156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Нежданный ребенок моряка (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Нежданный ребенок моряка (ЛП)
  • Текст добавлен: 5 июля 2018, 13:30

Текст книги "Нежданный ребенок моряка (ЛП)"


Автор книги: Фрэнки Лав






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц)

 

АННОТАЦИЯ

Сэмпсон никогда не хотел вести оседлый образ жизни, потому и стал моряком.

Но затем он встретил Милашку с этими ее пухлыми розовыми губами и невинным телом.

И впервые в жизни он захотел бросить якорь.

Однако суровые братья Милашки не были намерены так просто отдать ему их маленькую сестренку.

Границы проведены и закреплены дракой, а Сэмпсон оказался вынужден отправиться в море прежде, чем открылась истина.

Милашка осталась одна, скучая по своему моряку.

Она нуждалась в нем больше, чем когда-либо.

Особенно теперь, когда носит его ребенка.

Дорогой читатель,

Эта романтическая история обязательно запустит фейерверки! Сэмпсон куда больше, чем моряк, он – герой, за которого стоит сражаться! С таким телом он будет желанен на моей лодке когда угодно!

#ВзберисьНаМоюМачту #ПолныйВперед #СвистатьВсехНаверх #ПоднятьЯкорь #КрасивыйБуй

хо, Фрэнки

Над книгой работали:

Перевод: Мария Гридина и Анастасия Михайлова

Редактура и вычитка: Мария Гридина и Анастасия Михайлова

Дизайн обложки: Мария Гридина

Переведено для группы: https://vk.com/hot_books

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3

ГЛАВА 4

ГЛАВА 5

ГЛАВА 6

ГЛАВА 7

ГЛАВА 8

ГЛАВА 9

ГЛАВА 10

ГЛАВА 11

ГЛАВА 12

ГЛАВА 13

ГЛАВА 14

ЭПИЛОГ

 

ГЛАВА 1

Милашка

Мне было просто необходимо перебраться в собственное жилье.

Ночи вроде этой делали подобный факт кристально ясным. Музыка громыхала из пятифутовых колонок, играя на последних еще оставшихся у меня нервах. Хриплый смех дюжины людей, которых я никогда до этого не видела, заставлял сжимать челюсти, а сигаретный дым… Проклятый сигаретный дым. Почему все эти незнакомцы считали нужным оставлять входные двери в дом открытыми, когда выходили курить на крыльцо?

Необходимость делить дом с тремя братьями – как по мне, это не самое лучшее в жизни. Дайте мне кружку чая, новую книгу на моем Киндл1, возможно, добавьте аромат свечей, и это идеальное времяпрепровождение для меня.

Не что-то дикое и сумасшедшее, но мне нравилось жить в своем маленьком мирке, когда я не стояла за стойкой регистрации в салоне моих братьев. Тату салон «Ангел смерти». Звучит далеко не тепло и уютно.

Был вечер пятницы. Никсон, Смит и Портер пригласили чуть больше пятидесяти лучших друзей, а также были и те, кто просто так решил присоединиться к веселой вечеринке.

Музыка громыхала в ушах, и когда я покинула убежище своей комнаты, то увидела, как Никсон потянулся к регулятору громкости динамиков и повернул его.

Раздосадованная, я проталкивалась сквозь толпу на кухню, чтобы добраться до кипящего чайника, добавив из него кипятка в мою кружку. Я не собиралась позволять всем этим людям испортить мне вечер.

Наполнив чашку, я пошла к шкафу за моим любимым шоколадом, в эту минуту и почувствовала на себе мужской взгляд. И не просто какого-то мужчины. А широкоплечего, одетого в белую тенниску, натянувшуюся на его широкой груди. Невероятно мускулистого и сильного. И когда я бросила на него мимолетный взгляд, то мой пульс ускорился.

Я понимала, насколько этот незнакомец был вне моей лиги, но все же его глаза пожирали меня. Чувствуя, какую власть над моим телом он получил лишь одним своим взглядом, я одернула подол халата. Он заканчивался на середине бедер и внезапно показался мне слишком коротким. И почему я не подумала о том, чтобы надеть штаны, покидая спальню? Возможно потому, что не должна была. В конце концов, это был и мой дом тоже.

Я отказывалась показывать, насколько этот мужчина заинтересовал меня. Повернувшись, чтобы уйти, я отбросила свои волнистые каштановые волосы с глаз и притормозила, чтоб сказать:

– Не проще ли сделать фото?

Его взгляд встретился с моим.

– Думаю, что запомнил тебя достаточно хорошо.

Слова незнакомца были игривыми, но я не флиртовала с друзьями братьев. Никогда. Это были те же ребята, что ошивались в тату-салоне, а я зареклась связываться с ними, также как и с моряками. Я могла жить в военно-морском городке, но это не означало, что мне нужно переспать со всем экипажем, когда корабль приходил в порт.

– Круто, – сказала я, закатывая глаза, изо всех сил борясь, чтобы сохранить самообладание. Правда заключалась в том, что этот мужчина был именно таким, которому я могла бы полностью отдать себя. Настолько уверенный в себе, что заставил мое сердце замереть всего несколькими словами. Мужчина с темными волосами и еще более темными глазами.

Когда я покинула кухню, то попыталась понять, что этот парень здесь делал. Он не был похож на остальных друзей моих братьев. Они были грубыми и невоспитанными, и редко ценили то, что без меня за стойкой регистрации их салон едва ли получил бы клиентов, которым братья наносили татуировки. Они были не достаточно умны для ведения бизнеса. Никсон, Смит и Портер слишком сильно пили, пошло шутили и чересчур многого требовали от меня.

А что насчет этого мужчины? Он выглядел совсем иначе. И дело было не только в отсутствии пирсинга на лице или татуировок на шее.

Он был загадочнее, более напряженным, словно мыслями находился где-то еще.

Я никогда не видела его раньше. Но мы жили в маленьком военно-морском городке в Пьюджет-Саунд штата Вашингтон, и множество людей находились здесь проездом. Отказываясь и дальше уделять хоть какое-то внимание этому незнакомцу, я поправила свои очки в черепаховой оправе, вышла из кухни и пошла дальше по коридору. Я хотела нырнуть в кровать и раствориться в какой-нибудь любовной истории.

– Натяни на себя какую-нибудь чертову одежду, Милашка, – прорычал Смит, когда я проходила мимо него по дороге в свою комнату.

– Я иду в кровать, – прошипела я, не сбавляя скорости. Я же ясно говорила, что была категорически против очередных вечеринок. Соседи продолжали жаловаться на шум, а я совершенно не желала нового визита полицейских.

Когда я прошла дальше по коридору, то увидела большую группу людей, проходящих через передние двери. Узнав некоторых из них, я почувствовала, как дрожь пробежала по моему телу. Эти парни были опасны. Я знала, что они доставляли проблемы многим в городе, круша магазины и устраивая драки. А теперь они были в моем доме.

Разозлившись на то, что мои братья, казалось, не понимали всей ситуации, я прошла в спальню и захлопнула дверь. Мне было безразлично, насколько громко я это сделала – да и навряд ли кто-то мог что-то расслышать за грохотом вечеринки.

Меня охватило чувство неуверенности, когда я подумала о появившихся только что гостях. Стараясь не обращать внимания на мучительные сомнения, я поставила чай и шоколад на прикроватную тумбочку, а затем выключила свет в комнате, оставив лишь небольшую лампочку. Я сняла свой махровый халат, повесив его на крючок двери, а после посмотрела в зеркало, с улыбкой рассматривая свое последнее приобретение в «Виктория Сикрет», которое я заполучила на этой неделе во время распродажи в магазине. Я никогда ничего там не покупала, предпочитая простые сочетающиеся трусики и лифчики. Но комбинация, выставленная на витрине, привлекла мое внимание, и я не смогла сопротивляться желанию остановиться и купить ее.

Нежно розовая и шелковая, нечто подобное женщина надела бы для своего любовника. Но, учитывая, что такового у меня никогда не было, а мои братья были готовы избить любого мужчину, который осмеливался хотя бы просто заговорить со мной, я не видела даже относительно длительных отношений в своем будущем. В принципе, как и любых других.

Но это совершенно не означало, что я не должна была надевать что-то милое, когда лежа в кровати и читая что-то на своем Киндл, скользила пальцами между бедер.

Комбинация мне очень шла. Она обтягивала все мои изгибы, подчеркивая широкие бедра и большую грудь – то, что я никогда не демонстрировала в реальной жизни, предпочитая мешковатые свитера коротким и облегающим вещам.

Сняв тапочки и откинув покрывало с кровати, я улыбнулась, отказываясь позволить хаосу, творящемуся в доме, повлиять на свои планы на вечер.

Но это было до того, как раздался выстрел.

Волна ужаса прокатилась по мне, заставляя сердце громыхать в груди.

Когда я выбежала из спальни, то увидела поднятый пистолет и разбегающихся людей, а затем я почувствовала, как меня обхватили чьи-то руки и потащили прочь.

 

ГЛАВА 2

Сэмпсон

Этой девушке было совсем не место на этой вечеринке. Она была напугана и кричала, но я заметил и показал ей, что пуля вылетела в окно, не задев людей. Однако колени девушки все равно подгибались. Комната опустела довольно быстро. Люди выбегали из передних и задних дверей, так что и я не стал колебаться.

Подхватив незнакомку, прежде чем она упала, я вытащил ее из гостиной, направившись в сторону коридора, из которого она прибежала.

В ту секунду, как увидел, я понял, что эта девушка была чем-то особенным. Но когда кто-то нажал на курок пистолета, я осознал, что она была просто сокровищем, чертовски прекрасным драгоценным камнем, и именно я стану тем мужчиной, который защитит ее.

Заметив открытые двери в спальню, я внес ее внутрь. Стало ясно, что комната принадлежала этой девушке – от стоящего на прикроватной тумбочке чая, который она себе сделала, все еще шел дым, когда я захлопнул и запер дверь.

– Это твой дом? – спросил я, усаживая девушку на кровать и разглядывая это прелестное создание

Она кивнула.

– Да, я живу тут с братьями, но... – девушка покачала головой, темные густые волосы упали ей на глаза. Незнакомка откинула их, и я увидел слезы в ее голубых глазах. – Никогда ничего подобного не случалось раньше. Я должна удостовериться, что все в порядке.

– Никого не подстрелили, – сказал я ей.

Девушка кивнула.

– Я так и не думала. После того, как услышала шум, выбежала из своей комнаты и увидела братьев на кухне. Это случилось прямо перед тем, как ты утащил меня.

Я провел ладонью по челюсти, разглядывая девушку. Она где-то оставила свой пушистый халат, оставшись в тонкой короткой комбинации.

– Ты почти упала в обморок.

– И думаю, что все еще могу, – выдохнула она, ее грудь приподнялась и опала, это было настолько сексуально, что мой член дернулся от такого вида.

– Никто не сможет обидеть тебя, только не пока я здесь. Я защищу тебя.

Ее глаза распахнулись шире, а рука прижалась к груди, когда девушка облизнула губы.

Кто-то постучал в дверь, и незнакомка обеспокоенно свела брови. Некто стал буквально долбить кулаками о дерево, пытаясь проникнуть в комнату.

– Открой дверь, – прозвучал мужской голос.

– Портер? – спросила девушка, ее взгляд метнулся ко мне.

– Да. Открывай, – гаркнул он.

Прикусив губу, она встала и велела мне лезть в ее шкаф.

– Что?

– Мой шкаф. Брат убьет тебя, если узнает, что я здесь с тобой.

– Твой брат?

– Да, Портер. Он... Слишком защищает меня, – она указала мне на дверцу шкафа и прижала палец к губам, призывая вести себя тихо.

Я слышал, как она открыла дверь в комнату, а затем безмолвно наблюдал за происходящим, поскольку шкаф приоткрылся, и я мог увидеть их. Портер оказался огромным парнем, покрытым татуировками, и я вновь задумался о том, почему позволил ребятам с корабля привести меня сюда этим вечером. Обычно я не посещал таких вечеринок, хотя наблюдая за этой малышкой, любуясь ее спиной и задницей, прикрытыми лишь шелковой ночной рубашкой, подумал, что мне чертовски повезло оказаться здесь.

– Ты в порядке? Там стреляли.

– Я слышала. Почему эти парни оказались здесь? Со всеми все в порядке?

– Все целы. Все разошлись, и слава богу копы не заявились к нам.

– Вы обещали прекратить устраивать вечеринки. Теперь ты понимаешь почему? – спросила девушка.

Портер стянул бандану, повязанную у него на голове, и провел ладонью по лысому затылку.

– Я знаю, просто все вышло из-под контроля. Но уже почти все разошлись, а ты просто оставайся в своей комнате, хорошо?

Она кивнула, положив руку на дверь, чтобы закрыть ее.

– И надень на себя долбаную одежду, ты пробуждает в людях неправильные мысли, – добавил Портер грубо.

– Я могу надевать, что захочу.

– До тех пор, пока не выходишь из комнаты. Эти парни опасны. Никто из них не достаточно хорош для тебя.

– Я не твоя собственность, – сказала она с вызовом.

– Я знаю, но ты – моя младшая сестренка, и в мои обязанности входит присматривать за тобой.

– Ладно, – сказала девушка мягко. – Ну, сейчас со мной все хорошо.

Портер кивнул.

– Я собираюсь найти Никсона и Смита, чтобы они помогли мне избавиться ото всех. Думаю, мы с парой человек просто посидим на крыльце и убедимся, что никто больше не заявится к нам.

Девушка согласилась.

– Береги себя. После всего, через что мы прошли из-за отца, я не могу потерять братьев из-за чьего-то дурацкого соперничества.

– Я знаю. Не потеряешь.

Она закрыла дверь и заперла ее, прислонившись к деревянной поверхности спиной. Я видел, как она дрожала, но не знал, было ли тому причиной дерьмо, произошедшее чуть раньше, или еще что-то.

Я открыл шкаф и пошел к ней.

– Эй, – сказал я. – Ты в порядке?

Она посмотрела на меня с такой нуждой, что я ничего не смог поделать, кроме как сократить расстояние между нами.

– Если говорить о важном, – сказал я ей, желая ослабить напряжение. – Мне нравится, во что ты одета, и это не наводит меня на какие-то не те мысли. Только на исключительно правильные.

Она опустила подбородок, но подняла взгляд.

– О, да?

– Да, – сказал я, подходя ближе и осмелившись обернуть ее талию руками, чтобы притянуть девушку к себе. Она не возражала. На самом деле, казалось, что сейчас в моих руках ей стало легче. Плечи девушки опустились, а я мог с уверенностью утверждать, что со мной она расслабилась и успокоилась.

– И какие же это правильные мысли? – спросила она шепотом, когда моя рука опустилась вниз по шелку ее рубашки так, что кончики пальцев почти коснулись подола. Чтобы я только не отдал, дабы скользнуть рукой под него и ощутить мягкую материю ее трусиков. Отодвинуть их в сторону и почувствовать насколько тугой была ее киска.

– Я же сказал, что позабочусь о тебе сегодня ночью, – сказал я, проводя пальцем по ее очаровательному вздернутому носику, а затем сняв очки в черепаховой оправе, чем заставил малышку захлопать голубыми глазами.

Она вдруг игриво поджала губы.

– Ты сказал, что защитишь меня, а не позаботишься.

– Я сделаю все, в чем бы ты не нуждалась, – прорычал я ей на ухо, наслаждаясь тем, как она задрожала при этом. Словно никогда раньше ее не держали подобным образом.

Посмотрев вниз на нее, я подумал, что, возможно, именно так оно и было.

– Ты боишься? – спросил я.

– Тебя?

– Меня. Этого момента.

Она покачала головой, но так слабо, что это было едва заметно.

– Я никогда...

– Никогда что? – спросил я хрипло, мой член дернулся, когда я провел ладонью по ее спине, а потом насладился изгибом бедер, нуждаясь в том, чтобы держаться хоть за что-то в этот момент.

Моя жизнь напоминала чертов торнадо, неудержимый поток, который я не мог контролировать. Я пошел в армию, потому что жизнь дома напоминала мне дерьмовое шоу. Мне же было необходимо постоянство, я должен был сосредоточиться. Должен был выбраться оттуда.

Однако теперь, держа эту малышку в объятьях, я нуждался лишь в одном – войти внутрь нее.

– Я никогда не была с мужчиной, – сказала она мне, эти чистые невинные слова, слетевшие с ее губ, были настолько пропитаны нежностью, что могли бы разбить мое ожесточенное сердце.

Я зарычал от этого откровения, хотя и не собирался брать ее сейчас, только не таким образом. Не тогда, когда она была столь невинна, столь уязвима. Только что в ее доме стреляли, и она едва не упала в обморок прямо мне в руки.

Я любил женщин, но был не из тех мужчин, что могли спокойно спать по ночам, взяв то, что им не принадлежало.

Должно быть, малышка почувствовала, как я начал отстраняться.

– Не уходи, – принялась молить она. – Пожалуйста. Я хочу... Я хочу, чтобы ты позаботился обо мне.

Сжав челюсти, я провел ладонью по ее щеке.

– Я тоже хочу о тебе позаботиться, – я приподнял ее подбородок, и наши взгляды встретились.

Она улыбнулась, а затем встала на носочки, ее губы молили о поцелуе.

Я не колебался. В ту минуту, когда увидел, я понял, что эта девушка была создана лишь для меня.

 

ГЛАВА 3

Милашка

Его губы были горячими и жаждущими, пока его язык ласкал мой рот, а ладони обхватили задницу, словно утверждая, что этот момент принадлежал только нам.

Так оно и было.

– Боже, твои губы такие сладкие, – простонал он мне в губы, заставляя меня всхлипнуть, наслаждаясь тем, как мужчина ощущался напротив меня.

Твердый.

Мускулистый.

– Больше, – попросила я, раскрывая все свои желания этому незнакомцу, который, казалось, видел саму мою суть. Именно этого момента я ждала так долго. Мужчина, который взял бы меня.

– Будь терпеливой, малышка, – сказал он, его рука скользнула под подол моей ночной рубашки. – Я пообещал, что позабочусь о тебе, и я это сделаю.

Я покорно кивнула, наслаждаясь тем, как он прикасался ко мне. Одновременно нежно и требовательно.

– А теперь скажи, это твоя кровать? – спросил он, указывая на узкую односпальную постель возле стены, с накинутым поверх пуховым одеялом и дюжиной разбросанных подушек – прекрасное уютное место для чтения моих восхитительно грязных книг.

– Да.

Он нахмурился.

– Тебе нужна кровать побольше, если хочешь, чтобы я поместился там с тобой.

Я подарила ему робкую улыбку.

– Я надеюсь, ты сможешь поместиться кое-где в другом месте.

Он вновь зарычал, в этот раз с большим нетерпением, а затем поднял меня с пола и отнес на кровать.

– Твои братья правы. Тебя действительно стоит держать под замком. Вещи, которые некоторые мужчины могут сделать с тобой... – он покачал головой, опустив на меня взгляд.

– А что они могут со мной сделать? – спросила я, прекрасно понимая, насколько обнаженной я была под взглядом этого мужчины. И мне это нравилось, чувствовать себя такой уязвимой рядом с тем, кто мог полностью взять меня под контроль. Его бицепсы были четко очерченными, предплечья накаченными, а плечи такими широкими.

Он склонился надо мной, обхватил мои руки и поднял их мне над головой, прижав к кровати.

– Они могут задрать твою рубашку и развести твои колени. Могут сорвать твои маленькие трусики и насладиться видом твоей сладкой тугой киски.

Его хватка на моих запястьях была твердой, и меня вдруг омыла волна удовольствия. Его порочные губы изогнулись в нахальной усмешке, и я осознала, что мужчина пытался шокировать меня.

– И что тогда? – поинтересовалась я. – Что они сделают с моей киской?

Незнакомец приподнял бровь и отпустил мои запястья.

– Такая сладкая малышка, как ты, не должна говорить слова «киска».

– Почему нет? – спросила я, облизнув губы. Я опустилась вниз, головой на подушку. А затем приподняла и сжала колени, как хорошая девочка. – Прости, – сказала я сладким голосом. – Но на мне вообще нет трусиков.

Он опустился передо мной, притянув мои бедра к краю кровати, заставив меня задохнуться от скорости его движений.

– Посмотри на себя, милая. Разве мама не говорила тебе, что хорошие девочки должны надевать трусики?

Я покачала головой.

– Я никогда не знала матери. И предпочитаю ложиться в кровать без них.

Мужчина выдохнул, его руки поглаживали внутреннюю сторону моих бедер, возле киски.

– И почему же?

– Я люблю ласкать себя, когда ложусь в кровать.

– Вот как? – уточнил он. – И как же ты прикасаешься к себе?

– Делаю вот это, – сказала я ему, взяв мужчину за ладонь и положив ее на мою теплую киску. – Скольжу рукой вверх и вниз, пока не становлюсь готовой и влажной.

Я застонала, когда он стал касаться меня, мое лоно было таким скользким от нужды, пока мужчина проводил пальцами по моим складкам. Ощущение от его прикосновений было таким запретным, что оно послало волну жажды сквозь мое тело. Я нуждалась в большем.

– А затем я ввожу свой палец внутрь, – сказала я ему, положив ладонь поверх его пальцев, вынуждая его скользнуть в лоно. – И двигаю им медленно, пока...

– Пока что? – спросил он, улыбка расползалась по его лицу. Мужчина ввел в меня второй палец, заставляя тело буквально гореть, а дыхание хрипло и рвано вырываться из горла.

– Пока я... – я застонала, сжимая в ладонях одеяла. – Пока я...

– О, твою мать, девочка, – прорычал он, когда соки буквально брызнули из моей киски. Я понимала, что это могло произойти... что так и произойдет. Я знала свое тело, даже если никогда не делила его с мужчиной. – Не останавливайся, пожалуйста, не останавливайся, – сказал он мне, лаская мой клитор в таком идеальном темпе, что мои колени задрожали, а дыхание прервалось.

– Тебе это нравится? – спросила я, зная, что так и было, потому что он опустил голову и начал вылизывать киску, скользя языком вверх и вниз, слизывая соки моего освобождения, словно это было лучшее, что когда-либо оказывалась у него во рту.

– Чертовски горячо, – прорычал он, когда я закрыла глаза, позволяя оргазму захватить меня.

– Пожалуйста, я хочу тебя внутри меня, – я дрожала, полностью захваченная нуждой.

– Пока нет, твоей милой киске нужен отдых.

Я приподнялась на локтях, и усмехнулась ему, приходя в себя и внезапно поняв – он был прав. Мое лоно пульсировало жаром.

– Могу я увидеть тебя? – спросила я робко.

– Хочешь увидеть мой член, детка?

Я кивнула.

– Очень.

Он встал и стащил с себя майку, а затем расстегнул джинсы. Я села, мои простыни были влажными, а тело дрожало от желания. Я сняла комбинацию через голову, желая, чтобы он видел мое обнаженное тело, когда я приму его толстый член.

– Боже, девочка, – произнес он, разглядывая меня, распростертую на кровати для него. – Твои груди чертовски идеальные.

Он сбросил боксеры, и я сжала губы, моя киска сочиться соками, когда я рассматривала его.

Мужчина поглаживал член, подходя ко мне, головка оказалась настолько близко к моему рту, что я могла вдыхать его аромат, запах мужчины, пробудившего саму мою суть так, как никто до него не смог.

– Он такой большой, – прошептала я. Его эрекция были длинной и толстой, подрагивающей от долго сдерживаемой потребности.

– Ты переживаешь? Потому что мы можем притормозить, – сказал он, приподнимая мой подбородок, чтобы встретиться со мной взглядом. Я видела в его глазах искренность, а также какую-то глубину, которую не могла понять.

– Нет. Не переживаю.

– Хорошо, потому что я не хочу, чтобы мой член пугал тебя.

Я улыбнулась.

– Он не пугает меня. А приводит в восхищение.

Затем я обхватила его плоть ладонью и начала водить рукой вверх и вниз по ней. Пока я ласкала член, мои пальцы не могли сомкнуться полностью на его стволе. Моя киска умоляла о большем, но я пыталась приглушить ее мольбы и сосредоточиться на том, что находилось прямо передо мной.

– Хорошо. На самом деле, я слегка нервничаю. Я никогда не делала этого раньше. Может, что-то неправильно?

– Нет, ничего неправильного. Только не тогда, когда все это так чертовски верно само по себе.

Я склонила голову, приоткрыла рот и начала сосать член, как хорошая маленькая милая девочка.

 

ГЛАВА 4

Сэмпсон

Она начала сосать меня, словно чемпион, ее розовый маленький рот обхватил мой член, и я понял, что не продержусь долго. Не после того, как она оросила меня всего своими соками, точно какая-то чертова порно звезда.

Я провел руками по ее великолепным полным грудям. Они были такими спелыми и большими, а соски напоминали две тугие горошины, венчающие их сладкие вершины. Я был готов поклясться, что когда сжимал их чуть сильнее, малышка вновь и вновь достигала оргазма. Она стонала против моего члена, все глубже вбирая его в рот, сотрясаясь вокруг него.

Я провел ладонью по ее волосам, великолепные груди покачивались, когда она двигалась головой вверх и вниз. А затем я сильнее прижал девушку к себе, желая чтоб она еще больше приняла мою плоть, зная, что именно этого она и хотела.

– О, о, ооо, – стонала она, пока головка задевала заднюю часть ее горла. Я был так близок к оргазму, и когда сперма стала сочиться из твердокаменный плоти, малышка принялась сосать меня с еще большим энтузиазмом.

– Я хочу кончить на твои груди, – сказал я ей, отстраняя голову девушки от себя. Она обхватила свои полушария руками, когда я сжал в ладони член, покрывая струями семени ее кожу.

– О, это так хорошо, – стонала она. – Ты такой вкусный.

Малышка облизала губы, когда последняя капля спермы упала на ее плоть, а я чувствовал себя так, словно умер и попал на долбанные небеса, которые нашел здесь сегодня.

Я сел на кровать и притянул ее к себе на колени, нуждаясь в том, чтобы сжать ее милую голую задницу в руках, мой член требовал к себе большего внимания. Он требовал ее киски.

Боже, я хотел эту девушку.

Проведя рукой по ее спине, я поцеловал нежное плечо.

– Я даже не знаю твоего имени.

Розовый язык скользнул у нее между губ.

– Все зовут меня Милашка.

Я улыбнулся, это прозвище чертовски идеально подходило малышке в моей руках.

– Тогда я буду звать тебя «моя милая».

Она прикрыла глаза.

– А твое имя?

Ухмыльнувшись, я пожал плечами.

– Можешь звать меня своим моряком.

– Ты моряк? – спросила она, напрягаясь.

Я кивнул.

– А что, с этим какие-то проблемы?

Она слезла с моих коленей, ее настроение явно изменилось.

– Я не связываюсь с моряками.

Не в силах поверить, что теряю что-то столь чертовски быстро, я попробовал снова.

– Я думал, ты еще ни с кем не связывалась.

– Так и есть, – произнесла она взволнованно, потянувшись за ночной рубашкой. – Я имею в виду, что даже общаться с ними не хочу. Не говоря уж про что-то большее.

Оскорбленный, я фыркнул.

– И этому есть причина?

– Мой отец был моряком. И я поклялась, что никогда не буду с мужчиной таким же, как он.

Пробежавшись рукой по челюсти, я попытался во всем разобраться.

– Ты не знаешь, какой я.

– Ты уходишь в плавание на несколько месяцев?

– Да, и на самом деле, скоро как раз очередной рейс.

Милашка покачала головой.

– Тогда я знаю достаточно.

– Серьезно? – спросил я. – Хочешь, чтобы я ушел?

Она закрыла глаза, медленно дыша через нос, словно пыталась сконцентрироваться, чтобы кивнуть в ответ.

– Да, к черту все это, – бросил я, потянувшись за одеждой. Я натянул все на себя, наблюдая за тем, как Милашка расправляла на себе комбинацию, словно не решалась посмотреть на меня.

– Ты ни черта про меня не знаешь, милая.

Она не ответила, лишь уткнулась лицом в ладони и начала тихо плакать.

Я хотел остаться, утешить ее – убедиться, что с ней будет все хорошо – но она сама велела мне уйти.

И я не собирался оставаться там, где мне были не рады. Именно поэтому я ушел на флот из дома при первой же возможности.

Я вышел через заднюю дверь, чтобы братья Милашки меня не заметили – меньше всего ей было надо, чтобы они прицепились к ней сейчас. И я был рад увидеть, что дом был пуст, но я мог слышать голоса людей с крыльца перед домом. Пройдя через задний двор, я направился обратно на базу, ненавидя тот факт, что того мужчины, каким я являлся, было для нее недостаточно.

Если бы она только знала.

В какой-то степени я мог понять ее страх – многие мужчины присоединялись к армии и бросали семьи – но, твою мать, множество других делали тоже самое каждый день вне зависимости от их профессии.

Я пошел в военно-морской флот, чтобы остановить этот заколдованный круг. Чтобы, черт меня задери, дать себе шанс. Делать что-то лучшее, быть кем-то лучшим.

Жизнь, которую хотела для меня семья, была совсем не тем, что я желал для себя сам.

Я хотел быть самим собой.

Когда я добрался до своей койки, то завалился в нее, пытаясь вспомнить каждую мельчайшую деталь этого вечера, связанную с Милашкой. Она не имела никакого долбанного понятия, насколько особенной была. Существовала тысяча вещей о ней, которые я хотел бы узнать у этой крошки. Ее надежды и мечты, и то, как бы я мог стать тем мужчиной, который был ей нужен.

Наконец, я заснул, отчаянно желая оказаться в ее кровати, обивая руками ее тело. Конечно, я мечтал бы трахать ее всю ночь, но больше этого, я хотел защитить ее. Братья Милашки были довольно сомнительными типами, и вещи, творящиеся в их доме, являлись недопустимыми. Она нуждалась в безопасной гавани, в которой могла бы спокойно класть голову на подушку, чтобы отдохнуть ночью.

Мне хотелось стать для нее тем самым единственным мужчиной.

Пусть, не знал многого, но в одном был уверен: я хотел увидеть Милашку вновь. И когда это произойдет, удостоверюсь, что она поняла – я не похож на ее отца.

Так же, как, мать твою, не имел ничего общего со своим собственным.

 

ГЛАВА 5

Милашка

Шли дни, и я пыталась забыть. Но каждый раз, смотря на себя в зеркало, все, что я была способна делать – это вспоминать.

Когда взгляд этого моряка встретился с моим – он увидел меня.

Но я не увидела его.

Я смотрела на него и заметила только силу и власть, но не разглядела его сердца. Его души. Я судила о нем, будучи пристрастной, не дав ему и шанса показать мне, каким он был на самом деле.

А затем я выгнала его, велев уйти.

Даже не попрощавшись.

– Милашка, да что с тобой такое? – спросил Смит. – Ты пялишься на эту стену, словно дурочка.

– Эй, отвали от нее, не усугубляй, – сказал Портер. – Она все еще злится на нас из-за вечеринки.

Конечно, они были правы – я злилась из-за вечеринки. Стреляющий пистолет в моем доме – неприемлемый атрибут, и никогда им не станет.

Никсон вошел в тату-салон «Ангел смерти» после того, как выходил покурить.

– У меня сейчас вроде кто-то был записан? – спросил он.

– Они отменили сеанс, – сказала я ему, скользнув взглядом по книге с записью. – Больше ничего нет до самого вечера – и это касается всех вас троих. Похоже, что нас ждет трехчасовой простой, – я поправила очки на носу и встала. – Я собираюсь принести себе ланч из задней комнаты.

– Тогда мы ненадолго уедем, – произнес Портер. – Позвони нам, если кто-то появится.

– Куда вы собираетесь? – спросила я. Для них было не типично уезжать куда-то посреди дня.

Никсон ухмыльнулся.

– У нас есть кое-какие дела, о которых надо позаботиться.

Я с неверием посмотрела на братьев.

– Вы же собираетесь сделать что-то дурацкое, да?

– Нет, мы просто собираемся навестить кое-кого и объяснить им, что не стоит с нами связываться.

У меня в голове зародились нехорошие подозрения.

– Не надо идти к тем людям, что приходили к нам домой.

Смит покачал головой, уже сжав кулаки.

– И, что, позволить людям думать, что они могут завалиться к нам в дом и творить там всякую хрень?

Портер встрял в разговор:

– Папа бы гордился тем, как мы решаем проблемы и защищаем свой дом.

Пытаясь сохранить хладнокровие, я отошла от них, бормоча себе под нос:

– Отец был пьяницей. А совсем не героем.

– Эй, Милашка, – сказал Смит, хватая меня за запястье, когда я проходила мимо него. – Он был твоим отцом и заслуживает уважения.

Сильнее сжав губы, я моргнула, отказываясь плакать перед братьями. Только не из-за этого.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю