самыми травами и – стариной. Широкая, добротная кровать, тоже из дерева, с подушками и стеганым покрывалом. Тумбочка, лампа под абажуром, массивный шкаф с резными дверцами, в углу туалетный столик на гнутых ножках, явно антикварный, с множеством ящичков. И еще – о, чудо, – в спальне имелась печка вместо камина, со стеклянными дверцами, сквозь которые, наверное, чудно смотрится живой огонь. Ну да, батарей отопления я не увидела, и в комнате чувствовалась прохлада, несмотря на теплый день. В другом углу, рядом с печкой, стояло настоящее кресло-качалка с накинутым пледом и умильной мягкой игрушкой-овечкой с крайне позитивной мордой, и я чуть не запищала от восторга. А еще, здесь имелась своя уборная с душевой кабинкой. Кайф. Жизнь прекрасна.

Зверски зевнув, я скинула куртку и подошла к окну, обнаружив, что оно выходит на задний двор. Внизу сложенный зонтик, плетеные садовые кресла и большой овальный стол, гриль для жарки мяса, а дальше расстилались пастбища, плавно переходящие в подножия холмов. Сочная, яркая зелень умиротворяла и настраивала на позитивный лад, но спать хотелось все больше. Даже целое стадо умильных овечек вызвало лишь слабую улыбку и колебание мимиметра всего на несколько делений. Решив оставить разбор чемодана на потом, я вытащила, во что переодеться, и пошлепала в душ. Даже засомневалась, а стоит ли спускаться на кухню, или может, сразу завалиться спать, но желудок тут же отозвался возмущенным бульканьем, потребовав накормить его. Ладно, ладно. Пойду, подкреплюсь.

Посвежевшая и слегка взбодрившаяся, я натянула пушистые носочки – без них вообще никуда, с моей склонностью постоянно мерзнуть, – тапки и спустилась вниз, на запах жареного бекона. В просторную кухню-столовую вела арка, и на столе уже стояла тарелка с ланчем: омлет, две сосиски, бекон и фасоль. Рот тут же наполнился слюной, и я не сразу заметила хозяина в дальнем конце помещения, у открытого холодильника.

– Кира, ты чай будешь или что-то другое пьешь? – окликнул он, едва я появилась. – Есть сок, молоко…

– Молоко, – тут же отозвалась я, присев на стул и принимаясь за еду.

Передо мной поставили самый настоящий глиняный кувшин и высокий стакан. Шон улыбнулся, посмотрев на меня, и совершенно неожиданно я вдруг отметила запах его туалетной воды. Терпко-свежий, с едва уловимыми морскими нотками, бодрящий и волнующий. Пришлось поспешно отвести взгляд и вгрызаться в сосиску, уговаривая сердце вернуться на место и не скакать по всей грудной клетке бешеным кроликом. Что мы, симпатичных харизматичных мужчин не видели, что ли? И вообще, я тут всего на две недели.

– Это наше, с фермы. Творог, масло, сливки, все свое, натуральное, – пояснил Шон, словно и не заметив моего секундного замешательства и наливая молоко.

– Спасибо, – пробормотала я, стараясь не коситься в его сторону.

– Приятного аппетита. Кира, я так понимаю, ты отдыхать будешь, да? – уточнил он.

– Собираюсь, да, – кивнула, запивая ланч молоком – вкуснющим, между прочим, куда там покупному.

– Я на производство уйду часа на два, Росс где-то к четырем-пяти вернется, – Шон снял со стула джинсовую куртку и накинул на плечи. – Дом в твоем распоряжении, запасные ключи на столике у входа, если снова проголодаешься – можешь брать еду в холодильнике, – он махнул рукой в дальний угол. – Посудомойка здесь, – Шон показал божественный агрегат, и я молча возликовала. – Просто поставь тарелку и все, вечером включим сразу со всей посудой.

– Хорошо, – снова кивнула я, чувствуя, как желудок наполняется приятной тяжестью, и одновременно начинает клонить в сон – разморило после сытной еды и принятого душа.

Хозяин ушел, а я, практически засыпая на ходу, быстро убрала за собой, поднялась наверх и уже в полусне заползла под теплое стеганое покрывало, свернувшись клубочком, и моментально вырубилась. Кстати, никакие женихи не снились. Мне вообще ничего не снилось, настолько я устала.

Обычно после дневного сна я чувствую себя вареной воблой с мозгами в кучу и потом еще долго прихожу в себя. Тут же отдохнувший и выспавшийся организм поднял меня часа через три, и я бодро вскочила, полная сил и воодушевления. Покосившись на маленький чемодан, где лежал ноутбук, я строго напомнила себе, что сначала – вещи разобрать, и принялась за второй, раскладывая все в шкаф и на туалетный столик. Управилась за полчаса, не так уж много и набрала с собой, и закончив, после некоторого колебания решила спуститься вниз и осмотреть хотя бы первый этаж самостоятельно – если хозяина нет дома. Часы показывали полпятого, солнце стояло еще довольно высоко, в принципе, можно переодеться и погулять по окрестностям, подышать свежим воздухом и полюбоваться холмами.

Я спустилась, прислушиваясь, есть ли кто в доме, и показалось, со стороны коридора, где находились комнаты братьев, когда проходила мимо, доносится смутный шум, но проверять, естественно, не стала. Я девушка приличная. Внизу свернула в кухню за молоком, и только достала из холодильника вожделенную крынку, как от раздавшегося голоса чуть не выронила ее.

– О, привет. Ты – Кира, да?

Голос, хоть и был похож на Шона, но все же неуловимо отличался, был чуть ниже, что ли. Таким бархатистым, пробирающим до дрожи, когда уже неважно, как выглядит человек, слушала бы его и слушала… Вторая моя слабость после запахов – это голоса, однако как же редко встречала мужчин именно с такими. А еще точнее, только по телевизору и слышала, у некоторых актеров. Осторожно выглянув из-за двери, я уставилась на почти точную копию Шона, только чуть выше, пожалуй, шире в плечах, а подбородок и щеки покрывала брутальная темно-рыжая щетина. Причем именно такая, как мне нравилось, не слишком длинная, но и не клочковатая, с проплешинами. Полные губы сложились в приветливую улыбку, а глаза чуть темнее, чем у брата, смотрели на меня слишком уж пристально и как-то оценивающе, по-мужски. Хорошо, что дверь холодильника скрывала почти полностью, я неожиданно для себя смутилась от такого внимания к своей скромной персоне. Одет мужчина был так же, как и Шон, только футболка темная, руки держал в карманах.

– Привет, – осторожно поздоровалась, наблюдая за Россом, если не ошибаюсь. – Да, Кира…

– А, уже отдохнула? – вклинился в нашу беседу второй голос, и на кухне появился улыбавшийся Шон, сменивший футболку на клетчатую рубашку с длинным рукавом, необычайно шедшую ему. – Познакомились, да? Это Росс, мой брат, – озвучил он то, о чем я и так догадалась.

Я же, глядя на них, стоявших рядом, поймала себя на том, что не могу отвернуться и не разглядывать так откровенно. Оба подтянутые, ни грамма лишнего жира, видно, что держат себя в форме, и почему-то я была уверена – не в спортзале гири тягают. Похожие, очень, одинаковым цветом волос, улыбками, даже прическами, и вместе с тем неуловимо отличаются. Росс в самом деле более рослый, на полголовы выше, и взгляд такой, чуть прищуренный и внимательный. Шон казался мягче на фоне брата, может потому, что гладко брился. А еще, так и просилась на язык фраза "настоящие мужики", от них веяло такой мощной волной тестостерона, что мои бедные гормоны, которые я держала на голодном пайке вот уже который месяц, заволновались и грозились ударить в голову. Пришлось сглотнуть, отвесить себе мысленного подзатыльника и заставить закрыть дверь холодильника, тем более, он уже пищать начал. И молока хотелось, теперь особенно, поскольку горло пересохло отчего-то. Совсем не потому, что за мной наблюдали два одинаково внимательных мужских взгляда, нет.

– Спасибо, хорошо отдохнула, – даже смогла вежливо улыбнуться и вспомнить, что меня что-то там спрашивали, и подошла к столу, сосредоточив взгляд на крынке с молоком.

– Кира, а ты верхом умеешь ездить? – вдруг огорошил вопросом Росс, подойдя ближе и остановившись в нескольких шагах.

Достаточно близко, чтобы мой нос уловил горьковатый, с древесно-хвойными нотками парфюм, от которого внезапно ослабли коленки. Да что такое, ну в самом деле. Запах и запах, нечего тут в стойку вставать, как гончая при виде добычи. И вообще, я девочка приличная и скромная, первая ни на кого не бросаюсь. Потому что очень смущаюсь и неловко себя чувствую, не зная, как держаться… Так, вопрос. Меня снова о чем-то спросили.

– Лет пять-шесть назад как-то с друзьями пару месяцев по выходным ездили кататься, – неуверенно ответила, схватив стакан и сделав несколько глотков живительной влаги. – Но так, по полю и немножко по лесной дороге, с инструктором.

Шон оживился, подойдя к Россу и засунув руки в карманы.

– Значит, в седле умеешь держаться? Помнишь, я говорил про прогулку? Поедешь с нами? Посмотришь окрестности, тут красиво, – предложил он.

Верхом. Ой. С одной стороны, ужасно заманчиво, с другой – да мешок картошки будет смотреться в седле лучше, чем я. А позориться перед такими мужчинами – нет уж, увольте. И я уже открыла рот, чтобы с сожалением отказаться, но, кажется, Росс оказался слишком проницательным.

– Поехали, Кира, тебе понравится, тут потрясающая природа, – ну чисто змей-искуситель, еще и голос, зараза такая, понизил будто специально, – Ты первый раз в Ирландии?

– Д-да, – пришлось откашляться и снова приложиться к стакану с молоком. – Я не очень хорошо езжу, правда… – все же призналась, не желая поддаваться соблазнительным бархатистым ноткам, заставлявшим нервы вибрировать.

– Не проблема, поедешь со мной, – невозмутимо изрек Росс, и я порадовалась, что успела проглотить молоко, а то точно поперхнулась бы от такого заявления. – А Шон соберет нам что-нибудь перекусить, устроим пикник на природе, заодно познакомимся поближе, пообщаемся.

– Шустрый такой, – хмыкнул Шон, покачав головой и покосившись на брата, и мне показалось, в его тоне мелькнуло легкое недовольство. – Ну что, Кира, идешь?

– Конечно, идет, чего ей тут одной в доме оставаться, – уверенно решил за меня Росс. – Ты же отдыхать приехала, да, а не в комнате сидеть?

Приперли к стенке, называется. Ну да, отдыхать, но не прямо так же, с места в карьер… Отказываться дальше было бы нелепо, и пришлось кивнуть. Но напор слегка ошеломил, признаться, давно я с таким не сталкивалась. Пришлось быстренько подниматься к себе, судорожно рыться в шкафу и переодеваться. Прихватив рюкзак с фотоаппаратом и пригладив слегка растрепанные кудри, я нервно улыбнулась отражению и спустилась вниз, сражаясь с не унимавшимся волнением. А Даринке я допрос устрою вечером, обязательно. Тоже мне, фея-крестная на мою голову…

Там уже ждал Шон со специальным кофром для пикников – я такие видела в магазинах, и Росс. Он тоже переоделся в рубашку, и братья теперь выглядели вообще, как близнецы, только щетина и отличала одного от другого. И снова, едва спустившись с лестницы, я наткнулась на внимательные взгляды. Ну чего они смотрят-то? Женщин, что ли, не видели, совсем тут одичали на своей ферме? Шикнув на смущение, я выжидающе уставилась на братьев в ответ.

– Готова? Пойдем, – Росс направился к задней двери во двор, и я поспешила за ним, Шон замыкал нашу маленькую процессию.

А выйдя из дома, я сразу увидела невдалеке, за низкой оградой, отделявшей двор от пастбища, с которого увели овец, двух великолепных лошадей красивого темно-шоколадного цвета, с черными гривами и хвостами, уже оседланных. И хотя я ровно относилась к этим животным, но стати восхитили и меня, сразу видно – порода. Лоснящаяся шкура, перекатывавшиеся под ней мускулы, красавцы, да и только. Я засмотрелась на лошадей, остановившись, и когда спины мягко коснулась ладонь, подталкивая вперед, чуть не вздрогнула.

– Нравятся? – раздался рядом довольный голос Шона.

– Красивые, – подтвердила я, покосившись на него, и ускорила шаг, догоняя Росса.

Прикосновение, пусть даже через несколько слоев одежды, взволновало, как и аромат, который уловил мой нос. Черт. А представив, что совсем скоро предстоит ехать вместе с Россом, на одной лошади… Мама дорогая, и вот как тут спокойной-то оставаться, а? И мысли в голову совсем пошлые лезут, ведь вариант, как именно я поеду, собственно, только один. Росс между тем коротко свистнул, и скакуны подняли головы, а потом неспешно потрусили в нашу сторону. Я с некоторой опаской смотрела на них, все же чувствуя себя не слишком уверенно рядом с животными, а Росс поймал свою лошадь за уздечку, похлопал по плюшевой морде, что-то шепнув, и потом, ухватившись за седло, легко перемахнул через спину, усевшись на животном. Я лишь подавила завистливый вздох: рыжий ирландец смотрелся верхом, как прирожденный наездник, с прямой осанкой, широким разворотом плеч и белозубой улыбкой. Вот, наверное, про таких и говорят, что сидит, как влитой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю