156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Скажи альфе: "Нет!" (СИ) » Текст книги (страница 1)
Скажи альфе: "Нет!" (СИ)
  • Текст добавлен: 9 июня 2018, 08:30

Текст книги "Скажи альфе: "Нет!" (СИ)"


Автор книги: Ева Горская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц)

Скажи альфе: «Нет!»
Ева Горская

Глава 1


Он уже несколько минут крутил в руках ампулу и думал. Шприц-пистолет лежал рядом на массивном дубовом столе двухвековой давности. Его гость тоже молчал, давая ему возможность собраться с мыслями и принять решение. Так было просто применить немного силы, которой столь щедро одарила его природа, и стереть неугодного посетителя с лица Земли. Но не мог себе этого позволить. Слишком многое стояло на кону: любимая женщина и их ребенок.

Тот, кто создал данный препарат, обладал чрезвычайно извращенным умом. Он бы еще понял, если бы изобретателем данной отравы был человек или полукровка, лишенных оборотнических сил. Подобные всегда завидовали силе и возможностям полноценного оборотня. Но нет... творцом данного чудесного препарата был чистокровный оборотень, такой же альфа, как он сам.

Если ввести данный препарат добровольно, то оборотень навсегда лишался своей сути, своей животной половины. Которая умирала в муках, оставляя после себя... а он не знал, что было после... Желающих испробовать на себе данную отраву было немного. Вернее, всего один. Но и тот, лишившись своего зверя, сошел с ума. А уж чтобы такое испробовать на альфе...

– Долго будешь думать? – насмешливо спросил его гость.

А думать было не о чем. Он взял пистолет, вставил ампулу и поднес к шее...

Несколькими месяцами ранее...

С самого утра находилась в невероятно приподнятом настроении. А все дело в том, что сегодня у меня была встреча с очень перспективным заказчиком. Поговаривали, что постоянная любовница нашего альфы скоро может изменить социальный статус. Стать не просто любовницей вожака, а спутницей и верной подругой. Не зря мужчина разрешил ей полностью переделать огромный особняк по своему вкусу.

Кирилл Воскресенский – альфа стаи, в которой я и Сережа состоим. Этот оборотень очень жесткий и амбициозный. Единственное, что про него слышала. Видела же я его лишь изредка и издалека на редких собраниях. Мы с мужем жили в городе, так как были полукровками, которые не могли обращаться и в поселке оборотней нам делать было особенно нечего.

– Волнуешься? – супруг подошел сзади и слегка приобнял, а потом обнаглел и отодвинул ворот синего шелкового платья, поцеловав в плечо. Там, где могла бы стоять его метка, которой обмениваются все истинные пары. Но ее не было. А вот на моем любимом была. Хотя я не могла полностью перекидываться, но обладала частичным оборотом. Клыки, когти могла отращиваться по собственному желанию. Не более.

– А ты как думаешь? – я легонько стукнула по его наглой руке, которая уже успела расстегнуть несколько пуговичек. Я ведь так долго одевалась, подбирая подходящий случаю наряд, чтобы произвести приятное впечатление на Аллу Борисовну. О любовнице нашего альфы я знала еще меньше, чем о нем самом. Говорят, красотка была весьма требовательной.

Любимый спокойно отошел и подал мне планшет с набросками дизайна и сумку с ноутбуком. Самого дома изнутри я еще не видела, лишь многочисленные фотографии, присланные хозяйкой.

– Может тебя отвезти? – предложил он.

– А разве у тебя нет дел? – возразила я. Вообще, мы вместе уже четыре года. У нас своя небольшая фирма, занимающаяся дизайн-проектами жилых и офисных помещений, а также их отделкой. Я по образованию архитектор, но занимаюсь в основном именно дизайном интерьеров, редко, когда самой планировкой. За последний год был всего лишь один подобный заказ. А Сережа занимается ремонтом, сметами и финансами. Дела у нас идут не сказать, чтобы очень хорошо, но весьма неплохо. Если будем трудиться в подобном ритме, то через пару лет сможем позволить себе сменить однокомнатную квартиру на приличную трешку в хорошем районе. А там уже и о детях подумать. В принципе мой возраст весьма подходящий. Мне было почти двадцать семь, что заставляло задумываться о потомстве с каждым днем все чаще. Но Сережа не хотел о детях пока даже слышать. Пожалуй, это единственное, что расстраивало меня в нашей совместной жизни.

– Есть, – как ни в чем не бывало сообщил он. – Но, когда у меня будет еще шанс полюбоваться красоткой Аллочкой? – ухмыльнулся он.

Алла Семенова когда-то слыла подающей надежды моделью, но после одного громкого скандала, получившего ненужную огласку, была вынуждена оставить этот бизнес. Подробностей не знаю. Ходят слухи, что именно Воскресенский помог замять ей тот скандал. Но одна знакомая волчица рассказывала, что Алла была арестована за проституцию. И прозвище красотка Аллочка родом оттуда же.

– Вот если мне удастся заключить контракт, насмотришься, – фыркнула я, забирая у мужа ключи от Honda. Сегодня решила взять его машину. Honda Accord выглядит всяко представительнее моего старенького Hyundai Getz.

Получила шлепок по попке прежде, чем успела выскочить за дверь. Вот всегда так! Но что-то у муженька сегодня слишком игривое настроение. Обычно это ни к чему хорошему не приводит.

Подъезжая к особняку, чуть затормозила, рассматривая и любуясь. Красивое здание. Изящное, легкое, хотя по размеру огромное. В нем сочетается несочетаемое: воздушность и массивность. Я была довольно талантливым архитектором. Мой дипломный проект получил высший бал и многочисленные похвалы, но до такого уровня мастерства мне необходимо было расти и расти.

Я не опаздывала. Наоборот, приехала слишком рано. Сейчас сидела в машине и просто наслаждалась открывшимся видом. С таким домом при удаче будет поработать огромное удовольствие.

– Вероника Александровна, – передо мной распахнулась входная дверь, а я ведь еще даже не успела поднять руку, чтобы позвонить в дверной звонок. На пороге стоял пожилой, весьма прилизанный мужчина в возрасте шестьдесят плюс. Сколько точно ему было, не взялась бы оценивать. Видимо, это мажордом или дворецкий. Впрочем, чем отличается один от другого понятия не имела. – Проходите. Алла Борисовна вас ждет в гостиной.

Прошла внутрь. Холл огромный. Мебели нет. Вообще. Никакой. Удивило чрезвычайно. А где они верхнюю одежду оставляют, обувь? Ладно, сейчас лето. А зимой?

– Ваши вещи? – пусть будет дворецкий, для меня это слово более привычное, услужливо протянул руку. Теперь вопрос: куда они прячут верхнюю одежду? отпал сам собой.

– Нужны для работы, – ответила, чуть смутившись.

– Тогда прошу за мной.

Мужчина проследовал в одну из арок, даже не оглянувшись, иду ли я за ним.

– Вероника Александровна, – громко представил меня. Я же в этот момент как раз вошла в комнату. Думала, что оглохну. Как интересно они тут живут? Ведь итак понятно, что если у нас встреча, то вряд ли кто-то другой мог прийти в гости? Или мог? А может хозяйка страдает слабоумием и постоянно забывает имена? Чуть улыбнулась своим мыслям.

– Добрый день! – вежливо поприветствовала меня удивительно красивая молодая женщина и улыбнулась. Я не могла пожаловаться на свою внешность, но рядом с ней чувствовала себя просто дурнушкой. – Присаживайтесь. Алонсо, принеси нам чаю с пирожными. А мы пока поговорим. Предлагаю перейти на Ты. Зовите меня Алла.

Я лишь кивнула. Мне уже нравилась, надеюсь, будущая клиентка.

– Здравствуйте!

– На самом деле его зовут Анатолий, – по секрету сообщила она. – Но он просит называть его Алонсо.

Я улыбнулась. Действительно забавно. А еще подумала, что мужчина владеет безупречным русским для иностранца.

– Как я могу к тебе обращаться?

– Никки. Расскажешь, чтобы ты хотела изменить?

– Все, – Алла была весьма лапидарной. – Мне очень не нравится этот скучный, блеклый дизайн.

Действительно, что холл, что гостиная были выдержаны в едином стиле. Строгий, минималистичный, лаконичный.

– Вы хотите, – начала и осеклась, – хочешь только ремонт или также сменить обстановку?

– И то, и другое.

– Милая, – в дверной арке возник импозантный мужчина. Не узнать его было весьма сложно. Наш альфа. Воскресенский собственной персоной. Воспользовалась случаем и исподтишка стала его разглядывать. Красивый. Ничего не скажешь. – Вернусь поздно, ложись без меня.

На меня альфа внимания даже не обратил. Подошел к своей любовнице, наклонился и откровенно поцеловал. Ну, конечно, кто я такая, чтобы меня стесняться?

Уж не знаю, что отразилась у меня на лице, но на меня обратили внимание:

– Это, как понимаю, наш новый дизайнер? – чуть насмешливо спросил мужчина.

– Еще не знаю, – честно призналась хозяйка.

– Кирилл Воскресенский, – представился мужчина, приближаясь и подавая руку. Отметила, что своего отчества он так и не назвал. Хотя, его знали все.

– Вероника Власова, – протянула в ответ свою.

И тут меня неожиданно дернули, буквально вытряхнув из удобного кресла. Не ожидала такой подставы от альфы и полетела прямо на него. В результате угодила в крепкие мужские объятия. А Воскресенский весьма интересно пах. Так притягательно. Так знакомо. Пока я пыталась прийти в себя и принять подобающую позу, мужчина уже схватил меня за локоть и куда-то потащил.

– Кирилл! – возмутилась Алла. – Ты что делаешь?

– Я подумал, – бросил мужчина, – что мой кабинет нуждается в ремонте. Срочном.

Воскресенский просто волоком дотащил меня до собственного кабинета, довольно грубо впихнул внутрь и сразу захлопнул дверь, прижимая меня спиной к этой двери и нависая надо мной.

Я не понимала, что происходит. Но в тот момент почувствовала себя семнадцатилетней первокурсницей перед грозным деканом. Был у меня такой в университете. За любым разрешением на пересдачу зачета или экзамена ходили к нему лично. А уж как он орал... Так орал, что стекла дребезжали. Любой альфа его грозности позавидовал бы.

– Ты! – обвиняюще прорычал мужчина, явно выпуская силу. То ли намеренно, то ли переставая себя контролировать. Я вся сжалась, не зная, чего ожидать и как себя вести. Воскресенский ткнул мне в грудь пальцем, а затем резко дернул ткань на груди. Пуговички, расположенные на плече, не выдержали и зазвенели по полу. Шелк треснул, частично оголяя грудь и выставляя кокетливо выглядывающий кружевной бюстгальтер. Не самый скромный. Вообще, нижнее белье – моя страсть, мой фетиш. Обожала красивое, изысканное белье. Тонкое, кружевное, с вышивкой. Порой весьма бесстыдное. Но ведь одевалась я исключительно для себя и мужа, а не для незнакомых извращенцев, пусть даже они были моим собственным альфой.

Рука Воскресенского несколько грубовато огладила левую грудь, чуть сжимая. А я вместо того, чтобы воспротивиться, облокотилась на дверь, чуть ли не выпячивая грудь вперед. Кто бы мне еще сказал: «Что я делаю?» И ведь даже мысли не возникло, что поступаю как-то не так. Неправильно поступаю.

Оборотень чуть отстранился и быстро стянул с себя пиджак, отшвыривая тот в сторону, затем ослабил галстук. Сразу вернулся ко мне, подхватывая под попку и делая несколько шагов назад. Я не нашла лучшего занятия, чем обхватить ногами, обнять мужчину за шею и прижаться к его губам. Ответ последовал незамедлительно, а дальше наши языки сплелись в каком-то языческом странном танце. Шаг, другой... Мужчина повалился на спину, увлекая меня за собой, но тут же перекатывая.

Приподнялся на руках, внимательно всматриваясь в мое лицо. Сложилось ощущение, что он хотел увидеть там что-то определенное. Похоже, не нашел, чего ожидал. Или нашел? Весело хмыкнув, вернулся к сумасшедшим поцелуям.

Не особо утруждая себя, отрастил на одном из пальцев звериный ноготь и, тихонечко царапая обнажённую кожу бедра, вызывая мурашки предвкушения, подцепил ткань трусиков и дернул.

Такие простые действия вызвали весьма неоднозначную реакцию. Это было так остро. Так на гране. Особенно, когда он, не убирая когтя, решил удостовериться, что я готова принять его. Кажется, я стала влажной сразу, как только оказалась в объятиях оборотня и впервые вдохнула в себя его запах. О том, что со мной... нет, с нами в тот момент происходило, как-то не задумывалась.

Мужчина резко вошел, вызывая у меня стон и причиняя легкую боль. И тут же вышел, чтобы затем, не останавливаясь, снова войти. Ощущения были сказочными. Никогда прежде мне не доводилось испытывать такого. Сравнить тоже было не с чем. Сережа в отличии от Кирилла обладал весьма скромными размерами.

А тех, кто был до Сергея, даже вспоминать не хотелось. Хотя их было немало, как у любого молодого оборотня без пары. Ведь сексуальные отношения с истинной парой не идут ни в какое сравнение с обычным партнером, пусть даже весьма умелым и страстным. С парой все ярче. Все острее.

Кирилл двигался взад-вперед. Впрочем, мне хватило всего нескольких сильных толчком, чтобы для меня все было кончено. Приходя в себя от бешеного оргазма, спокойно ожидала, когда альфа насытится моим телом. Разум потихоньку возвращался ко мне. К тому моменту, когда Воскресенский покинул мое лоно, я в полной мере осознала, что натворила. Изменила мужу... Это ладно. Я умудрилась совершить немыслимое: изменила своей истинной паре. Ни разу не слышала, чтобы такое происходило. А, если учитывать, с какой радостью и беспечностью я отдалась незнакомому мужчине... Просто не понимала, что на меня нашло.

Села на диване и посмотрела на свою грудь. Платье было безнадежно испорчено, а у меня даже не было с собой какой-нибудь кофты или пиджака, чтобы прикрыть это безобразие. Хорошо, что я приехала на собственной машине. Представляю изумленное лицо водителя такси... Изумленное лицо будет и у любовницы Воскресенского, когда она увидит меня. Злорадно подумала, что альфе устроят огромный скандал. Выгодной клиентки я, безусловно, лишилась. Но не это меня расстраивало...

Пока я изучала свой растрепанный и растерзанный внешний вид, мужчина уже полностью привел свою одежды в порядок.

– Послушай, Вера, – начал он.

– Никки, – перебила и машинально поправила. Ненавижу, когда подобным образом сокращают мое имя.

– Никки, – послушно повторил мужчина, запуская пятерню в волосы. То ли хотел пригладить их, то ли растрепать еще больше. А хорош, зараза! Подумала, что нахожусь в таком состоянии, что не отказалась бы повторить вот прямо сейчас. Но быстро одернула себя. Я не имела права еще раз изменять законному супругу. Мне, вообще, следовало молиться, чтобы он не узнал о произошедшем. Надеюсь, ни Алла, ни Кирилл болтать лишнего не будут и слухи не пойдут. – Мне сейчас некогда, поговорим вечером, – сказал он, словно оправдываясь. А потом полез за портмоне. Достал оттуда несколько красных купюр и бросил рядом со мной на диван, где мы только что предавались любви, если можно так назвать быстрый акт совокупления.

– Извини за платье. Купишь себе новое.

Не успела я осознать произошедшее, а он уже покинул кабинет. Вот мерзавец! Посмотрела и быстро пересчитала. Шесть бумажек. Тридцать тысяч. Мое платье стоило четырнадцать тысяч рублей.

Не поняла, как относиться к этому? Вроде бы он мне компенсировал испорченную им же вещь. А с другой стороны, словно заплатил за секс. Но я была довольно разумной и вовсе не гордой в этих вопросах. Деньги решила взять.

Поднялась с кожаного дивана. Нужно было идти в гостиную забрать вещи. Как смотреть в глаза женщине, которая так ко мне приветливо отнеслась?

Шок! Стоило мне развернуться к выходу, сразу увидела застывшую в дверях Аллу, чей презрительный взгляд скользил по мне. Она молчала. Я молчала. Так прошло какое-то время.

– Ты замужем? – неожиданно спросила она. Ее взгляд задержался на безымянном пальце моей правой руки, который украшали два кольца. Одно с небольшим бриллиантом – помолвочное, второе обручальное без новомодных изысков. Самое обычное. Без драгоценных вставок. Гладкое и тонкое. Только двое знали о небольшом секрете. На внутренней стороне кольца была гравировка «С тобой до самого конца», выполненная руками моего любимого мужа. Которому вероятно теперь я не смогу смотреть в глаза. В данный момент засомневалась, что смогу скрыть от Сережи измену.

– Да, – сообщила очевидное. Меня слишком нервировало присутствие этой молодой женщины. Слишком она спокойно себя вела для обманутой любовницы.

– Выглядишь хреново, – поделилась она своим мнением. – Пойдем, отведу тебя в гостевую комнату, сможешь принять душ, а я дам тебе что-нибудь из своей одежды, – предложила Алла. – А вот приведешь себя в порядок, продолжим. У меня есть кое-какие идеи...

Девушка говорила что-то еще, но я уже не слушала. Мне кажется, что на какое-то время мое сознание просто выпало из этой реальности. У меня в голове не укладывалось происходящее. Я только что переспала с ее мужчиной. С мужчиной, с которым ее связывают длительные и серьезные отношения. Ведь Воскресенский живет вместе с госпожой Семеновой не первый год. Выходило так, что подобное поведение для нашего альфы было чуть ли не привычным, раз Алла так спокойно восприняла измену своего мужчины.

Замотала головой, пытаясь отогнать от себя невеселые, местами нелепые мысли. Не смогла бы ни одна волчица стерпеть подобного. Слишком вольные. Слишком свободолюбивые. Слишком себя уважающие. А Алла была сильной волчицей. Это знал любой. Ее хотели многие самцы нашего клана, притом не просто так, а связать себя с ней парностью, чтобы получить сильное потомство, что важно для любого оборотня. Но она выбрала альфу или он ее. Последнее не играло особой роли. Главное, что на нее никто бы не осмелился претендовать.

Настолько ушла в себя, что не заметила, как меня легко подтолкнули в спину. Я оказалась внутри просторной спальни. М-да... Над интерьером здесь явно не помешало бы поработать. Безликий. Нежно бежевые стены. Огромная кровать, заправленная шелковым бордовым покрывалом. Небольшой столик. Кресло. Платяной шкаф. Вся мебель простая, но явно дорогая. Никакого ДСП, только дерево.

Оказывается, я все-таки послушно проследовала за волчицей, только не могла понять, как. Впрочем, это было неважно, потому что последовавший после этого разговор меня потряс до глубины души.

– Ты, наверняка, хочешь спросить, почему я так спокойно реагирую на измену моего жениха? – верно истолковав мое замешательство, задала вопрос молодая женщина.

– Жениха? – не знаю, зачем решила уточнить именно этот момент.

– Ну, пока официально нет, – наигранно рассмеялась Алла, – но думаю, до конца месяца Кирилл сделает мне предложение. Он очень хочет щенка, – разоткровенничалась она, – а я самая лучшая кандидатура на эту роль. Так вот, пока мы не связали себя парными метками, мы позволяем себе разные шалости, – она театрально прикрыла рот ладошкой и добавила:

– Он позволяет. Ты ведь не проболтаешься о моем маленьком секретике?

Ее объяснения меня просто покоробили. Нет, я, конечно, сама считала, что многие самцы, не встретив истинную пару, выбирали самку по принципу: может ли та принести сильное потомство? Но как-то вслух об этом говорить было не принято, а уж тем более откровенничать с почти незнакомым человеком.

– Хочешь знать, почему я так откровенна с тобой? – Алла словно читала мои мысли. – Ты ведь мой дизайнер, а это почти тоже самое, что и гинеколог, – она натянуто улыбнулась и пустилась в дальнейшие откровения:

– Пока ты стонала под моим мужчиной, я полистала захваченные тобой наброски. Мне понравилось. Думаю, мы подпишем контракт сегодня же, если ты не против.

Я, может, не против, но теперь была вовсе не уверена в здравости этой идеи. В мои планы входило держаться как можно дальше от Воскресенского и его полоумной подруги. Теперь я Аллу воспринимала именно так, не столько за ее взгляды, как за поведение.

– Ладно, прими душ, – она указала на неприметную дверь возле шкафа, – а то меня раздражает запах Кирилла на других женщинах. А я пока подберу тебе похожее платье. Мужчины ведь не обращают особого внимания на фасон, а с цветом проблем не возникнет. Тогда и твой муж не узнает об этой маленькой шалости.

Оставшись одна, я в бессилии опустилась на кровать. Ужасно! Чувствовала себя ужасно и нелепо! Подумать только: любовница моего любовника пошла подбирать мне наряд, чтобы мой супруг не узнал об измене!

Глава 2


Пока я принимала душ и старалась избавиться от запаха альфы, Алла подобрала мне шелковое синее платье. Не мое, конечно, но вынуждена была признать, что мой муж вряд ли заметит разницу. Я прекрасно знала, что могу сделать мелирование или укоротить длину волос сантиметров на десять, а он даже внимания не обратит.

Особых мыслей в голове не было, что для меня было удивительно и странно. Я как-то пробовала заниматься йогой, но у меня ничего не вышло лишь по той причине, что не могла до конца расслабиться, отрешиться от мирской суеты. А вот сейчас абсолютная прострация.

Я послушно примерила предложенный наряд. Оказалось, великовато в груди, ну да ладно... Сойдет. Я даже испытала огромную благодарность за проявленную заботу.

– Тебе идет, – похвалила мое отражение в зеркале любовница альфы. – Ты очень красивая. Я понимаю, почему Кирилл не устоял.

И что на это ответить? Сказать:

«Ты тоже ничего».

Глупости какие. Поэтому просто промолчала. Даже обычного «спасибо» Алла от меня не дождалась.

– Как тебе интерьер гостевой спальни? – решила сменить она тему.

– Безликий, – озвучила свои выводы.

– Я рада, что ты разделяешь мое мнение. Я думаю, что эту комнату нужно оформить в нежно-голубых тонах и...

Я не удержалась и перебила восторженно стрекочущую молодую женщину:

– Послушайте, Алла...

– Мы же договорились на «Ты».

– Послушай, Алла, – послушно поправилась я. – Думаю, что тебе необходимо подыскать другого дизайнера. После того, что произошло, я просто не смогу спокойно работать.

Ну, вот, высказалась. На душе стало сразу как-то спокойней.

– Так я же тебе сказала, что ничего особенного не произошло, – попыталась возразить она.

– Я так не думаю, – до конца я еще не осознала, что натворила. Но уже сейчас знала, к какому выводу в конечном итоге приду. То, что я совершила, настоящее предательство. Трагедия. Знать бы еще причину, по которой произошла измена?

– Кирилл будет недоволен, – после некоторого молчания изрекла Алла.

– А ему какая разница?

– Кирилл настоятельно просил, чтобы ты его дождалась, – на этот раз Алла не смогла сдержать эмоций. Я видела злость, пробивающуюся через ее приторную улыбочку. Пусть Воскресенский изменял ей, но она с этим не была согласна. Не смирилась. Не принимала, как хотела показать это.

– Нет! Извини, Алла, но нет. Мне очень жаль, что я допустила это. Сама не понимаю, как произошло подобное.  Ведь я не просто замужем... Я связана парностью, – сама не до конца понимала, зачем делюсь настолько личным с абсолютно посторонней, чужой мне женщиной.

– Парностью? – нахмурилась Алла. – Ты хочешь сказать, что твой супруг – твоя истинная пара? – кажется, любовница Воскресенского мне просто не поверила. Хотя, я ведь тоже не верила... до конца не верила, что так легко легла под другого мужчину. Что с такой радостью и энтузиазмом отдавалась ему. Наверное, призналась ей в том, что Сережа – моя истинная пара только для того, чтобы получить хоть какое-то объяснение своему поступку. Почему? Меня очень заботил этот вопрос.

– Да.

Прошла, наверное, минута. Впрочем, время тянулось удивительно медленно. Оно, словно, окутывало вязкой субстанцией, не позволяя совершить резких, решительных действий. Мне же хотелось закричать, затопать, замахать руками... наконец, убежать из этого дома. Но я не могла.

Алла не спешила продолжать беседу, о чем-то напряженно думая и периодически одаривая недружелюбными взглядами. Я ее не винила.

– Я, пожалуй, просто пойду. Передай альфе, – хотела было попросить, чтобы он не искал встречи со мной. Честное слово, не о чем было мне с ним разговаривать. Лучше просто забыть о произошедшем. Так будет спокойнее всем... Особенно мне. Но делать этого не стала. Глупо как-то. – Ничего не передавай. Нам нечего с ним обсуждать. То, что произошло, было просто ошибкой.

– Ты очень ошибаешься, Никки. Если Кирилл что-то решил, значит, так и будет, – неожиданно Алла схватила меня за локоть. Я попробовала вырваться... бесполезно. – Я не собираюсь оправдываться перед ним. Он просил, чтобы ты его дождалась, значит, ты дождешься, – бескомпромиссно заявила Алла.

– Алла, ты что делаешь? – я еще не до конца понимала, что происходит. Не понимала и пыталась освободиться. Не понимала ровно до того момента, как Алла довольно грубо толкнула меня на кровать. Она оттолкнула меня и быстро прошла к двери. Я даже подняться не успела, когда услышала, как в двери повернулся ключ. Меня заперли!

Я подбежала к двери и подергала ее. Меня заперли! Я не могла поверить в то, что меня заперли! И кто? Любовница моего любовника. Луна, да что за отношения такие у Воскресенского и Семеновой?! Если Алла запирает любовниц своего жениха, чтобы те его дождались. Даже против их воли.

В порыве отчаяния и негодования подбежала к окну.  Окно оказалось незапертым. Я даже успела его распахнуть и забраться на подоконник, когда неожиданно задала себе вопрос:

– Никки, ты что делаешь?

Села на подоконник, свесив ноги в сторону комнаты.

Ну, допустим, выпрыгну в окно. Явно не пострадаю, дабы хоть частично, но мне досталась ловкость от оборотня. Вполне достаточно для того, чтобы беспроблемно выбраться из окна второго этажа. А вот дальше что?

Все мои вещи, включая документы и ключи от дома и машины оставались в гостиной этого проклятого дома. Даже если мне удастся выбраться с территории стаи, уговорить кого-то бесплатно подбросить до города, а потом добраться до мужа... Дальше-то что? А ничего... Неприятный разговор и все равно придется возвращаться в дом альфы за всем вышеперечисленным.

Поэтому я спокойно спрыгнула с подоконника, прикрыла окно... не до конца, решила, что свежий воздух пойдет на пользу моим растрепанным нервам. Затем разобрала постель и прямо в платье завалилась в кровать. Ну, его... Пусть мир подождет!

У меня было полно времени на отдых. А вчера я не выспалась. Очень переживала по поводу сегодняшней встречи. Как оказалось, зря переживала! В принципе, если бы Алла сейчас вернулась, я даже согласилась обсудить с ней новый дизайн дома. Все равно это лучше, чем переживать и фантазировать на тему «А что будет?..»

Как-то быстро смирилась с тем, что мне придется побеседовать с Воскресенским. Быстро смирилась и даже не задумывалась о том, что хочет мне сообщить грозный альфа. Гораздо больше меня волновал другой вопрос. Что мне делать с мужем?  С одной стороны, хотелось быть честной и рассказать ему про случившуюся измену. Почему-то не сомневалась, что он поймет и простит. Мы с Сергеем любили друг друга... Но с другой, причинять боль любимому человеку, перекладывать на его плечи груз ответственности и принятие решения за судьбу наших дальнейших отношений... Черт, об этом думать тоже не хотелось. Решила, что буду просто действовать по обстоятельствам.

Обняла подушку и как-то незаметно задремала. Хотя, скорее просто провалилась в сон.

Не ожидала, что проснусь так...

Необыкновенно приятный, такой притягательный запах окутал меня. Руки, надежные и родные, бережно обняли. Губы нежно и трепетно, легко и невесомо покрывали мое лицо быстрыми поцелуями.

Потянулась, чтобы обнять любимого мужчину.

– Сережа, – прошептала очень тихо, но знала, что он услышит.

Я еще не успела открыть глаза, когда услышала резкое и весьма раздраженное:

– Кирилл!

– Кирилл, – повторила послушно. В этот самый момент кто-то весьма грубо схватил мои руки, сжал и завел над головой. Зафиксировал. В панике распахнула глаза, пытаясь отогнать марево сна.

Я непонимающе хлопала ресницами и пыталась понять: где Сергей? Почему перед моим взором недовольное лицо нашего альфы, а не моего любимого мужа.

Оборотень тем временем уверенно раздвинул мои ноги и расположился между ними. Я даже ничего предпринять или сказать не успела, а мужчина уже плавно вошел в меня.

– Никки, такая красивая, такая желанная, – простонал Воскресенский, а до меня только-только стало доходить, что мы опять... снова занимаемся сексом.

«Он ведь должен быть занят своими мега-важными делами», – проскочила предательская мысль, а дальше мое сознание отключилось. Я расслабилась, сосредоточившись лишь на ощущениях. Растворилась в этом моменте и в мужчине, который двигался быстро, жестко, уверенно...

Я себя не узнавала. Так легко отдавалась абсолютно незнакомому мужчине. Внутренне доверяла ему. А ведь я сходилась с людьми и оборотнями довольно тяжело. Может потому, что он был моим альфой? Но как-то раньше я не замечала за собой подобной тяги.

А оборотень все продолжал двигаться. Мощно, но в тоже время плавно и размеренно скользил взад-вперед. А я уже стонала и находилась почти на самом пике...

Мне не хватило чуть-чуть, когда почувствовала, что внутри меня взрывается маленький вулкан и меня, словно, обжигает извергающейся лавой.

Луна, я опять сделала это. Я опять переспала с Воскресенским. И ведь даже не обвинишь его в том, что он меня заставил. Да, опять накинулся на меня, как и в первый раз. Но я с такой радостью, так самозабвенно, с такой самоотдачей отдавалась ему, что стыдно вспоминать. Не понимала, что со мной. А, главное, почему мне так хорошо абсолютно с чужим мужчиной. Я бы, может, поняла и приняла, если бы альфа был моей истинной парой. Но я уже чувствовала зов пары, когда познакомилась с собственным мужем. Знаю, что Сергей ничего не почувствовал в ответ, слишком мало крови оборотней, но его все равно тянуло ко мне. Поэтому он, не особо раздумывая, согласился на метку.

Но Воскресенский...

Еще было до жути обидно, что изменила супругу, и не получила удовлетворения. Хотя, может, это даже и неплохо... С какой-то стороны.

Теперь у меня точно не было выбора, придется все рассказать Сергею и еще... покинуть стаю, потому что то, что меня тянет к Воскресенскому, а его определенно ко мне... ненормально. Это ненормально! Так не должно быть!

– Кирилл?! – позвала мужчину.

– Да, милая? – он, похоже, не собирался выходить из моего тела. Лежал, опираясь на руки и сосредоточенно изучал мое лицо. Уж, не знаю, что он там так пристально рассматривал, но от его внимания мне становилось не по себе.

– Ты бы не мог... – собиралась попросить его выйти, но почувствовала себя крайне неудобно. Нелепость какая! Я – взрослая женщина. Не ханжа. Только что переспала с мужчиной, а попросить его об элементарных вещах не могла.

– Что, милая? – изменил он свой вопрос. Неожиданно переместил вес своего мощного и накаченного тела на одну руку и освободившейся рукой аккуратно провел по моему лицу. Вздрогнула. Не сказать, что было неприятно. Скорее, наоборот. Но от двусмысленности ситуации было не по себе. Ладно, обычный секс... Но от альфы, которого знали все в стае исключительно, как резкого и жестокого оборотня, я не ждала такой показной нежности. Хотя, даже не уверена, что она была напускной. Скорее ему нравилось то, что он делал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю