156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Разрешите вас арендовать (СИ) » Текст книги (страница 1)
Разрешите вас арендовать (СИ)
  • Текст добавлен: 7 августа 2018, 18:30

Текст книги "Разрешите вас арендовать (СИ)"


Автор книги: Катерина Ши






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

Разрешите вас арендовать
 Катерина Ши



С чего всё началось…

«Как ты, подруга?»

Это сообщение я увидела поздно вечером, хотя Света отправила его еще днем. Что я могла на него ответить, если ноги подкашиваются от усталости, а в животе урчит от голода.

«Никак»

Это моё привычное состояние, когда я остаюсь наедине сама с собой.

Минут через десять пришел ответ.

«Спать не дает? Животик болит?»

«Нет, все с этим у нас в порядке, просто устала. Спит, гуляет, даже играет только со мной».

Ребенок от меня сильно зависит. И это не потому, что я его к себе приручаю. Просто мы постоянно вместе. Иногда в нашем поле зрения появляется папа. У дитя глаза от удивления становятся по пять копеек, а когда этот папа еще и пытается поцеловать, то стресс гарантирован на весь день.

«Пусть муж качает».

Пусть, ага. Как же. Покачает он. За день может раз на руки взять. И при этом малыш разрывается таким плачем, что его быстренько передают маме и уходят.

«С ним не качается, ни ест, ни спит. Вообще ничего».

«Ну, не знаю. У нас на папе лежит, слушает его голос и засыпает».

Вот везет же людям, а? И во мне сейчас говорит далеко не белая зависть. Ой, не белая.

«У нас папа редко подходит…»

«Оставлять сына с папой надо. Мужчинам важно уметь общаться между собой. Сынок должен чувствовать присутствие сильного плеча рядом. У нас сейчас Илюша, как только слышит, что папа приходит с работы, сразу к нему бежит».

А у нас сын, как видит папу, дышать забывает. Боится его.

Но в ответ пишу совершенно другое.

«Здорово, везет вам с папой».

«Подруга, послушай моего совета. Хотя бы на час, но оставляй мужа с сыном!»

И как ей сказать, что мы не можем и трех минут на руках поносить. Но я не успеваю даже ответ придумать, как меня заваливают сообщениями.

«Тебе тоже нужен отдых небольшой (смайлик). В магазин сходить, например. А они пусть сидят, а ты погуляешь. У нас сейчас дошло до того, что со мной спать не идёт, а с папой сразу ложится. Да и кушает тоже с ним тоже».

Господи, где были такие мужики, когда я своего встретила а? Почему меня обделили?

«Блин. Дайте нам вашего папу в аренду».

Шутка, конечно. Никто мне чужого мужа не даст, да и свой не так поймет. Но мне вот тоже хочется, чтобы у моего сына был такой отец. Внимательный, заботливый и терпеливый. Не хочу сказать, что мой муж совсем ужасный. В каких-то вопросах он действительно молодец. Но в плане воспитания…

Ответ, естественно, долго не приходит. Подруга переваривает то, что я ляпнула. Поспешно пишу смс о том, что это шутка и фраза просто пришлась к слову. Но ответ меня убил наповал.

«А почему бы и нет! В аренду, так в аренду!»

«Э, Свет, я, правда, пошутила. Мне не нужен чужой мужик, мне со своим справиться бы».

«Твой муж, в какую смену работает?»

«Во вторую».

«Значит, сегодня жди!»

Я судорожно начинаю звонить подруге, но она предусмотрительно отключила телефон. А у меня сердце от страха заходит. Какая к черту аренда? Какого мужа? Господи!

Будь я какой-нибудь неправильной, то согласилась бы. Но я ведь нормальная и живем мы в таком обществе, что меня не поймут. Да я сама себе не прощу, если в дом приведу постороннего мужика, да еще и ребенка на него повешу. Да о чем я говорю вообще! Это все Светкины шутки. Сейчас вот мне нервы потреплет, а потом скажет, что пошутила.

Хотя на самом деле, причин на аренду чужого папы у нас было много.


Причина первая.

(неделя назад)


– Вань, я в магазин пойду, последи за Степой, – прошу мужа.

– Угу, – был мне ответ.

И как сидел в наушниках, так и продолжает сидеть. Герой на экране отбивает атаку, муж подпрыгивает на стуле и ругается сквозь зубы. А я стою и жду.

– Да чего! – героя убили, наушники падают с грохотом на стол, а я прикрываю глаза. Лишь бы Стёпа не проснулся.

– Говорю, последи за сыном.

– Слежу, я, слежу.

И опять запускает игру.

Если потороплюсь, то должна успеть сбегать за продуктами до того, как проснется сын. Надеюсь, что его ничто не разбудит или никто.

Беру деньги и выбегаю из квартиры, осторожно прикрыв дверь. Так, до магазина бежать минут семь. Мне нужно купить хлеба, молока, йогурт, масло и сыр. Минут десять трачу на сбор продуктов в корзину, а то и меньше. Потом на кассе стоять еще пять минут и домой.

Успею, должна успеть!

И чтобы жизнь мне медом не казалось, в силу вступил закон подлости. До магазина я добежала вполне успешно, и продукты в корзину покидала быстро. Но почему-то из пяти касс, работала только одна. Встряла я в очереди минут на десять. В самом начале копошилась женщина, которая никак не могла определить, что же ей убрать из пакета – бутылку портвейна или пачку пельменей. После долгого обдумывания, пельмени проиграли в неравной борьбе.

Потом к кассе подошла молодая мама и стала выяснять, на какие продукты сегодня есть акция. И закатила скандал, почему на готовые завтраки закончилась скидка. Следом отказалась платить за продукты, чем вызвала негодование в толпе стоящих покупателей.

Я нервно поглядываю на часы и закусываю губу. Сынок, ты только подожди. Не могу я уйти без продуктов. Нам кушать дома нечего, папа в магазин забыл, когда последний раз ходил.

В итоге минут через пятнадцать я бегу домой с пакетом. Тротуар у нас узкий, два человека с трудом могут разойтись, а на дорогу не сойдешь. Вчера сильный дождь был, и поэтому образовалась огромная лужа. А так как стока нет, это болото будет теперь целую неделю сохнуть.

До дома осталось совсем немного – две или три минуты. Мимо меня едет машина. И водитель не удосужился сбавить скорость. Иномарка с шумом проезжает по воде, меня окатывает брызгами с ног до головы. Штаны мокрые, так же как и кофта. А мне еще гулять идти с сыном, а другой удобной одежды у меня нет. Сжав зубы и пожелав хаму встретить все патрули в городе, влетаю в квартиру.

Ор стоит дикий. Как будто ребенка моего мучают. Малыш даже захлебываться стал плачем, а папа его как сидел в комнате, так и до сих пор там. Слезы сами собой подступили.

– Все на «А»! – кричит муж из соседней комнаты.

Сволочь! Я же просила, просила!

Стёпу теперь не угомонить. Качать дома бесполезно, я не знаю, как долго кричал малыш до моего прихода. Быстро надеваю ему легкую шапочку и выбегаю на лестничную клетку. Хорошо хоть коляска стоит на первом этаже, и тащить её не нужно.

Укладываю свой орущий комочек и выскакиваю на улицу. Спускаюсь по пандусу и упираюсь в злополучную машину. Хорошо хоть сейчас водитель додумался отъехать в сторону. Качу коляску в сторону парка, который находится недалеко от дома.

Мокрая одежда неприятно липнет местами к телу, желудок сводит от голода, зато Стёпка замолкает. Это самое главное, а с остальным мы разберемся. Обязательно. Потом. Как-нибудь.

Через двадцать минут меня начинает искать муж.

– Тань, а вы где? – слышу, посуду моет. Хоть тут додумался.

– Гулять ушли, – бурчу в ответ, заглядывая в коляску.

– Так ты ж голодная, я сейчас сменю тебя.

Вот почему Ваня иногда бывает нормальным мужем, а иногда тупоголовым? Он появляется через десять минут. Замечает, что я вся мокрая и продрогшая.

– Ты что ж не сказала? – забирает он коляску.

– А толку то, ты за сыном последить не можешь, а уж об остальном я молчу.

Он что-то говорит в свое оправдание. Но я даже не слушаю, машу на него рукой и бегу домой. Успеваю переодеться и запихать в рот первую ложку остывшего супа, так как посуду все-таки пришлось домывать мне. Раздается звонок.

– Мы идем домой! – сообщает мне муж, слышу, как плачет сын.

– Прошло минут пятнадцать, как я ушла!

– Ничего не знаю, он закричал. Везу его. Встреть нас.

Я, наверное, разведусь. Рано или поздно, но такой ритм жизни меня добьет, однозначно.


Причина вторая.

(несколько дней назад)


– Таня! – муж подлетает ко мне, когда я уже почти домыла посуду, – я взял кредит на новый компьютер.

Тарелка из моих рук выскальзывает и со звоном ударяется о раковину. Я медленно поворачиваюсь в сторону мужа и пытаюсь до конца осознать то, что он только сказал. Кредит? На компьютер? Я не ослышалась?

По глазам вижу, что это правда. Не шутит!

– Сколько? – говорю тихим голосом, а в голове похоронный марш Шопена играет. Прям первые его ноты, самые противные, за душу берущие.

– Шестьдесят тысяч, но ты не переживай, я все посчитал!

И дальше мне расписывают почти что «бизнес-план», а я думаю о том, что без памперсов и смеси мой кроха не останется. Хорошо, что у меня есть свои средства на карте, о которых муж не знает. После родов мои дорогие и любимые родственники скинулись мне на рождение сына. И я их очень попросила делать вид, что никто и ничего не дарил. Калькулятор в голове просчитывает, как долго мы продержимся. И понимаю, продержимся. Выбора то у нас нет.

– Зачем? – задаю еще один волнующий меня вопрос. Ведь буквально за два месяца до рождения Стёпы он обновлял какие-то детали. Заказывал их через интернет, забирал со складов, долго устанавливал и гордился своей предусмотрительностью.

– Игру новую купил, а она не тянет…

Буду ли я слушать дальше? Нет, закрываюсь в ванной и стираю набежавшие слезы. Я всегда знала, что первые тридцать лет в жизни мужчин самые сложные. Вторые тридцать, кстати, не легче. Но я планировала, что сын поможет отцу оторваться от детских забав. Зачем мне дома два играющих ребенка?

Иван настойчиво стучит в дверь, до тех пор, пока я не открываю свое убежище.

– Ты не рада? – да ладно? А чему собственно радоваться.

– Нет, как видишь?

– Все с тобой ясно! Я хотел поделиться радостью, а ты даже поддержать меня не можешь.

– Да в чем тут радость? Какая поддержка? Радоваться тому, что ты теперь совсем из-за компа своего не вылезешь? Этому? Или тому, что твой собственный сын тебя не видит и из-за этого не узнает?

Ухожу в комнату к сыну. Вот сюда-то он точно не зайдет, побоится.

Весь следующий день со мной не разговаривает. После обеда помыл посуду и смотрит на меня, ждет чего-то. Потом у порога протер пол, коляску на этаж принес. И смотрит.

– Я тебе помог, – говорит он вечером и перечисляет свои заслуги.

– Угу, – хвалить даже не буду.

– Хоть бы спасибо сказала!

– Когда я унитаз чищу, ты мне спасибо говоришь? Или когда я стираю и глажу твои вещи? А может тогда, когда с тряпкой бегаю по квартире и полы драю? Считай – это наши обязанности по дому, за них не благодарят. Их просто выполняют безвозмездно, то есть даром.

После этого мы не разговаривали еще день.


Причина третья

(два дня назад)


Если бы не наушники, подключенные к компу, то слушать нам весь день свист пуль и взрыв гранат. Папа у нас появляется, только чтобы поздороваться, искупаться вечером (если работает в первую смену), может зайти и поинтересоваться, почему плачет ребенок.

Собственно, на этом его обязанности иссякли. Он не подходит и не помогает даже тогда, когда я бегу на кухню мимо открытой двери его комнаты. Даже когда ночью он слышит плачь, то переворачивается на другой бок и накрывает голову одеялом.

Но стоит на пороге квартиры появиться бабушкам, как он превращается в образцово-показательного отца. Берет на руки, ходит с сыном по квартире. И в этот момент я его ненавижу. Просто всем сердцем ненавижу этого двуличного человека. Но сделать ничего не могу, то ли люблю, то ли привычка уже. Не знаю.

А еще я как женщина хочу видеть его внимание ко мне. Да, я может, и хожу дома в халате, но волосы всегда в порядке, даже стала легкий макияж наносить. Сама иной раз подойду и обниму, а он сидит, по клавиатуре пальцами стучит. Губами мазнет пару раз по щеке и все.

Вот вчера днем перед его работой заглядываю в комнату, а он сидит на кровати, в телефоне видео смотрит. Небритый, волосы отросли так, что уши закрывают, а челка в глаза падает. На нем спортивные штаны и футболка. И если бы еще куртку надел, то я бы точно сказала одну известную фразу: «Он был в прекрасной спортивной форме, правда на пузе она уже не застегивалась».

– Волосач, бородач, – комментирую увиденное, и добавляю в рифму, – хач.

Разворачиваюсь и ухожу, чтобы в следующий момент услышать недовольный вопль оскорбленного жеребца, который стоит в стойле лет семь и безостановочно ест.

Для кого я стараюсь и навожу красоту? Для себя, и только. Буду сама себе в зеркале улыбаться и мечтать о прекрасном принце, который станет дарить мне цветы только потому, что любит меня. И не будет искать поводов.

А еще я буду такой красивой и даже счастливой для сына, ведь он так искренне мне улыбается, что хочется вместе с ним закрыться от всего мира и дышать одним воздухом. И чтоб рядом никого не было.

Часть 1. Глава 1

Около восьми часов вечера сын заснул. Я прикрыла дверь в детскую и поспешила обедать. Да, я успеваю только позавтракать рано утром и пообедать поздно вечером.

За час успеваю прибрать квартиру, отварить рис, приготовить мяса. Время от времени забегаю в комнату и проверяю своего карапуза. В очередной такой забег меня останавливает стук в дверь.

Ладошки мгновенно вспотели, я на негнущихся ногах подошла к двери и приоткрыла её. На пороге стоит недовольный Женька. Муж подруги уверенно переступил порог, тихонько прикрыл за собой дверь, потянул носом воздух.

– Накормишь?

Я лишь кивнула, ошарашено рассматривая гостя. Пока мужчина скрылся в ванной, а я накрывала на стол, стала вспоминать, а успела ли я убрать белье с сушки? А в каком состоянии раковина? Извела я себя за эти две минуты так, что стал дергаться глаз. А мама мне всегда говорила, держи квартиру в чистоте. Мало ли.

Вот это «мало ли» и настало.

Мужчина появился сразу же после того, как я нарезала хлеб и положила его рядом с тарелкой. На плите закипал чайник, а я не знала, что и сказать. Испытывала жуткое чувство стыда и неловкости.

Женя уплетал ужин за обе щеки, такое ощущение, что не ел целый день.

– Тебе чай или кофе? – неловко переступая с ноги на ногу, спросила гостя.

– Чай, – Женя отодвинул пустую тарелку, – лучше чай. Спасибо, о-очень вкусно!

Я даже смутилась. Ничего не вкусно. Обычно. Быстро заварила свежий чай, поставила перед мужчиной стакан. Достала сахарницу и упаковку с печеньем.

Вздохнув, я посмотрела на мужа подруги и отвела взгляд.

– Жень, не нужно больше приходить, я неправильно пошутила…

– Поздно, я уже согласился.

Я не нашла что сказать, зато заговорил Женька.

– Так, твой муж работает с четырех часов до половины второго ночи? – я лишь кивнула, – какая помощь тебе нужна в это время?

– Да никакая, я сама все делаю…

– Еще раз спрашиваю, какая помощь нужна?

А я не знала, какая мне помощь нужна. Я все успеваю делать: сына уложить, белье повесить и погладить, обед приготовить. Даже душ принять.

– Так, – мужчина потер виски, – меня к тебе отправили помогать, а тебе помощь не нужна. Что-то тут не сходится.

– Да я сама все успеваю, правда. И помощь мне совсем не нужна.

Я говорила как можно убедительней. И еще очень хотелось побыстрее избавиться от чужого мужа в своей квартире. Так как это неприлично, ну и спать уже хотелось сильно.

Евгений осмотрелся, потом задумчиво постучал пальцами по столу.

– Поступаем таким образом. Завтра я приеду раньше. Часам к пяти, устроит? Ты мне составляешь список дел, которые я быстренько выполню и уеду, договорились?

Он взял мой телефон, вбил свой номер и позвонил себе.

– Это на тот случай, если муж раньше придет, – и улыбка такая гаденькая на лице, что невольно закусываю губу, – за аренду буду брать едой. Готовишь ты не дурно, а я в течение дня даже глотка воды иногда сделать не успеваю.

После этих слов он поднялся, обулся и ушел.

Я закрываю дверь на замок и прижимаюсь к ней лбом. Черт меня дернул за язык. Вот что мне теперь делать? Какой список дел составлять?

Из-за этой аренды я переживаю первую половину ночи, а вторую переживаю над кричащим сыном. В итоге, забываюсь сном только под утро. И то, сидя на стуле у кроватки. Часто вздрагиваю и просыпаюсь, поглядываю на своего малыша. И глаза вновь закрываю, позволяя себе хоть немного вздремнуть.

Естественно, день не отличается от ночи. Даже прогулка не помогает успокоить сына. Муж в первой половине дня подходит ко мне с сочувствующим видом. Жалеет и гладит по голове. Но стоит раздаться детскому плачу, как его уносит сквозняком на кухню или в соседнюю комнату. К вечеру я вымоталась настолько, что с трудом переставляю ноги.

Женя приехал без десяти пять, я на автомате открываю ему дверь и указываю рукой на разогретый борщ и тарелку с салатом. Спорить и ругаться с ним не хотелось. Я вновь погрузилась в заботу о сыне.

Первым делом налила маленькую ванну, заварила ромашку. И все это под задумчивым взглядом жующего мужчины. Когда скрылась в ванной, то никак не ожидала, что он ко мне присоединится. Забирает сына, встает на колени перед ванночкой и начинает купать Стёпу. Малыш сначала опешил. Прекратил плакать и во все глаза смотрит на нового неизвестного гостя. Потом привык и даже улыбаться ему стал.

Я лишь стою рядом и наблюдаю. После купания достаточно быстро уложила сына, потом еще немного посидела у кроватки. В животе урчит, а от голода кружится голова. Есть хочется сильно. А еще и запах вкусный шел с кухни. В итоге тихонечко выйдя и прикрыв за собой дверь в комнату, потопала на запах.

Вышла на кухню и замерла. Мужчина стоял у плиты и что-то готовил. Грязной посуды в раковине не оказалось. Все перемыл и убрал.

Устало опустилась на стул. Передо мной моментально появилась тарелка с жареной картошкой и кусочек курицы. Я наливаю себе стакан воды и принимаюсь за еду. Аппетит просто дикий. Даже не сразу удается распробовать вкус пищи.

– Ты сегодня вообще ела?

Мужчина опустился на стул рядом со мной.

– Утром, кофе попила.

Разговаривать с набитым ртом оказалось трудно, но вполне реально. Как только утолила голод, прикрыла глаза.

– Спасибо, – вот искренне поблагодарила человека. Додумался же, приготовил.

– На здоровье. Иди в душ и спать.

И я даже спорить не стала. Как только ополоснулась, проводила мужчину и легла спать.

«Завтра приеду в половине пятого»

Сообщение я прочитала, но отвечать не стала. Спать! Просто спать.

Утром обнаружила на кухне несколько грязных тарелок. Это Ваня ночью пришел с работы и сделал набег на кухню. Открыв холодильник, вымученно улыбнулась. Сегодня снова придется готовить. И в два раза больше. Ведь еще и Женя вечером придет.

Нет, я сегодня обязательно с ним еще раз поговорю. И со Светой. Неправильно это как-то. Чужой мужик ходит ко мне. Нет. И ладно бы совершенно незнакомый. Но муж лучшей подруги! Как низко я пала. Не буду никому больше жаловаться и что-то рассказывать. А то мне это боком выйдет.

На часах – пять утра, а я вовсю кашеварю. Стараюсь сильно посудой не греметь, чтобы сын еще немного поспал. Он, как правило, ближе к шести просыпается. Но сегодня был день исключений. К семи утра я успеваю не только приготовить обед и ужин, но и прибраться в квартире. Не до идеала, но пыль и полы везде протерла.

Стёпка радостно мне улыбается, стоило увидеть мамку. Мой самый замечательный на свете мужчина радует меня день ото дня. Мы с ним, не разлей вода. Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю – только он и я. Даже когда к нам приходит мать мужа, то сын недолго позволяет с собой играть. Он у меня вообще не любит посторонних. Будь его воля, он общался бы только со мной.

Муж проснулся ближе к обеду. За это время мы со Стёпкой успеваем не только два раза погулять, но и поспать. Когда к нам в комнату заходит муж, малыш спокойно играет с моими пальцами, только недавно проснулся и еще находится в сонном состоянии. Но папе же надо взять его на руки и нарушить наше умиротворение. Я, конечно, очень рада, что отец решил побыть с сыном, но не так резко и неожиданно. И вот только малыш оказался на уровне глаз Ивана, только получил поцелуй в щеку, как крик недовольного младенца разнесся по квартире.

– Иди к маме! – сказал Иван и отдает мне ребенка.

А потом и вовсе закрывает дверь в нашу комнату. Хорошо хоть малыш быстро сообразил, что источник маминого раздражения уже исчез за стеной. И что можно дальше наслаждаться общением друг с другом.

А минут через сорок муж решил вернуться. На этот раз он даже приближаться к сыну не стал.

– Собирайтесь, мы едем к бабушке.

Я вздернула одну бровь и смотрю на него.

– Мы никуда не поедем, – говорю спокойно и уверенно.

– Она соскучилась, да и прабабушка нас ждет.

– А ничего что ребенку только три месяца? И что каждый сбор для нас равносилен катастрофе мирового масштаба?

– Но нас ждут!

И все! Вот бывает, что человек долго терпит издевательства над собой, а потом ему сносит крышу. Вот и я сейчас чувствую, как шифер срывает с головы. У меня было одно единственное правило – не ругаться и не кричать при ребенке.

Но сегодня я просто не могла сдержаться. Моё терпение лопнуло, самоконтроль трещал по швам. Нет, я не кричала. Я всегда умела говорить тихо, контролировать силу голоса.

– Знаешь, а мне наплевать, где и кто нас ждет. С низкой колокольни наплевать, чтобы точно попасть на каждого такого ждущего. Вы думаете только о себе, только о том, чтобы поиграться. А о мальчике кто-нибудь подумал? Никто! Вас всегда волновало только ваше личное желание. Поэтому можешь передать, что мы не приедем! Если хочешь, вали один.

Муж пытается сказать, что вообще-то сын уже большой! О да, настолько большой, что на данный момент сосет палец и пускает пузыри.

– Будь добр, исчезни!

Он так и делает. Сидит в соседней комнате, долго бубнит и ругается на меня. Потом звонит маме и ругается уже с ней. Мне особенно нравится, как он моими же словами ей отвечает. Да уж, за эти годы Иван сильно поменялся. Не с таким человеком я познакомилась, не за такого выходила. Сейчас он словно расслабился и стал показывать истинного себя. Так сказать, представляется во всей красе. И это мне не нравилось совершенно. Наши разговоры о том, что нужно вернуть все так, как было, обычно заканчиваются ссорой. Его всё устраивает, меня нет. И он искренне не понимает, почему я не хочу видеть его в трусах и носках в квартире, почему прошу записаться в тренажерный зал. Даже прямым текстом сообщила, что он сильно поправился, растолстел, да и этот живот нельзя было назвать эротическим. На что я получаю один и тот же ответ: «Ты тоже поправилась!»

Да, на пять килограмм. А ничего, что набрала вес после родов. И вместо пятидесяти килограмм вешу пятьдесят пять. И они не идут ни в какое сравнение с его центнером.

Потом за стеной послышалась привычная ругань. Опять они, то бегут на маяк, то ищут транспорт или попали в засаду. В общем, воюет мой муж и разрабатывает стратегию аки полководец.

Я же собираю сына на улицу, быстренько накидываю на плечи курточку и выхожу , закрывая за собой дверь. Лучше уж подышу воздухом и погуляю со Стёпой, чем слушать этот бред. Да еще и Светке надо позвонить. У меня как раз настроение боевое.

Глава 2.


Подруга, как я и ожидала, решила играть в молчанку. Трубку не берет, на улице не появляется. Сложилось ощущение, что меня попросту избегают. И от этого было крайне неприятно. Она ведь прекрасно знает, что с ребенком на руках я никуда не пойду. Поэтому и ведет себя так некрасиво.

С сыном удается погулять чуть больше часа.

За это время я успеваю сильно проголодаться. Хм да, обед прошел как-то мимо меня. Наверное, туда и ужин уйдет. Настроение было средней паршивости, но я сдерживала себя, как могла.

Единственной радостью оказалось то, что Женя сегодня не приедет. У меня даже улыбка на лице сама собой появилась. Шикарно, просто чудесно. Не нужно краснеть и пыхтеть, придумывать оправдания и убеждать мужчину не появляться у меня дома.

Еще одной радостью оказалось то, что когда я вернулась домой, мужа уже не было. Возникла гадкая мысль перерезать все провода у компьютера, но как представлю визг и писк по этому поводу, сразу передумала. Но, как говорится, рано я радовалась.

Часов в восемь вечера во входную дверь постучались. Я никого не ждала, поэтому продолжила посиделки с чашкой чая и пачкой печенья. После очередного настойчивого стука последовал звонок на мобильный телефон.

Евгений.

– Да, – очень надеюсь, что мужчина звонит просто так. Или сказать, что больше у меня не появится.

– Открой дверь, я пришел.

О господи, только не это.

Плетусь к двери и смотрю в глазок. Действительно, стоит. Пришлось открывать дверь и пропускать незваного гостя в квартиру.

– Накормишь? Есть очень хочется.

Хм, почему дома то не ест? Но спрашивать ничего не стала, посмотрела на недовольного, взлохмаченного мужчину. И так жалко его стало, чисто по-человечески. Естественно провожаю на кухню и кормлю, как блудного пса.

– Жень, может, хватит? Уже как-то не смешно.

– А мне, думаешь, смешно? – неожиданно огрызается всегда тихий и спокойный муж Светки, – я в карты проиграл желание, теперь вот отираюсь тут изо дня в день.

Я лишь брови приподняла.

– Могу сказать твоей жене, что ты у меня каждый день ужинаешь и помогаешь с сыном, – забираю пустую тарелку и иду к раковине. И блин, так противно от всего этого: от слов, от обвинений в мой адрес. Не я же со Светланой играла, не я продула?

– Буду весьма благодарен, – слышу в ответ.

– Вот и отлично, – буркнула следом, даже не оборачиваясь.

Я ведь с самого начала говорила, что это плохая идея, что не нужен мужчина здесь. Нет же, упрямый как осел. И сейчас вот выставляет все так, что ему приходится…. Да я никого не заставляю, не хочешь – не надо, мне проще.

Слышу, как закрывается входная дверь. Ни тебе спасибо, ни до свидания. Только закрываю замок и прислоняюсь спиной к холодной поверхности. Чтобы я хоть кому-то еще пожаловалась? Никогда.

Но, не стоило давать такое опрометчивое обещание. Суббота оказалась для меня тем еще моральным испытанием. С самого утра успела поругаться с мужем.

За завтраком смотрела на жутко сосредоточенного Ивана, который листает на телефоне видео из интернета. За двадцать минут лично я успела покушать, помыть за собой посуду и умыться. А он лишь периодически ковыряет вилкой в тарелке. Ухожу из кухни со словами, чтобы после себя помыл посуду. И что? Ничего! Меня либо не слышали, либо сделали так, как захотели. Потому что стоило мне вернуться через час, как обнаружила чашку с тарелкой на столе. Там же лежал хлеб, который успел затвердеть. Масло в масленке немного растеклось. Иду искать мужа и нахожу его, как и всегда, за компьютером.

– Я же попросила за собой убрать, Вань. Неужели это так сложно? – говорю негромко, сдерживаю порыв накричать.

– Да уберу я, уберу! Что ты ко мне с утра пораньше привязалась?

Я смотрю на него и с ужасом понимаю, что чем дальше, тем сложнее нам найти общий язык. Мы друг друга попросту не понимаем. Смотрим на ситуацию с разных сторон. И так продолжалось весь день, весь чертов день!

Я прошу помощи, он просит не мешать отдыхать. Я прошу отвлечься, он ругается на то, что его отвлекли. А мне просто нужно хоть немного времени на себя. Просто хочу спокойно сесть за стол, поесть нормальной горячей еды. Родителям позвонить хочу, в конце концов. Но нет, мне прямо в лицо сказали, что сегодня день отдыха, а компьютерные игры являются хобби. И если бы у меня было увлечение, то не ругалась, а поняла бы мужа. Я лишь покрутила пальцем у виска. Какое у меня сейчас может быть увлечение? Да на любое занятие нужно настроиться, сосредоточиться. А мне когда настраиваться? У меня есть немного времени во время сна сына. Обычно это час, в лучшем случае два. И если я буду заниматься хобби, то дома будет «шаром покати».

От нерадостных и грустных мыслей спас телефонный звонок. Звонит мама. Она, как и всегда интересуется внуком. Все расспрашивает, чему научился, что кушает, как спит. И, на эту тему с ней можно было разговаривать бесконечно. Вообще долго могу обсуждать своего замечательно мальчика, потому что он для меня всё.

– Как там Иван? – спрашивает мама, после того, как на вопросы о внуке ответила.

– Опять играет, – ответила с печалью в голове, рассчитывая на то, что меня пожалеют.

– Главное не пьет и не курит, работает. Деньги в дом несет. А остальное – такие пустяки!

Я была категорически не согласна. Да, очень хорошо, что муж не пьет как у других, хоть и позволяет себе опрокинуть несколько бутылочек пива в пятницу и в выходные дни. Безусловно, он зарабатывает для семьи. Но это мама еще не знает о том, что он взял кредит (второй, между прочим). А мне расхотелось говорить. Вот совсем расхотелось. Я прекрасно понимаю, что она будет на стороне зятя. Даже если он в чем-то станет виноват, обвинят в первую очередь меня. Хранительница семейного очага кто? Я! Значит, недосмотрела, не углядела, следовательно, сама и виновата. Логика железная, хоть и глупая.

Поспешно перевела тему разговора, и совсем скоро извинилась и отключила вызов. Вот почему теперь так плохо на душе? М?

***

С Евгением я пересеклась через несколько дней на пороге моей квартиры. Он стоял, подперев дверь плечом, и со злобой смотрел по сторонам.

А я в этот момент тащила на себе коляску с сыном и пакет с продуктами. Поэтому даже затормозила, чтобы полюбоваться открывшейся картиной. На самом деле просто передохнула, потому что чувствовала себя самосвалом, у которого скоро колесики отвалятся от такой нагрузки. Мужчина, заприметив меня, моментально оторвался от стены и все-таки помог. При этом сквозь зубы что-то бубнил, искоса поглядывая на меня.

Как только подошли к двери, решила задать самый главный вопрос.

– Ты чего пришел? – не менее радостно спросила я, рассматривая поджатые губы и складочку между бровей.

– Светка узнала, что я к тебе не хожу, ничего мне сказать не хочешь? – стоит, смотрит на меня своими темно-синими глазами. И столько ненависти в них. Это он сейчас намекает на то, что я пожаловалась подруге? Фыркнула в ответ.

– Она со мной не разговаривает, трубку не берет, на улицу не выходит. Поэтому все претензии не ко мне, сам где-то засветился.

Открыв дверь ключом, достала сына из коляски и зашла в квартиру. Женька с пакетом продуктов поплелся следом. И мы вместе остановились как вкопанные, потому что из комнаты выходил муж, который, кстати сказать, должен был быть на работе.

Щекотливая ситуация, неприятная. Уже думаю, как продолжить фразу: «Милый, это не то, что ты подумал….». Кажется и Женька набирает в легкие воздух, чтобы хоть что-то сказать. Но муж нас опередил.

– О! Женек! Заходи! – обрадовался Иван, – а я отгул сегодня решил взять, новый комп нужно собрать.

Я стою как дура в коридоре и хватаю ртом воздух. Почему он мне об этом не сказал? Ведь мы разговаривали по телефону, я рассказывала, куда и зачем иду. Неужели сложно додуматься и встретить меня…. Женька же поджал губы и прошел на кухню. С невозмутимым видом стал раскладывать продукты в холодильник.

– Да брось ты это дело, сейчас Танька все сделает, – торопил его муж. Но Женя лишь покачал головой и продолжил свое занятие, искоса бросая взгляды в мою сторону. А я разочарована что ли. Не знаю, как передать ту гамму чувств, что бушует во мне. Однозначно есть место обиде, а еще начинает переполнять злость. Передо мной стоят два мужика, и один выполняет обязанности другого.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю