156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » По праву сильнейшего (СИ) » Текст книги (страница 1)
По праву сильнейшего (СИ)
  • Текст добавлен: 3 августа 2018, 08:30

Текст книги "По праву сильнейшего (СИ)"


Автор книги: Ева Горская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Ева Горская
По праву сильнейшего

Глава 1

Мы стояли на ступенях университета, когда я снова почувствовала на себе этот пристальный взгляд:

– Дима, поцелуй меня, пожалуйста. Сейчас.

Просить дважды не пришлось, когда его губы накрыли мои. Действовал он нежно и осторожно, просто лаская то верхнюю, то нижнюю губу. Он никогда не переходил установленных границ, никогда не ласкал руками. Руки всегда бережно чуть придерживали за талию. Никогда не пытался проникнуть языком ко мне в рот. Это были невинные поцелуи. Поцелуи для поддержания легенды.

– Ты опять что-то почувствовала? – парень оторвался от меня и внимательно вгляделся в мое немного взволнованное лицо.

– Да, – призналась я. – Кажется, за мной кто-то следит.

– Но я ничего не чувствую.

– Ты это уже говорил. Спасибо, – я снова поблагодарила его за то, что так безропотно подыграл. Недавно стукнуло два года с того момента, как мы начали изображать пару. В клане не понимают, почему мы тянем с официальной церемонией. Ко мне относятся с почитанием и уважением, не только как к дочери альфы, но и как к потенциальной Луне. Что для меня весьма странно, ведь моя волчица до сих пор не проснулась. Хотя я чувствую ее незримое присутствие и поддержку.

Нормальный оборотень впервые перекидывается где-то между шестнадцатью и семнадцатью годами, а мне уже шел двадцатый. Но никого из стаи это не беспокоило, все списывали это на стресс, который довелось испытать десять лет назад.

Моя история началась десять лет назад. Меня нашла Луна моей нынешней стаи, когда убегала от своего самца. Я помню тогда очень испугалась оскаленной волчьей морды и лишилась чувств. Пожалуй, именно с этого момента возникают мои воспоминания.

Когда пришла в себя, Марина Львовна уже была в человеческом образе и куда-то несла меня на руках. Наверное, я сразу доверилась этой невероятно доброй женщиной, заменившей мне мать. Ведь в самый первый момент я обняла ее за шею и заплакала.

Молодая женщина принесла меня в свой дом. По дороге нас догнал ее супруг Павел Сергеевич. Меня пытались о чем-то расспрашивать, но я молчала. Я молчала долго, около года. Не сразу поняла, почему меня решили оставить в их семье, ведь у них был собственный ребенок.

Мне тогда было лет девять-десять. Никто точно сказать не может.

Говорят, я – чистокровный оборотень. С очень сильной кровью. Возможно, моим отцом был бета или альфа стаи. Но тогда просто непонятно, что с ним случилось? Супруги Сукач, к которым я попала, пытались узнавать через своих. Но ни в одной из ближайших стай не пропадали щенки.

Мне дали имя Анна, что означает милость или благодать. Мама утверждает, что я для их семьи стала и тем, и другим. Но Дима уверяет, что я сплошное наказание.

Дмитрий Сукач – мой названный брат и жених. Женихом он стал мне по необходимости и по прихоти судьбы.

Я – очень красивая и эффектная девушка. А самок в стае всегда было меньше, чем самцов. И хоть я такая недоделанная и со странностями, за мной уже с шестнадцати лет (время полового созревания обычного оборотня) увивались все молодые самцы.

Но мне категорически было запрещено с кем-либо из них встречаться. Дело в том, что на моем плече красуется метка принадлежности кому-то. Где-то меня ждет моя истинная пара. И все бы ничего, но метка не является активной. От меня не пахнет чужим самцом. А вот это крайне странно. Родители посчитали, что эта информация может негативно сказаться на моем будущем и утаили ее от стаи. Ведь никто не любит странности. А их вокруг меня итак достаточно. Поэтому и пришлось Диме и мне изображать влюбленную парочку.

Что будет, когда Димка влюбится или встретит свою избранную, я даже думать не хочу. Пока просто живу и наслаждаюсь тем, что имею. Любящей и поддерживающей меня семье, учебой в университете и дружбой с интересными людьми. Именно людьми, потому что я стараюсь держаться от оборотней на некотором расстоянии.

А еще по ночам мне часто снятся кошмары, о которых не знают даже родители. Только Дмитрий. Тогда я просыпаюсь в поту, и единственное, что остается в памяти, горящие зеленые глаза. Мне кажется, именно с этими глазами связана тайна моего появления в стаи Сукач. Я почти уверена, что эти глаза принадлежат оборотню. И я точно знаю, что узнаю их, если когда-нибудь увижу в реальности.

Самое интересное, что у оборотней в их животной ипостаси не бывает зеленых глаз. Цветовой диапазон может варьироваться от светло-желтого до горчичного. И только у самых сильных особей цвет глаз – золотой. Как у моего названного отца, но не как у Димы. А вот у меня в моменты злости глаза становятся почти золотыми. Поэтому приемные родители и решили, что мой отец обладал достаточной силой, чтобы занимать место альфы или беты. И это еще одна причина, почему я такая привлекательная партия для любого оборотня. Ведь от меня можно получить очень сильное потомство.

– Поехали домой, Анют? – спросил меня брат. На сегодня занятия в университете окончены. Я не знаю, что меня удержало на ступенях университета и заставило разыграть эту глупую сцену. Кивнула головой в знак согласия.

Молодой человек взял меня за руку и повел к машине.

Дмитрий был меня старше на четыре года. В прошлом году он закончил магистратуру, нашел работу и поселился в городе. Родители настояли, чтобы я переехала к нему, когда я только поступила в университет. Вот уже год, как мы живем вместе.

У нас нет интимных отношений, но нам иногда приходится спать вместе перед тем, как мы навещаем родителей. В стае никто не должен догадаться, что наши отношения – лишь игра. Вот и сегодняшнюю ночь мы провели вместе, так как сейчас едем домой. Домой к родителям.

Мы держались за руки, когда входили в дом. Оба были в чудесном настроении. Всю дорогу до поселка оборотней, Дима травил чуть пошлые анекдоты. У меня даже немного побаливали скулы от постоянного смеха. Вот чего не отнять у кузена, так это отменного чувства юмора.

У самого дома мы заметили два огромных джипа. Родители не говорили, что ждали кого-то в гости. Но, возможно, Дмитрий располагал другой информацией.

– У родителей гости?

– Нет, – уверенно сказал молодой человек, когда парковался. – Не думаю, – добавил чуть задумчиво. – Я бы знал.

Приемные родители не имели привычки принимать в собственном доме чужаков. Если к ним кто-то приезжал с визитом, то для этого существовал гостевой дом, находящийся чуть дальше. Но я быстро откинула непрошенные мысли, чего переживать зря? Сейчас все итак узнаем.

– Ну, здравствуй, Настя! – услышала я, стоило лишь мне появится в дверях. А затем послышался грозный рык:

– Отошел. От. Нее.

А на меня уставились полыхающие злостью и зеленью глаза. Такие знакомые глаза! Я вспомнила все и провалилась в темноту!

Пришла в себя на коленях у матери.

– Анюта, ты как? – раздался ее такой успокаивающий, немного взволованный голос. Кто-то всунул мне в руку стакан с водой.

– Ее зовут Анастасия Бекеш, – прозвучал властный голос, а меня накрыло тенью от нависающего надо мной тела. Стакан невольно выпал из руки, а я вспомнила, от чего лишилась чувств.

Сразу навалились тоска, боль, чувство утраты и одиночества.

Вспомнилась маленькая я. Мне тогда только-только исполнилось девять. Прошло всего два дня с момента празднования дня рождения. И вот я, испуганная до слез, прячусь в большом старинном платяном шкафу в спальне у родителей. Я хотела сделать им сюрприз, выскочить и напугать. А в результате тряслась от ужаса сама. Дверь была немного приоткрыта. Я видела, как незнакомый мужчина в частичной трансформации проткнул грудную клетку матери огромными, длинными и острыми даже на вид когтями. Слышала нечеловеческий рев отца:

– Нет-т.

Видела, как на незнакомца бросился громадный рыжий волк. Он откинул тело моей матери в сторону. Она тогда была еще жива. Наши глаза на какую-то долю мгновения успели встретиться, я видела в них переживания за мою дальнейшую судьбу и бесконечную любовь. Мама успела приложить палец к губам. А я перестала дышать.

Незнакомец тоже перекинулся. А потом клубок из серо-рыжей рычащей шерсти исчез из вида. Сейчас я даже рада, что не видела то, как убивали моего отца. Я старалась не дышать, но беззвучных слез сдержать не могла. Не помню, что чувствовала в тот момент. Скорее всего ничего, потому что мной владел тогда лишь страх.

Не знаю, сколько прошло времени, но дверь шкафа приоткрылась:

– И кто тут у нас? – услышала я вкрадчивый голос мужчины. Он был обнажен. В ранах, которых затягивались на глазах, словно по волшебству, оставляя после себя лишь кровь. Жуткое зрелище.

– Быть того не может! – мужчина поднес ко мне руку, а я в ужасе забилась в самый угол шкафа и разревелась уже по-настоящему.

– Закрой глазки, малышка, – незнакомец поднял меня на руки и куда-то понес. А потом были люди, много людей. Нет, оборотней. Ведь я росла среди оборотней и знала о них с раннего детства. Сама была оборотнем. Мой приемный отец оказался прав. Мой настоящий отец был альфой.

Дальше мои воспоминания обрываются. Меня кажется усыпили. Единственное нечеткое, как убийца моих родителей гладит меня по щеке и потом нежно шепчет:

– Потерпи, – а его клыки вонзились мне в шею. – Я не хотел, чтобы так вышло с твоими родителями. Не знал. Но я вернусь за тобой. Помни об этом.

А вот я забыла! Забыла! И не хотела вспоминать, о теперь пришлось. Внешне он почти не изменился, заматерел разве что. Но рассматривать его у меня не было никакого желания. У меня теперь другая семья, другая жизнь.

– Меня зовут Анна Сукач, – произнесла я и нашла в себе силы подняться.

– Сильная малышка, – усмехнулся мой кошмар.

– А теперь все вышли, живо! – приказал мужчина, который являлся моей парой, но имени которого я не знала. Забавно! Знаю, что вот он – убийца. А имени не знаю! Странно, но мои родственники молча поднялись и покинули комнату. Дима хотел что-то возразить, но приемный отец лишь покачал головой. Правда, в дверях мать все же задержалась:

– Владслав, не надо с…

– Я сам решу! – властно перебил мужчина и указал на дверь кивком головы.

Владслав. Влад. Красивое имя! Влад Цепеш. Дракула. Кровавый князь. Убийца. Очень подходит ему.

Никогда бы не подумала, что моей парой является убийца родителей. Луна злобно подшутила надо мной. Ну, а что я, глупая, ожидала от пары, которая подкинула меня на воспитание в чужую стаю, просто оставив в лесу? А если бы меня тогда не сразу нашли?

– А теперь ты, – Влад протянул ко мне руку и рванул блузку, оголяя плечо, где находилась его метка. Я стояла, не шелохнувшись. Страшно было ужасно. Но пока я покорно ждала развития событий. Он провел большим пальцем несколько раз туда-сюда и выдохнул:

– Не понимаю.

Мы помолчали какое-то время, а потом оборотень сел на диван и потянул меня за руку. Мне тоже пришлось сесть рядом с ним.

– Поговорим?

Я лишь согласно кивнула головой. Было интересно послушать, что скажет эта мразь в свое оправдание.

– Марина Львовна сказала, что ты ничего не помнишь о своем прошлом. Это так?

Я кивнула в знак подтверждения. Пусть так думает.

– Так даже проще, – улыбнулся мужчина. А я подумала, что он, вероятно, даже не упомянет о моих настоящих родителях. – Меня зовут Владслав Соболев. А это метка моя.

Соболев. Где-то я слышала это имя.

Мужчина опять дотронулся пальцами до оголенного плеча. Я не стала поправлять блузку. Зачем?

– Значит, вы моя пара? – я постаралась, чтобы мой голос звучал спокойно, но заинтересованно. Он кивнул. – Почему вы меня оставили?

Я пыталась вспомнить, где могла слышать это имя? Это воспоминание не из детства. Владслав Соболев. Влад Соболев. Кровавый князь. Кровавый альфа. Кровавый Влад. Точно! Влад Цепеш никогда не имел прозвище Кровавый. Это прозвище носил Соболев. Он был живой легендой среди оборотней. Один из самых сильных оборотней. Он по праву заслужил свое прозвище. Кровавый Влад!

Мужчина внимательно отслеживал каждую мою реакцию. От него явно не ускользнули изменения в выражении моего лица.

– Ты что-то вспомнила?

– Вы Кровавый Влад? – спросила напрямик.

– Да, малышка. Тебя это так пугает?

Промолчала. Пугает конечно. Передо мной сидел матерый волк-убийца моих родителей, старше меня почти в два раза. Вот за какие таких грехи маленькой мне досталась такая пара?

Закрыла глаза и повела носом, запах от оборотня безусловно приятный. Но, если бы встретился на улице, прошла бы мимо, не задумывалась. От Димы тоже пахло приятно.

– Вы не сказали, почему оставили меня у посторонних людей?

– Давай на «ты», – предложил оборотень и положил руку мне на плечо, притягивая ближе. Я мысленно скривилась, но позволила. Не время показывать свой характер. Ведь о бешеном нраве Влада Кровавого ходили легенды не меньше, чем о его жестокости и хладнокровии. Мало ли, что он выкинет, если ему что-то не понравится. Второй семьи мне лишиться не хотелось. А я помню тот взгляд, которым он одарил Дмитрия. – Не мог. Шла война. Маленькой девочке было небезопасно рядом со мной.

– А мои родители?

Оборотень поморщился, но все же ответил:

– Твой отец мертв, а мать в моем клане. Но она не в своем уме. Не смогла пережить потерю пары.

Мама жива? Выжила после того, что я видела? Я затаила дыхание. Вот сволочь. Лишил меня матери. Может быть, с матерью все было бы нормально, если бы я была рядом. Ей было бы о ком заботиться и о ком переживать. А так она лишилась сразу мужа, дочери и сына. Я прекрасно помнила, что у меня был старший брат. Вот бы выяснить его судьбу. А почему нет?

– А другие мои родственники? – осторожно спросила я.

– Ты познакомишься с ними когда-нибудь. Ты должна была слышать, что у меня большой клан.

Конечно, слышала. Соболев подчинил себе много маленьких разрозненных кланов на огромной территории и встал в их главе. Именно Влад Кровавый представлял Россию на совете оборотней. Не все знали Владслава Соболева, зато о Владе Кровавом слышали все.

– Хватит вопросов, Ана. Почему, зная, что находишься в паре, ты позволяешь себе вести себя, как маленькая шлюха?

Я не ожидала, что альфа завалит меня на диване в гостиной и сразу же задерет юбку.

Глава 2

Больно. Когда так сразу, без подготовки, без предварительных ласк в тебя засовывают палец. А ведь Влад именно это и сделал. Прижал к дивану своим мощным телом, чтобы не брыкалась, сдвинул трусики и проник в меня.

– Хорошо, – удовлетворенно выдохнул оборотень, освобождая меня от своего веса. – Значит, твои родители мне не солгали.

Луна! Это он таким извращенным способом мою девственность проверил? А если бы уже лишилась невинности? Даже думать об этом не хочу.

С отвращением смотрела на то, как он облизнул палец, побывавший во мне.

– А ты пряная, малышка. Весьма необычно, но мне нравится.

– А вы не могли просто спросить? – я не выдержала. Стало обидно, что моя пара – не только убийца, но и сразу посчитал меня шлюхой. Это при условии, что родители ему что-то успели рассказать.

– Я привык проверять.

– И чтобы вы сделали, если бы я оказалась не девственной?

– Убил бы.

Так просто?

– Меня?

– Нет. Того, с кем ты. Не привык делиться своим. Что приводит нас к следующему вопросу. Почему на тебе чужой запах?

– А вам родители не рассказали?

– Рассказали, конечно, но я хочу услышать от тебя.

– Нам пришлось с Дмитрием изображать пару, чтобы я могла избежать ненужного внимания со стороны других оборотней.

– Предположим, я приму такое объяснение. Но какого … тогда моя пара с ним целуется в общественном месте?

Рассказать или не рассказать ему о слежке? Скорее всего следил сам. Вряд ли такой бы явился к «невесте», если бы прежде не узнал о ней все, вплоть до любимого цвета нижнего белья. Опять вспомнила, как он проверял «мою сохранность» и поморщилась, что не укрылось от взора Влада.

– Ана, я жду.

– Вы за мной следили?

– Я. Игра на публику, значит? – сам спросил, сам же себе и ответил, покивав в знак подтверждения головой. – Как ты поняла, что находишься под негласным надзором?

– Почувствовала.

– Интересная особенность у тебя, моя девочка. Редкая.

Хотелось бы знать, что это за особенность такая? Что знает моя пара, чего не знают мои родители? Дима, конечно, молчал. Но я догадывалась, что он списывал мою повышенную чувствительность на мнительность.

Альфа притянул меня к себе и потер пальцем свою метку.

– У тебя пятнадцать минут, чтобы принять душ и переодеться. А то от тебя несет чужаком, что дико раздражает. Не забудь почистить зубы. И спускайся вниз. Не опаздывай.

Дико его раздражает, что я пахну Димой. Знал бы он, как раздражает меня одно его присутствие. Дом – единственное место, где раньше я чувствовала себя свободно, спокойно и в полной безопасности, в один миг перестал быть таковым. Стоило лишь Владу появиться. Казалось, этот мужчина разрушает все доброе одним лишь своим присутствием. Но я послушно поднялась и отправилась в свою комнату.

На лестнице была перехвачена обеспокоенной матерью:

– Анюта, солнышко, с тобой все в порядке? Прости нас, предупредить не смогли. Господин Соболев нагрянул неожиданно, – голос женщины был взволнованным и заботливым. Такое тепло разлилось в моем сердце, вытесняя оттуда боль утраты и тоски по настоящим родителям.

– Мамочка, – я бросилась на шею к женщине. Хотелось разреветься в таких надежных и родных объятиях и забыть об ужасе и унижении, которому подверг меня Влад.

– Что он сделал? – спросила Марина Львовна.

– Ничего, – я не стала посвящать любящую меня женщину в ненужные ей подробности, она итак переживала. А мне стоило поторопиться, что-то мне подсказывало, что Влад не оценит задержки. А пока злить его не хотелось. Я рассчитывала присмотреться к нему. Все-таки пара. Какая-никакая. Пара, к которой меня абсолютно не тянуло. А вот это было само по себе странно. Да, раздражал. Да, пугал. Но вот какой-то животной тяги на уровне инстинктов я к нему не ощущала.

Я любила слушать рассказы об истинных парах. Так все говорили с таким трепетом о том, какие невидимые, но прочные узы связывают пару. А у нас что? А, ничего. Возможно, потому что метка была неактивна? Вопрос: почему она неактивна? Кстати, у Влада по отношению к себе я тоже не заметила какой-то особой тяги. А не мог ли альфа ошибиться? Хотя, вроде матерый волк. Должен же был понимать, что делал?

– Иди сюда, милая, – услышала я, стоило мне выйти из ванной комнаты. Влад, вольготно расположившийся на моей кровати, похлопал рядом с собой рукой. А я ведь не подумала даже одеться. На мне было лишь полотенце, которое с трудом прикрывало мою попку. Не ожидала я подобной встречи, да и он просил спуститься вниз. Оборотня не смущал тот факт, что кровать у меня была хоть и полутора спальная, но для двоих однозначно тесная. Особенно, если предполагалось делить ее с таким мощным и крупным мужчиной, как моя возможная пара. При одной мысли о том, что обнаженная окажусь рядом с ним на постели, мне стало… Странно мне стало. Кажется, я все-таки поспешила с выводами, и Влад вызывал у моего тела определенные признаки сексуальной заинтересованности. Поэтому я не спешила воспользоваться его предложением и мялась в дверях.

– Не могли бы вы отвернуться? – попросила я, впрочем, мало надеясь на положительный ответ. На мужчине уже не было пиджака и галстука, а несколько верхних пуговиц на рубашке были расстегнуты. Ну, не собирается же он… Не думает же, что я…

– Нет. Ана, иди сюда, – в голосе уже не осталось даже намека на теплоту или заинтересованность, только холодная сталь. По телу прошел озноб, но уже не от зачатков возбуждения. Пришлось подчиниться. Подошла к кровати и присела на самый край, подальше от Влада.

– Иди сюда, значит, ко мне, – мужчина схватил меня за руку и подтащил к себе. – Я вот все думаю, почему моя метка неактивна?

Я не успела ничего даже понять, как мужчина уложил меня на спину, а сам навис сверху.

– Не дергайся, – приказал он мне, а сам уже опустился к моей шее с поцелуями. Не успела даже шевельнуться, как его клыки вспороли нежную кожу в районе метки. Он что ее решил обновить? Если бы только это. Почувствовала, как его колено настойчиво раздвигает мне бедра, а ладонь уже оглаживает животик.

Черт! Пожалуйста, не надо! Не хочу я такого первого раза! Не хочу, вообще, первого раза! Не так! Не тут! Не с этим мужчиной!

– Не надо, – умоляюще простонала я. И ведь не дернешься, клыки альфы до сих пор были во мне. А он уже несколько раз прошелся пальцами по моей промежности, вызывая влагу, а потом осторожно ввел в меня один палец. На этот раз больно не было…

Влад сделал несколько поступательных движений пальцем, прежде чем присоединить второй. Я старалась не дышать и сосредоточиться на ощущениях. Не сказать, что было неприятно. Но и приятного было мало. Отвратительное ощущение. Хотя не могу отрицать, что я была возбуждена.

Неожиданно резкая боль заставила дернуться. Оборотень в тот же момент спрятал клыки и принялся зализывать рану.

– Тихо, девочка, – проговорил он. А я молчала и плакала, лишь отвернув голову в сторону от этого чудовища. Мужчина только что лишил меня девственности. Пальцами. Уж, лучше бы традиционно, все не так мерзко.

Альфа сделал еще несколько движений взад-вперед и извлек из меня окровавленные пальцы.

– Смотри-ка, и это не помогло, – бросил оборотень и в следующий момент я услышала звуки воды из собственный ванной комнаты.

Я лежала в слезах на своей кровати и обнимала подушку, прижимая к своему животу. Внутри саднило и тянуло. Вставать не хотелось.

– Ана, одевайся и спускайся вниз, – Влад направился к двери, у которой ненадолго задержался. Он бросил на меня насмешливый взгляд и произнес:

– Только не устраивай истерику. Ничего особенного не произошло. Наоборот, радоваться должна, ведь когда окажешься подо мной, тебе будет уже не больно.

Дверь захлопнулась, оставляя меня в одиночестве. Невинной, но уже не девственной.

Не знаю, сколько я так пролежала, только вот приказам оборотня следовать не собиралась. Сейчас очень сильно жалела, что не сказала о том, что все вспомнила. О том, что он мне неприятен. О том, что жить с ним не собираюсь. Конечно, страшно как отреагирует этот самодур. Мне он явно не сделает ничего, что было бы хуже, чем он уже сотворил. А вот за семью я откровенно боялась. В конечном итоге мне удалось уснуть.

Из сна словно вырвали:

– Настя, – недовольный рык. – Ты слышала, что я тебе сказал? Я не повторяю дважды. Тебе надо это усвоить, девочка.

– А не пойти ли вам… – я осеклась. Откровенно посылать Влада все же не решилась, – в лес побегать, успокоиться, напряжение сбросить?

– Напряжение сбросить, говоришь? – что-то в голосе оборотня заставило меня повернуть голову. Увидела, как он неторопливо расстегивает рубашку и улыбается. Что-то внутри довольно шевельнулось, словно откликнулось и заставило с интересом рассматривать чуть волосатую мужскую грудь.

– Что-о вы делаете? – произнесла я с придыханием. Сама не заметила, как у меня участился пульс и начало сбиваться дыхание. Мужчина избавился от рубашки и уже расстегнул брюки. Нижнего белья Влад не носил.

– Ровно то, что ты предложила, – ухмыляясь, сообщил альфа, полностью обнажаясь. Неожиданно метку закололо, а по телу прошла волна возбуждения. Я отказывалась понимать, что происходит. Точно знала, что этот мужчина мне неприятен физически, что я не хочу заниматься с ним сексом. Но что-то внутри меня упорно пыталось взять контроль над разумом и телом.

– О-о! – альфа подошел к кровати и склонился надо мной. – Вот это уже становится интересно! – он прошелся пальцами по своей метке.

От мужского прикосновения я вздрогнула. И это не от испуга или отвращения, сумасшедшее желание смешалось с кровью и заструилось по венам.

Оборотень втянул носом воздух и удовлетворенно улыбнулся:

– Знаешь, Ана, ведь нравится, когда я зову тебя так? – я лишь кивнула, зачарованно наблюдая, как мужские пальцы выписывали неизвестные мне символы на моем теле, частично прикрытом полотенцем. – Я чувствую запах твоего возбуждения и это сводит меня с ума, девочка.

Я тоже ощущала аромат возбуждения мужчины, казалось, что он заползал мне под кожу, смешиваясь с моим, усиливая и без того мое безумное желание.

Странное в этом было другое. То, что я не могла перекидываться имело свои последствия. Иначе говоря, ограничивало мои возможности, как оборотня. Нет, я обладала отличной регенерацией, зрением, слухом или обонянием. Но не таким, каким должен обладать полноценный оборотень. А в данный момент как будто краски стали ярче, звуки воспринимались острее, а запахи резче.

Внутри заворочалась и заурчала моя вторая сущность. Заурчала, словно довольный хозяйской лаской котенок. Я оторопела. Я впервые так отчетливо почувствовала свою волчицу. Стоило мне на мгновение замешкаться, как меня буквально швырнуло вглубь сознания, а мое место заняла животная половина. Теперь за ласками оборотня я как бы следила со стороны.

Вот Влад бесцеремонно выдернул из-под меня полотенце и откинул его на пол, а потом просто лег рядом.

Опираясь на одну руку, второй ласково водил по моему телу. От такой нежности моя вторая половина просто разомлела.

– Влад, – буквально промурлыкала. Услышала собственный голос и не узнала его. Мои руки потянулись обнять мужчину, прижать ближе к себе. Соболев лишь усмехнулся, но послушно сделал то, что от него ожидали. Поцеловал. Как он целовал… У меня было не так много опыта. Лишь невинные поцелую с Димой. Но стоило оборотню дотронуться до моих губ, как растаяла не только животная половина, но и я сама. Теперь мы обе наслаждались близостью этого мужчины. Мне уже не казалось такой ужасной мысль, чтобы именно он стал первым. Теперь я верила, что именно он – моя пара. Верила и ощущала. Его язык играл с моим, постепенно приручая и подавляя. Я сама не заметила, как становилась послушной и ведомой. Во всяком случае моя вторая сущность. Но в тот момент я этого не понимала. Я просто получала удовольствие.

То, что вытворяли руки мужчины с моим телом, смущало неимоверно. Но если бы Влад прекратил свои ласки хоть на мгновение, наверное, я бы умерла.

Вдруг в один миг все внезапно изменилось. Я не смогла сразу понять, что произошло. Паника. Неожиданно тяжело стало дышать, воздух почти не поступал в легкие.

– Я не разрешал, – услышала властный голос прямо над ухом и ощутила, как мужская рука крепче сжимается на моей шее.

Волчица обиженно рыкнула, возвращая мне контроль над телом, и снова скрылась глубоко внутри. Я больше не чувствовала свою вторую суть. Пытаясь сделать очередной судорожный вздох, поняла, что стало причиной злости Владслава. Мне захотелось заплакать от бессилия.

Я слишком расслабилась под ласками и не отследила, как моя волчица решила отметить нашу пару. Теоретически, завершая ритуал ответной меткой, она бы навсегда связала нас с альфой. Но Влад почему-то такого стремления к соединению не оценил. Отчетливо видела, как на глазах зарастает жуткая рана на шее мужчины. Потрясающая регенерация у него. Видимо, моя вторая сущность успела выпустить клыки, а Соболев рванул, не сильно раздумывая и причиняя себе ощутимый вред. Но вот мне его жалко не было абсолютно.

Очередной хрип раздался из моего горла и мужчина ослабил хватку, но шею из захвата не выпустил

– Ты родилась в семье альфы, Ана, – в голосе Соболева не было даже намека на беспокойство, одно пугающее хладнокровие. – Воспитывалась в семье альфы. Твоя пара – сильный альфа, – а вот тут проскользнуло явное самолюбование и самодовольство. – Ты должна была научиться беспрекословному подчинению. Теперь ты не имеешь права сама принимать решения, не узнав моего мнения. Поняла?

Я лишь на мгновение прикрыла глаза. Не сказать, что я была особо согласна, но боюсь, я могла бы не пережить новый урок от Влада Кровавого.

– Хорошо, – холодно произнес мужчина. – Значит, продолжим, – его рука чуть погладила шею, которую еще несколько секунд назад беспощадно сдавливала и опустилась к груди.

– Почему? – я не могла не задать этот вопрос. Никогда не слышала, чтобы пара отказывалась от ответной метки. И мужчина понял вопрос правильно, потому что не нуждался в каких-либо уточнениях.

– Пока не готов связать себя окончательно.

Забавно. Моя пара не готова тоже. Но также это стало ударом по моему самолюбию. Мало того, что моя пара относится ко мне, как к какому-то мусору, вместо того, чтобы заботиться, оберегать и защищать, так Влад просто не хочет связывать со мной свою жизнь. А это, значит, как минимум, у него кто-то был. Тогда зачем альфа приехал за мной, спрашивается?

Рука тем временем огладила грудь, немного поиграла с сосками и начала спускаться ниже. К моему неудовольствию схлынувшее возбуждение стало возвращаться.

Неожиданный стук в дверь заставил мужчину прекратить свои ласки:

– Кто там?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю