156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Смешение судеб. Дневник моего сна (СИ) » Текст книги (страница 1)
Смешение судеб. Дневник моего сна (СИ)
  • Текст добавлен: 3 июля 2018, 23:30

Текст книги "Смешение судеб. Дневник моего сна (СИ)"


Автор книги: Франциска Вудворт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

Франциска Вудворт
Смешение судеб

Глава 1

Я смотрела, как счастливая сестра танцует свадебный вальс со своим мужем, и в сердце заползала пустота. Сегодня последний день, когда мы вместе. У неё начнётся своя жизнь, где я уже буду занимать отнюдь не первое место. Раньше я не представляла свою жизнь без неё. Её присутствие казалось вечным и незыблемым. Рая заменила мне мать, отца, и всегда была рядом, готовая выслушать, помочь, поддержать.

«Не будь эгоисткой!», – одёрнула я себя. «Она как никто достойна счастья».

Как же всё переменчиво. После странного несчастного случая, Раю как подменили. Её амнезия лишила меня сестры и привычной жизни. Теперь уже я заботилась о ней и помогала адаптироваться в окружающем мире. Мне пришлось стать той стеной, на которую она могла бы опереться. Одни стычки с врачами чего стоят. Эти коновалы её чуть ли в сумасшедший дом не направили, убеждая меня, что это ради её же блага.

Я поморщилась от неприятных воспоминаний. Было очень страшно потерять сестру, ведь она единственный родной человек, после мамы. И мне пришлось стать сильной. Помогать Рае и взять на себя все дела. Но как бы я не убеждала себя, что теперь всё хорошо, противный внутренний голос твердил мне об обратном. Прежней Раи нет. Есть новая девушка, которая по – иному говорит, двигается, смеётся. Взять хотя бы её манеры за столом или даже сейчас… Она танцует вальс, как будто всю жизнь занималась танцами. Осанка, уверенные отточенные движения. Вот откуда всё это?

После амнезии я часами рассказывала ей о нас, показывала фотографии, вспоминала детство. Неужели она уже никогда этого не вспомнит?

Из воспоминаний меня выдернул голос ведущего, который предложил гостям присоединиться к молодым. Тут ещё как назло ко мне подошёл отец.

Потанцуем? Нехотя, я протянула ему руку и позволила увлечь себя к танцующим. Вот ещё одно подтверждение того, что Рая изменилась. Будь она прежней, то ни за что на свете не пригласила бы к себе на свадьбу отца. Для меня её решение было шоком. Как бы я её не разубеждала, что это ни к чему, она упрямо твердила, что он отец и это не обсуждается. Почему‑то при этих словах её глаза становились очень грустными.

Для меня очень много значит, что вы связались со мной и пригласили.

Это было решение Раи, – безразличным тоном ответила я. Для меня этот красивый холёный мужчина уж никак не ассоциировался с отцом. Он бросил нас и много лет не участвовал в нашей жизни.

Ты очень похожа на меня.

Я окинула его черты отстранённым взглядом. Действительно, у меня такие же непонятного цвета глаза. У зрачка светло – карие, а дальше цвет ближе к болотному. Интересно, они у него тоже зеленеют, когда он злится? Рисунок губ похож, нос у меня всё же более изящный, да и волосы у него тёмно – русые, а у меня шоколадного оттенка, с лёгкой рыжиной, которая заметна на солнце.

Жаль, что я это узнала лишь через много лет. Произнесла я и тут же на себя разозлилась. К чему этот разговор? Близкими людьми мы не станем, и претензий у меня к нему нет.

До сих пор злишься? внимательно посмотрел он на меня.

Нет, – искренне ответила я.

Тогда ты не откажешься показать город сыну моего партнёра по бизнесу?

От такого предложения я чуть ли не споткнулась от неожиданности. Это ещё зачем?! Хочет меня свести? Ну да, во втором браке у него сын, который разочаровал отца, и вместо изучения бизнеса решил стать художником. Креативный парень, хоть я с ним и не знакома, но за одно решение уважаю. Так он теперь вспомнил о дочерях? Одну уже окольцевали и на меня надежда? Мысли вихрем проносились в голове.

Не думаю, что это хорошая идея. Рая улетает, на мне остаётся Артём и работа. Почему бы ему не воспользоваться услугами гида?

Я слышал, Артём остаётся с бабушкой, а ты лишь будешь ей помогать. Думаю, он не откажется сходить в зоопарк или в парк. Окажи мне эту услугу.

Посмотрим, – расплывчато ответила я, не желая соглашаться и внутренне радуясь, что танец закончился и можно отстраниться.

Я дам ему твой телефон.

Его настойчивость раздражала. Пришлось крепче сжать зубы, чтобы не сказать гадость. Успокаивала лишь мысль, что даже если и позвонит, то всегда можно вежливо сослаться на занятость и отказаться. Поэтому я кивнула и поспешила отойти, пока он ещё что‑нибудь не придумал.

Тася, а кто свидетельница? ко мне бочком приблизилась Зинаида Ивановна, наша дальняя родственница. Не отводя завистливых глаз от фигуры девушки, она спешила удовлетворить своё любопытство.

Веста, подруга, – кратко ответила я.

Ещё одна странность, в копилку Раи. Она появилась сразу после амнезии, и стала часто у нас бывать. Я её не знала, что было странно, но по рассказанным мелочам из жизни сестры, она меня убедила, что они уже давно дружат. Познакомились, пересекаясь по работе. На вопрос, почему Рая раньше о ней не заикалась, та лишь пожала плечами. Как‑то незаметно она вошла в круг наших друзей, но была больше подругой сестры. В первое время после амнезии она очень поддержала меня. Часто звонила именно в те моменты, когда было тяжело, и предлагала помощь. Именно она посоветовала обратиться в клинику, где работал Антон. Можно сказать, благодаря ей они и встретились.

Таких красивых подруг надо держать подальше от своей семьи, – авторитетно заявила Зинаида.

У неё есть парень, – кивнула я на красивого широкоплечего парня.

Парень не муж, – отмахнулась она, а замуж все хотят. Вот влезет такая гадюка в семью

Дальше можно было не слушать. Зинаида Ивановна села на своего любимого конька. От неё лет десять назад ушёл муж к её близкой подруге и с тех пор на эту тему она может говорить бесконечно.

А ты чего сегодня одна? Жениха нету? неожиданно спросила она.

Расстались. Улыбнувшись, я ускользнула от неё, избегая лишних вопросов. Вспоминать о Вадиме не хотелось. Мы встречались около полугода, но потом с сестрой случилось несчастье, и слишком часто я оказывалась занятой. Даже не удивилась, когда случайно увидела его в городе с другой девушкой. Он после этого звонил несколько раз, предлагая встретиться, но я ссылалась на занятость и отношения тихо сошли на нет.

Я посмотрела, какими глазами Антон смотрит на Раю и на душе потеплело. Всё же ей с ним повезло. И дело не в том, что сегодня свадьба. С первой встречи, когда его взгляд остановился на ней, в его глазах как будто зажглось маленькое солнце. Вернее, она стала для него солнцем. Его черты смягчаются, и на губах появляется улыбка, стоит ей оказаться поблизости.

«Тоже так хочу!», – проскользнула предательская мысль. Я мечтала о любви. Вернее о ЛЮБВИ. Той самой, когда ради тебя и в огонь и воду. Когда мужчина защищает и оберегает тебя, когда в его руках ты чувствуешь себя защищённой и просто слабой женщиной Тьфу ты! Вот явно отсутствие отца в жизни сказывается.

Рая всегда беззлобно посмеивалась и называла меня мечтательницей, говоря, что такие мужчины вымерли, как динозавры и мне надо было родиться лет двести назад. Кто бы знал, что именно она первой встретит такую любовь.

Тася, ты же не замужем, подходи! Сейчас букет бросать будут, – позвала меня Веста, собирающая девушек.

Я нехотя подошла ко всем. Желания получить вожделенный букет не было. Зачем он мне? Надеждой поскорее выйти замуж я не страдала. Мне 25, и это ещё не самый критичный возраст, чтобы беспокоиться на этот счёт. Тем более, это просто традиция, не гарантирующая замужество или счастливую семейную жизнь. Чего не скажешь о Зинаиде Ивановне. На этот счёт у неё было собственное мнение, и она как флагман растолкала всех девушек и стала впереди, с выражением «враг не пройдёт» на лице. А что, она тоже не замужем. Девушки малость приуныли от такого соседства. Мне стало настолько смешно, что я незаметно отошла ото всех и присела на стул.

Ведущий красиво обыгрывал ситуацию, сыпал шутками. Наступил момент Х, барабанная дробь и букет летит. Я с полуулыбкой наблюдала за всем этим со стороны. Каково же было моё удивление, когда он как живой ускользнул из рук Зинаиды Ивановны, пролетев между ними, и чуть изменив траекторию движения, упал на мои колени. В заторможенном состоянии я отметила, как ко мне поворачивается Веста и подмигивает. Она? Но как?!

Ко мне подошёл ведущий. На автомате я взяла букет и им помахала, натянув улыбку на лицо, а сама находилась под впечатлением того факта, что полёт букета нарушил все законы физики.

В эту ночь мне приснился странный сон. Ко мне на постель села Веста и задумчиво рассматривала меня. Я проснулась от её взгляда, и некоторое время удивлённо смотрела на неё. Когда она это заметила, то произнесла:

Ты же поняла, что Рая не твоя сестра?

Эта фраза прозвучала скорее как утверждение и я замерла, не зная, что ответить. Весёлая и обаятельная Веста, с кем я не первый день общаюсь, превратилась в далёкую незнакомку с загадочным взглядом.

Что ты знаешь об этом? Я гордилась тем, как сформулировала вопрос. Вроде бы ничего не отрицаю, но и не подтверждаю.

Всё. Был краткий ответ.

Расскажешь?

Если ты ответишь мне на несколько вопросов.

Каких?

Лёгкая улыбка скользнула по губам Весты, и она расслаблено вытянулась на постели. Потом повернулась на бок и подложила руку под голову, чуть привстав и смотря на меня сверху вниз.

Ты бы хотела оказаться в мире, где существуют драконы, вампиры, кентавры люди птицы? Где с магией знакомы не понаслышке.

Я издала смешок и тоже привстала, подложив руку под голову, и наши лица оказались на одном уровне. В сумраке комнаты мы напоминали секретничающих двух подружек.

Это было бы любопытно. Только что меня там ждёт?

Там ты встретишь предназначенного тебе мужчину.

Хочешь сказать, что он там ночей не спит и меня дожидается? прыснула я.

Хочу сказать, что он там есть. – Не поддержала моего веселья Веста.

И кто же он? стараясь сдержать смех, спросила я. Вампир? Маг?

Он ирлинг.

Кто?!

Человек – птица. Только я не вижу его. Чувствую, что он там есть, – чуть нахмурившись, произнесла она, как будто прислушиваясь к себе.

И как же я его тогда узнаю?

Судьба сведёт вас, как только ты окажешься там.

Я рухнула на постель, уставившись в потолок. Занимательно. Мечтала о любви? Получите и распишитесь. Скосив глаза на Весту, спросила:

С букетом ты пошаманила? Махнув рукой, она проказливо улыбнулась.

Ну, так как?

Задумавшись, я через минуту ответила:

Понимаешь, я о вампире когда‑то мечтала. Этаком темноволосом брутальном брюнете, с телом воина. Или о мускулистом варваре, как Конан. А птицы Не мой тип. Я спокойна к пернатым.

Я не шучу! строго посмотрела на меня она. Я же состроила рожицу, выражая своё отношение к её предложению.

А если я скажу, что там твоя сестра?

Никогда в это не поверю! Это я зачитывалась фэнтези, а предложи ты такое Рае, она бы покрутила у виска и послала бы тебя лесом.

Я ей и не предлагала, – хмыкнула она, и я кивнула головой, как бы в подтверждение правоты своих слов. Раю этими предложениями не проймёшь. Из нас двоих это я мечтательница. Была. С годами стала реальнее смотреть на жизнь. Люблю иногда почитать хороший роман, погружаясь в волшебный мир, но уже без прошлого увлечения.

Следующие же слова Весты меня припечатали: – «Я её без спроса перенесла. Так надо было». Резко сев на постели, уже я посмотрела на неё сверху вниз, буравя взглядом.

Что ты сделала?!

Она замужем. Счастлива. Так что нечего убивать меня взглядом, – поморщилась Веста, тоже садясь.

Конечно замужем. Она сегодня за Антона вышла, – напомнила я.

За Антона вышла Ауэрия, а Рая за Шерридана. Он правитель кентавров.

А Ауэрия у нас кто? стараясь сохранять спокойствие, спросила я. Казалось, что я как Алиса разговариваю с безумным Шляпником.

Принцесса, была женой Шерридана. Я её в тело Раи перенесла.

И ради чего она бросила мужа?! Хотелось спросить, как это в тело сестры, но вырвалось почему‑то это.

Я её согласия не спрашивала.

А моё тогда тебе зачем?

Ты мне нравишься, да и с Рией мы подружились.

Рией?

Так теперь Рая себя называет, – отмахнулась она. Ты не отвлекайся! Согласна?

К сестре – да! – не раздумывая, ответила я.

Тогда спи.

Хотелось сообщить, что я и так сплю, но последнее что я помню – улыбку Весты и мудрый взгляд, который совсем не вязался с её юным лицом.

ЗА ДВА МЕСЯЦА ДО ЭТОГО.

РАЯ.

Никогда так не волновалась, ложась спать. После нашего решения попробовать перекинуть привязку с Кроном на мою сестру, я не сразу решилась на разговор с ним. Во – первых, надо было проверить действие амулета. Будет ли он охранять мой сон от вмешательства Крона? Как оказалось, в ту ночь и последующую я спала без сновидений. Только на третью ночь я решилась на разговор с Кроном. Это был призрачный шанс, и мы понимали, что не всё так легко. Было слишком много «если». Даже помимо согласия Крона, которого надо было убедить, есть ещё моя сестра. Захочет ли она быть связанной с этим мужчиной, да ещё в придачу получить крылья?

По Таше я соскучилась и очень беспокоилась. Привыкнув всю жизнь заботиться о ней, нелегко было оказаться от неё так далеко и понимать, что ты ничем не сможешь ей помочь в трудную минуту. Эта малявка ещё с детства прочно вошла в моё сердце. И хотя её имя Тася, но я всегда называла её Ташей, с тех пор как она маленькой смешно коверкала своё имя.

Представив, что мы можем скоро с ней встретиться, я обеспокоилась. Как она это воспримет? Старшая сестра внезапно превратилась в младшую, ведь внешне мне 18. Оставалось лишь надеяться, что это не будет помехой и не оттолкнёт её от меня.

Боишься? На мои плечи легли родные руки, притягивая к себе. Шерридан. Что ещё он мог подумать, когда я стою и гипнотизирую постель. Он окутал меня своим теплом, согревая и даря уверенность. Я просто млею в его руках. Если бы было можно, то я бы как лиана обвила его, чтобы никогда не расставаться.

Тревожно, – нехотя призналась я.

Рия, даже если он откажется, в этом нет ничего страшного. Амулет оградит тебя от его вторжения в твои сны. А летать Мы будем выбираться вдвоём в уединённые места, и ты будешь уже в реальности оттачивать навыки.

Я кивнула, но в душе сомневалась. Крон не тот, кто позволит себя игнорировать. Что‑то мне подсказывало, что лучше не злить этого хитроумного изворотливого ирлинга. Надо постараться уладить всё миром и лучше с ним не ссориться.

Отбросив прочь неуверенность и сомнения, легла в кровать. С сожалением я посмотрела на амулет, что остался лежать на прикроватном столике. На мгновение захотелось надеть его и никогда больше не видеть Крона, спрятать голову как страусу, избегая опасности. Жаль, что это не в моём характере. Да и избегай я с ним встреч, не выяснив отношений Что‑то мне подсказывало, что он тогда найдёт способ встретиться со мной. Имел же он наглость заявиться в мой будуар утром, под носом у Шерридана.

В кольце рук Шера чувствовала себя намного увереннее. Ради нас я обязана достучаться до Крона, найти слова и убедить его, что так будет лучше для всех. Пусть хоть встретится с моей сестрой. А вдруг? Она замечательная и намного лучше меня. Размышляя подобным образом, я настраивалась на разговор с Кроном и позволила нежным поглаживаниям Шера убаюкать меня. Он ничего не говорил, лишь делился со мной своим теплом и уверенностью, всем своим видом показывая, что защитит меня от всего мира.

«Как же сильно я его люблю!», – на моих губах появилась улыбка и с этой мыслью я провалилась в сон.

Ещё секунду назад я бодрствовала и была в постели, а теперь оказалась в огромной пещере. В центре находилось озеро с тёмной водой. Его окружали колонны, которые поддерживали куполообразный свод пещеры. Стены украшали барельефы, изображающие разные сцены из истории ирлингов. Освещение шло от магических светильников, дающих рассеянный свет. Создавалось впечатление, что я где‑то глубоко под землёй или в скале. И пусть пещера была огромна, но я испытала неприятное чувство клаустрофобии. Да, как‑то не в таком месте представляла себе встречу с Кроном. Поёжившись, огляделась.

Я стояла на ступенях, лицом к озеру. Когда развернулась, мой взгляд уткнулся в ступеньки, ведущие вверх. Медленно подняв голову, увидела, что они заканчиваются у величественного трона, вырезанного из камня, на котором сидел Крон. Он молча смотрел на меня, и даже на таком расстоянии было видно, что в глазах его клубится тьма.

От его тяжёлого взгляда дрожь прошла по моему телу. Будет не просто, совсем не просто. Холод пещеры пронизывал меня, а я была лишь в тонкой рубашке и босиком. Закрыв на мгновение глаза, представила себе алое бархатное платье и чёрт с ним, сапожки на меху. Подумав, к платью добавила плащ с воротником из горностая. Не скажу, что стало теплее, но уверенности мне это прибавило. С трудом удержавшись от тяжёлого вздоха, гордо вскинула голову, и изящно приподняв платье, стала подниматься по ступеням к Крону. Сам он сидел не шевелясь, и спускаться ко мне не спешил.

Внутренне страшась предстоящего разговора, поднималась неспешно. Разные мысли лезли в голову. Где я? Сама пещера напоминала тайный храм. Почему тайный? Так пространство было замкнутое. Входа видно не было, и интуиция мне подсказывала, что очутиться здесь можно лишь через портал.

Сам трон был достоин отдельного внимания. Он выступал из скалы и был украшен барельефами. В высоту метров 6–7, он заканчивался куполом, как в церквях, вот только вместо креста его венчало изображение божества с головой птицы.

«Цирбис!», – мрачно решила я. Оказаться в храме этого урода мне хотелось меньше всего. Почему Крон для встречи выбрал это место?

Как бы не оттягивала этот момент, но ступени закончились, и я оказалась перед ирлингом. Он молчал, я же не знала, как начать разговор. Обратила внимание на то, что его руки лежали на подлокотниках трона, которые заканчивались чёрными глянцевыми полусферами. Ладони Крона покоились как раз на них. Мало того что ирлинг высокий, но трон находился на возвышении и он взирал на меня сверху вниз. Лицо казалось высеченным из мрамора, и жизни в нём было не больше, чем в камне. Молчание затягивалось.

Наверное, в программу вечера входило не только созерцание моей персоны, так как он первый его нарушил.

Неужели принцесса соблаговолила посетить меня? не смотря на бесстрастное лицо, слова были пропитаны ядом.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что он зол как чёрт. Конечно, не стоило начинать встречу с ссоры, но и терпеть такое обращение я была не намерена.

Почему у вас такой тон, как будто мы договаривались с вами о встрече и я не пришла?

Мне не нравится, когда я не понимаю, что происходит.

«Вообще‑то это многим не нравится», – отметила я. Нахождение в этом храме действовало на меня угнетающе.

Объяснитесь.

Почему я не мог дотянуться до вас? Даже используя ресурсы этого места, я натыкался на стену.

Ага, так я и рассказала. Аллилуйя! Амулет действительно действует! Тиски напряжения, что сжимали меня, от такого известия ослабли, и стало легко на душе. Теперь я действительно смогу обезопасить себя во сне от его визитов. Мне стоило огромных трудов скрыть своё ликование.

Я даже не понимаю, каким образом мы встречаемся во сне. Отчего вы ждёте ответа на этот вопрос от меня? Разыграла я лёгкое удивление и тут же поинтересовалась: – А собственно, что это за место?

Священный храм. Тайное место силы моего народа.

И почему вы выбрали его для нашей встречи?

Может потому, что мне пришлось перенестись сюда, чтобы погрузиться в медитацию и попытаться дотянуться до своей Кьяри? устало заметил он.

Как давно вы здесь?

Вторые сутки.

Он двое суток медитировал, пытаясь до меня дотянуться?! Нечему удивляться, что к моменту нашей встречи он пребывал в несколько озверевшем состоянии.

А магическое письмо написать не пробовали? видя замешательство в его глазах, пояснила: – Если вы хотели меня срочно видеть, и встретиться во сне не получалось, то могли бы написать мне письмо и сообщить, зачем я вам так срочно понадобилась. А действительно, был уговор на встречи во сне раз в неделю для полётов. Виделись мы с ним две ночи назад. Так какого чёрта он нахально пытался влезть в мои сны раньше времени? В душе я ещё раз порадовалась наличию у меня амулета.

Лицо Крона дрогнуло, и черты смягчились, перестав напоминать каменную маску, тень улыбки коснулась губ. Видно такое простое решение ему даже в голову не приходило. Пользуясь этим, я решила закрепить свой успех:

Крон, давайте покинем это место, зябко передёрнула я плечиками.

Боюсь, что не могу. Сейчас я не во сне и привязан к этому месту.

Что‑то обстоятельства нашей встречи складывались не очень благоприятно. Он в трансе, атмосфера в храме гнетущая. Начинать серьёзный разговор как‑то не с руки. Я даже немного растерялась, не зная как теперь поступить.

К трону вы тоже привязаны? иронично спросила я. Мне надоело чувствовать себя школьницей на ковре у директора.

Тьма начала уходить из его глаз, делая лицо более человечным. Пальцы на сферах чуть пошевелились. Опёршись на них, он тяжело встал. Интересно, как долго он сидел без движения? Если два дня, то всё тело затекло. Ему бы подвигаться. Не задумываясь о том, что это лишь проекция его тела, как только он спустился с трона и приблизился ко мне, я выпалила:

Давайте наперегонки, кто первый вниз! Не давая ему возможности ответить и видя выражение крайнего изумления на его лице, я резко развернулась и, подхватив юбки, понеслась вниз. Вот точно общение с Асей сказалось!

Когда была примерно на середине, то чёрная тень пронеслась надо мной, и у подножия лестницы меня ждал Крон. Я набрала порядочную скорость, и инерция движения не позволила мне затормозить. Даже сама не поняв, как это получилось, на всех парах я влетела в распахнутые объятия Крона.

Кьяри! счастливо выдохнул он, сжимая меня в объятиях.

«Капец!», – подумала я, уткнувшись в его рубашку.

Вы сжульничали! возмутилась я, поднимая голову. Как утопающий хватается за спасательный круг, так и я решила возмущаться. Всё лучше, чем чувство смущения, что затопило меня. Увидев его взгляд, я сразу же вернулась в исходное положение и уткнулась в рубашку. Так безопаснее. Я понимаю, что он вероятно два дня не ел, вот только в его глазах не желание съесть бифштекс преобладало.

Пары секунд мне хватило, чтобы перевести дух, и я упёрлась в его грудь, желая отстраниться. Да не тут‑то было. Он лишь крепче меня к себе прижал, да ещё обнял крыльями, чтобы я точно не вырвалась. Слушая бешеное биение его сердца, я понимала, что все мои планы катятся в бездну.

Отпустите меня! потребовала я, не поднимая головы, но он меня не слышал.

Кьяри, только тебе могла прийти мысль побегать наперегонки в этом месте! Я не знала, куда мне деться от нежности в его голосе.

Что вас так удивляет? Вам же пришла идея полетать, – проворчала я.

Гнетущую тишину этого места нарушил смех Крона. Опасливо взглянув вверх, я лицезрела его запрокинутую голову. Как только он отсмеялся и посмотрел на меня, я тут же вернулась взглядом к рубашке.

Отпустите! твёрдо произнесла я.

Не проси меня об этом. Кьяри, я два дня с ума сходил, не в силах с тобой связаться!

И зачем вы меня с таким упорством разыскивали? спросила я, стараясь его отвлечь от этого факта.

Твой последний визит породил много вопросов.

Подробно припомнив обстоятельства этого самого визита, и всё что наговорила, я глухо застонала. Заберите меня отсюда! Как же стыдно.

Сожалею! нашла силы выдавить из себя и почувствовала, как мышцы его окаменели.

Сожалеешь о своих словах? осторожно спросил он.

Сожалела ли я? Нет. Правду говорят: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». Так и я, выдала ему всё, что было на сердце.

Нет. Лишь о том, в какой форме это сказала Да ещё стыдно, что вы видели меня в таком виде. Он молчал, а мне было неуютно находиться в его объятиях, и я упёрлась в него руками, стараясь увеличить между нами расстояние. Отпустите! Нам надо поговорить.

На этот раз он меня услышал и отстранился. Обретя долгожданную свободу, облегчённо перевела дух. С непроницаемым выражением на лице, Крон смотрел на меня.

Так о чём вы хотели поговорить? официальным тоном спросил он.

Я открыла рот и тут же его закрыла. Мне пришла в голову мысль, что это место не самое лучшее для такого разговора. Насколько я понимаю, это храм Цирбиса и тайное место сосредоточения сила. Кто его знает, какие здесь действуют законы. Что если каждое слово, сказанное здесь, станет известно Цирбису? Не самый умный поступок говорить о том, как мы собираемся обойти это божество в его же храме.

А вы о чём хотели спросить?

После вас, принцесса.

Давайте лучше вы, – вздохнула я.

Мне настолько любопытно, о чём вы хотите поговорить, что мои вопросы подождут.

Крон, давайте перенесём разговор на другой раз. Атмосфера этого места не располагает для задушевных бесед. Кстати, ничего, что я его видела? Или после этого вам придётся меня убить? пошутила я.

Вы моя Кьяри и имеете полное право здесь находиться, – холодно произнёс он, не поддержав шутки.

Мне очень хотелось, как и прежде, упрямо оспорить этот факт, но даже Веста его подтвердила. Поэтому я произнесла другое:

Думаю, моё нахождение в храме божества, которое я не уважаю и презираю, не самая лучшая идея.

От моих слов, по зеркальной глади озера пронеслась рябь. Тааак! Неужели действительно слышит?! Я порадовалась своей предусмотрительности и нежеланию начинать серьёзный разговор здесь.

Крон, давайте перенесём нашу встречу в более приятное место.

В мою спальню? насмешливо приподнял он бровь.

Я сказала приятное, а не куда бы вам хотелось.

Принцесса, но именно туда вы попросили вас доставить в прошлую нашу встречу. Продолжил насмехаться он.

Вы мне теперь до конца жизни это вспоминать будете? Нахмурилась я. Было неприятно, что он меня уел. О своём же пьяном поведении во сне вспоминать было мучительно стыдно.

О, до конца жизни я буду хранить эти светлые воспоминания!

Крон, довольно! Моё терпение не безгранично и смотреть, как он паясничает, не было никакого желания. Давайте встретимся завтра.

Вы так уверенны, что мне удастся с вами связаться? уже другим тоном спросил он, пронзая меня внимательным взглядом.

Сегодня же вам это удалось. – Не дрогнула я. Ага, так я и призналась о наличии амулета. Как говорится, я не я, корова не моя. Попробуй докажи, из‑за чего у него там проблемы со связью возникли. Я же вообще белая и пушистая, и в этих делах абсолютно не разбираюсь.

Вижу, вас не сильно беспокоит тот факт, что я не смог войти в ваш сон, – подозрительно заметил он, с недовольными нотками.

А что вас так удивляет? Меня это радует. Кому будет приятно, когда в его сны вторгаются, не всегда спросив разрешения? искренне ответила я. Что, съел? Пусть привыкает к тому, что теперь практически всегда «абонент недоступен или находится вне зоны действия сети».

Довольно неприятно, что несмотря на моё хорошее отношение и помощь вам, в ответ я получаю лишь вашу неприязнь и недоверие. Вы не цените того, что вопреки тому, что ваш отец расторг ваш брак с кентавром и подписал брачный договор со мной, я пока не поставил под сомнение ваш брак, хоть и имею на это все права! – ледяным тоном произнёс Крон.

Он за дурочку меня держит?! Неужели он думает, что я не заметила фразу «пока не поставил»? Да он не сделал это лишь потому, что пока ему это не выгодно. Все встречи во сне ему необходимы лишь затем, чтобы усыпить мою бдительность и завоевать доверие. Я совершенно чётко осознаю, что как только это случится, он тут же предпримет попытки убрать Шерридана. Ведь пока я ему не доверяю и держу на расстоянии, случись что с Шером, и я тут же обвиню в этом ирлинга. Только это удерживает его от активных действий.

Не надо относиться ко мне, как к симпатичной дурочке! Поговорим откровенно. Я прекрасно понимаю, что с тем фактом, что я являюсь вашей Кьяри не всё так просто. И ваше бездействие, и сдержанность продлятся не вечно!

Ну, если вы так всё хорошо понимаете, то должны так же понимать, что наши встречи во сне это единственное, что сейчас удерживает меня от активных действий! зло бросил он. И если их не будет, – с угрозой не закончил он.

Хотите откровенно, без игр? – он произнёс это таким тоном, что мне стало страшно, и я поняла, что совсем не желаю откровенности. Чёрт, пусть лучше он играет и мы, как и прежде, будем балансировать на грани. Крон был пугающим и величественным одновременно. Передо мной стоял мужчина, и пусть внешне он выглядел не старше 27, но его выдавали глаза. Мне даже страшно представить его реальный возраст. В свои 30, я просто несмышлёный ребёнок против него. С кем я решила тягаться?! – Если я желаю поговорить со своей Кьяри, то хочу иметь возможность поговорить с ней. Я не бродяга выпрашивающий милостыню, а Правитель ирлингов, и если я чего‑то желаю, то беру это!

Я вся сжалась от страха, понимая, что довела его. В глазах опять клубилась тьма, и он еле сдерживался, хлеща меня словами. Было страшно до ужаса, и злясь на свой страх и трепет перед ним, у меня сорвались слова:

Правитель ирлингов собирается навязывать своё общество чужой жене? Уже произнося это, я понимала, что совершаю непоправимую ошибку. Он побледнел. Его черты окаменели и лишь глаза полыхали внутренним огнём.

Крон, – с сожалением произнесла я, но ничего не успела сказать, так как он вытолкнул меня из сна.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю