156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Рождественская история Дек и Холлс (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Рождественская история Дек и Холлс (ЛП)
  • Текст добавлен: 2 января 2018, 13:30

Текст книги "Рождественская история Дек и Холлс (ЛП)"


Автор книги: Джасинда Уайлдер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

Джасинда Уайлдер
Рождественская история Дек и Холлс

Переводчик: Somnis Loice, Selena (до 7 главы)

Редактор: Ms. Lucifer, Елена Попкова (до 7 главы)

Вычитка: Ms. Lucifer

Художественное оформление: Ms.Lucifer


Джасинда Уайлдер

Автор бестселлеров по версии

«THE NEW YORK TIMES»

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ИСТОРИЯ

ДЕК И ХОЛЛС


ГЛАВА 1

Холли Райт, облегчено вздохнув, выключила свой компьютер. Потирая горящие от усталости глаза, она толкнула свой стул назад и надела пальто, собираясь уходить. Весь этаж был пуст, как и всегда, когда Холли покидала работу. Правда, горел свет в угловом офисе.

Его офис. Деклана Монтроуза. Владельца и президента «Монтроуз Логистик». Молодой, потрясающе порочно красивый Деклан – «Мистер Монтроуз», – напоминала себе Холли, был единственным в их маленькой компании, кто работал больше времени, чем она сама.

Холли работала за полночь, потому что нуждалась в деньгах; Деклан, потому что это – его компания, и, возможно, как она подозревала, потому что он немного трудоголик.

С ноющей болью в ногах она шла к лифту, желая снять туфли на каблуках. Ее мысли занимал жгучий мороз на улице и машина, которая может не завестись. Она закуталась в свое не подходящее для зимы пальто, подняла воротник и засунула руки без перчаток в карманы, уже дрожа от холода, и это до того, как сделала несколько шагов по парковке. К тому времени как она дошла до машины, ее зубы стучали от холода, и она едва могла нащупать ключи в кармане пальто.

 Холли повернула ключ зажигания, машина только пыхтела, она попыталась снова и потом… клик-клик-клик… огни приборной панели замерцали в темноте.

– Нет, пожалуйста, нет. Не сейчас, пожалуйста.

Холли повернула ключ снова… клик-клик-клик… Она уже потратила больше ста долларов на новую батарею для генератора, который постоянно доставлял проблемы; Холли знала из своего скудного опыта, что замена генератора будет стоит дороже, чем она может себе позволить.

– Давай, пожалуйста, заводись, ты, кусок дерьма. – Она пыталась снова, зная, что все бесполезно. Клик-клик-клик… – Как я доберусь до дома? – громко воскликнула Холли.

Девушка потянулась к пассажирскому месту, чтобы достать телефон из сумочки, но поняла, что оставила ее на стуле. Она оставила её в здании… вместе с ключ-картой, которая служила пропуском туда.

– Дерьмо. – Она попыталась успокоиться и зажмурилась, чтобы не заплакать. – Дерьмо, дерьмо.

Из-за упрямства, Холли с надеждой покрутила ключ снова, но в этот раз не было никакого звука.

– Хорошо, Холлс, – обратилась к себе она, – что ты собираешься делать? Ни телефона, ни сумки, ни машины, и мама с детьми ждут, что через двадцать минут ты вернешься домой. – Она глубоко и судорожно вздохнула. – Идти очень далеко, а температура ниже нуля. Сегодня пятница, и здание будет пустым все выходные. Дерьмо!

Холли ударила ладонями по рулю, борясь с подступающими слезами, которые делали холодный темный мир размытым. Она всхлипнула и достаточно решительно вытерла глаза ладонями. Потом, снова начав икать и плакать, ударила рукам по рулю из-за разочарования, злости и так согнула мизинец, что услышала хруст и почувствовала прилив ослепляющей боли.

– Черт! – Холли опустила голову на руль, сжимая больной палец, ее плечи сотрясались от рыданий.


ГЛАВА 2

Деклан Монтроуз застрял в том полусонном состоянии, когда сидишь только на кофеине, потому что спал всего четыре часа из последних сорока восьми. Он хотел, чтобы этот последний счет сошелся, чтобы он мог взять выходной или даже два на Рождество, но возникали многочисленные проблемы. Сейчас, после непрерывной двухдневной работы, у Дека не было возможности работать ещё больше. Но, не смотря на истощение, он просто не мог переварить мысль о возращении в холодный, пустой дом. Его девушка, Кимберли, с которой он встречался три года, бросила его месяц назад, изменив с лучшим другом – бывшим лучшим другом – и с тех пор он не мог спать нормально; или вернее, спал хуже, чем когда-либо, потому что у него всегда были проблемы со сном.

Не то, чтобы он любил Кимберли, но после разрыва был все еще не в себе. Дек делал для нее все: оплатил силиконовую грудь, купил для нее новую марку Лексуса, платил за ее квартиру, возил на экзотические каникулы, где она проводила время, загорая и выпивая, пока он продолжал работать в номере отеля. А потом эта неблагодарная сука взяла и ушла к этому куску дерьма, Брэду Хани.

Дека не заботили деньги. В действительности, его не заботила сама Кимберли.

Он был напуган одиночеством. Ему хотелось, чтобы кто-то согревал его ночью в постели, а когда он возвращался домой после долгого рабочего дня, она бы ждала его. Та, с которой можно поговорить. Отношения с Кимберли никогда не были захватывающими. Она даже была черствой в постели, безответной, апатичной и холодной. Кимберли всегда лежала с ним в кровати после секса с таким выражением на лице, будто она выполнила свою обязанность и теперь просто хотела поскорее уснуть, чем продолжить.

Деклан глубоко вздохнул, закрывая свой ноутбук, сгреб важные бумаги в папку, засунул их в свою сумку, а потом надел темно-синее пальто. Он взглянул в окно и поморщился при виде кружащегося снега. Маленькие твердые хлопья – значит, снаружи ужасно холодно. Мужчина натянул линованные кожаные перчатки с резинкой у запястья и хорошо завернулся в шарф. Деклан припарковался в дальней стороне парковки, просто потому что прогуляться до здания – единственное упражнение, которое он выполнял в эти дни.

Покидая кабинет, он заметил, что в одном из офисов все еще включена лампа. Дек пересек офис и выключил свет. Мужчина нахмурился, когда увидел лежащую на столе выцветшую черную кожаную сумочку. Офис был чистым и аккуратным: бумаги – в папках, рабочее место – чистое, нет беспорядка или украшений, лишь маленькая рамка с фото поразительно красивой женщины, которая выглядит на тридцать или около того. У нее были кудрявые золотисто-каштановые волосы и яркие зеленые глаза, ее улыбка – теплая, счастливая и добрая – освещала потрясающе красивое лицо женщины. На фотографии с ней была девочка, которой около восьми лет, и мальчик, выглядевший на шесть, хотя, будучи единственным ребенком в семье, Деклан точно не разбирался в детях.

Он вспомнил имя этой женщины. Холли Райт, да. Он познакомился с ней, нанимая на работу около двух лет назад. Но хорошо Холли он не знал. Она предпочитала держать все при себе и, когда он имел возможность поговорить с ней, стеснялась его и вскоре стремительно уходила. Если он смотрел в ее глаза, женщина краснела и отводила взгляд.

Дек удивился, если она все еще была в здании, но потом заметил, что компьютер выключен и пальто отсутствует. Посмотрев на открытую сумочку, он увидел ключ-карту «Монтроуз Логистик» на шнуре и потрепанный устаревший сотовый телефон.

– Странно, – пробормотал он. – Интересно, где она ходит.

Дек осмотрелся, но остальные офисы были пустыми и темными. В нескольких шагах был банк с окнами, выходящими на парковку. С сумочкой, болтающейся на ремешке, на его пальце, Дек шагнул к окну и посмотрел на свой БМВ в дальнем углу. Недалеко от его автомобиля была более старая модель белой Тайоты Камри. Он подумал, что видел силуэт в машине, но с такого расстояния трудно сказать, особенно из-за снега.

Чтобы быть уверенным, что офис пустой, Дек проверил ванную комнату, комнату отдыха и лобби. Удовлетворенный, он закрыл за собой офисную дверь и вышел, застегивая пальто, поднимая выше воротник против холодного ветра и используя дистанционный старт, чтобы согреть машину. Прогулка через парковку была длинной и холодной; от сильного, ужасно холодного ветра перехватывало дыхание.

Достигнув белой Камри, Дек наклонился, чтобы посмотреть в окно и увидел маленькую фигуру женщины, сгорбленную над рулем и трясущуюся от рыданий. Деклан постучал в окно; фигура, подпрыгнув, испуганно посмотрела на него: на щеках – дорожки туши от слез, глаза – красные, нижняя губа дрожала, а грудная клетка вздымалась от рыданий.

Даже уставшая, плачущая и дрожащая от холода, Холли Райт была шокирующе прекрасной. Как он этого не замечал раньше? Может, только сейчас он впервые по-настоящему увидел ее. Бог знает, как долго он был сфокусирован на Кимберли, что не обращал внимания ни на кого еще до этого момента.

У него перехватило дыхание от вида жалких страданий в ее глазах; Дек знал, что сделает что угодно, чтобы помочь ей, только бы не видеть эти страдания.


ГЛАВА 3

Холли долго плакала. Женщина потеряла счет времени, но, судя по тому, как онемели ее суставы и какой замерзшей она была, прошло достаточно много.

Стук в окно заставил Холлс подпрыгнуть, тем самым снова вызывая удар ее разбитого пальца о руль. Новая волна слез накатила на ее, пока она всматривалась в окно.

Ее сердце пропустило удар, когда лицо Деклана появилось там. Острые скулы и темные карие глаза, грубая щетина, покрывающая его челюсть, густые волосы, зачесанные назад и взъерошены ветром, Деклан Монтроуз был воплощением мужской силы.

– Боже, я дерьмово выгляжу, – прошептала она. – Великолепно!

Она вытерла лицо рукавом своего пальто, убрала выбившиеся завитки волос с лица и сделала глубокий вдох. Холли дернула дверь, но та застряла, вздутая от возраста и замороженная холодом. Она толкнула ее, но та не поддавалась.

– Она застряла, – сказала Холли, указывая на дверь.

Деклан дернул дверь на себя с внешней стороны, пока Холли толкала изнутри, и дверь распахнулась, утягивая Холли за собой наружу; так Холли ударилась ладонями о заснеженный бетон, а нижняя ее часть все еще оставалась в машине. Сильные руки подхватили ее за талию и без усилий вытянули из машины. Девушка восстановила равновесие, и обнаружила, что смотрит в глубокие карие глаза Деклана. Дыхание Холли замедлилось под интенсивностью его взгляда, и тело дрожало от того, как его большие руки охватывали ее талию.

– Ты забыла это, – сказал он глубоким голосом.

В конце концов, отпустив ее, Деклан отдал ее сумочку, которую Холли взяла дрожащими пальцами.

Порыв ветра ударил в нее, и она вздрогнула, сжав пальцы в кулачки.

– Сп-пасибо, – сказала она сквозь стучащие зубы.

Холли вытащила свой сотовый телефон и попыталась пролистать список контактов до буквы «А», но ее пальцы были замерзшими и онемевшими. Другой порыв ледяного ветра ударил снова, и она уронила сотовый на землю. Холли ругнулась и подняла его, снова пробираемая рыданиями, когда увидела разбившийся экран.

– Боже, сегодня – действительно не мо-о-о-ой день, – сказала она, заикаясь и пытаясь не заплакать снова.

– Да уж, отстой, – сказал Деклан. – Ты можешь взять мой, если тебе нужно позвонить кому-нибудь. Няне?

–Нет, эвакуатор. Машина сломалась.

– А, эвакуатор? В крайнем случае он прибудет сюда через полчаса, возможно, даже больше, учитывая, сколько снега выпало. – Деклан нахмурился, уголки его идеального рта опустились вниз.

«Даже его хмурость была сексуальной», – подумала Холли. А потом оттолкнула от себя эти мысли.

– Я буду в порядке, – сказала она.

– Позволь мне подвезти тебя до дома, – сказал Деклан, – ты не можешь сидеть в холодной машине одна в полночь пятницы.

Холли подняла на него взгляд. Он казался серьезным, обеспокоенным, его темный взгляд был теплым от сострадания и, может быть, с намеком чего-то еще. Интерес? Нет, вероятно.

– Спасибо, но я буду в порядке, – настаивала Холли. – Только разрешите мне воспользоваться вашим телефоном, чтобы позвонить.

Холодный ветер снова ударил по Холли, подталкивая ее к Деклану.

 Он схватил ее за талию через тонкое пальто, и улыбка коснулась его губ.

– Как на счет того, что я не... Я не позволю сидеть тебе здесь одной. На улице минусовая температура. Ты замерзнешь.

– Почему? – спросила Холли.

– Почему? – смутился Деклан. – Потому что ты нуждаешься в помощи, и я собираюсь помочь тебе. Это называется доброта. Знаешь, она еще существует. Кроме того, сейчас Рождество. – Он расстегнул пальто и надел его на Холли.

Оно все еще хранило тепло его тела, пахло одеколоном и мужским гелем для душа. Холли обрадовалась теплу и утонула в нем, не сопротивлялась стеснению.

– Мистер Монтроуз, я не могу взять ваше пальто.

– Да, ты можешь. Я в свитере, все хорошо. – Казалось, его совсем не тревожит ужасный холод, а Холли замерзла, устала, и честно, была слишком благодарной, чтобы спорить.

Она засунула ее холодные, онемевшие, горящие руки в глубокие карманы пальто и вдохнула мощный мужской аромат, который исходил от темно-синей шерсти.

Холли почувствовала, что что-то сжалось в ее горле. Она никогда ни на кого не полагалась. Даже после того, как Ник бросил ее пять лет назад, она никогда не была способной считаться с ним. Он был постоянно на работе, в баре, либо развлекался на протяжении всей недели. Ник застрял между ее первой беременностью и изменами, но когда она забеременела снова через короткое время, то убежал без оглядки. Органы не смогли его найти, как только он ушел, поэтому Холли не получила от него ни копейки для поддержки детей. Мама Холли присматривала за детьми, пока она работала, и, слава богу, за все это, так как у Холли не было ни единого шанса позволить себе няню. Она с трудом справлялась.

Деклан прошел мимо и вытащил ключи, бросил их в ее сумочку и указал на его машину, виднеющуюся вдалеке.

– Идем, Холли. Моя машина прямо здесь, и она уже разогретая.

Она позволила вести себя к его машине, трехдверному черному БМВ с низкой посадкой. Он открыл пассажирскую дверь и взял ее за руку до того, как она скользнула внутрь, а потом закрыл за ней дверь.

«Он открыл дверь для меня», – подумала Холли. – «Сейчас женщинам никто не открывает дверь».

Деклан обогнул машину и занял место водителя. Он был высоким мужчиной, но его мускулатура прибавляла ему размер. Дек был в тонком шерстяном свитере на данный момент, но Холли видела его в офисе достаточно часто, чтобы знать, как он устроен. Деклан предпочитал больше свободный стиль одежды: джинсы, сидевшие на нем достаточно плотно и подчеркивающие изящную задницу, и рубашки, сквозь которые были видны его мощные руки и тяжелая грудь.

Он, откровенно говоря, взволновал ее. Деклан был сексуальным. Застенчивый и немного интроверт, всякий раз, когда он появлялся около нее, язык будто немел, и Холли постоянно краснела. Может быть, это были его глаза, темные и жгучие, словно смотревшие в ее сердце.

Сейчас, под мурлыканье двигателя БМВ и в окружившей ее теплоте, Холли нервничала. Он просто сидела там, большой и красивый, снимая перчатки; она почувствовала возбуждение, от чего румянец выступил на щеках. Холли все еще дрожала от холода, но лицо горело. Это было странное, смешанное чувство.

– Так, Холли Райт. Куда мы собираемся?

– Что? Оу. Эм. 767, Десмонд, квартира В, – Холли сфокусировалась, не позволяя своим зубам стучать, и не смотреть с любопытством на Деклана… и этот сильный подбородок, эти губы, изогнутые в довольной ухмылке.

– Ладно, – сказал Дек, – эм, мне следует ввести адрес в GPS или ты мне покажешь путь?

– Оу, точно. Извините, мистер Монтроуз. – Она оглянулась вокруг, чтобы найти опору, нервничая и ерзая на кожаном сиденье, которое начало нагреваться под ней. – Эм, поверните направо.

Деклан засмеялся.

– Хорошо, только пара вещей. Первое, называй меня Дек. Второе, мы все еще на парковке. И если я поверну направо, мы врежемся в здание.

Холли улыбнулась.

– Ты знаешь, что я имела в виду. Поверни направо на главной дороге.

Деклан переключил передачу и выехал на главную дорогу. Капот его машины занесло на свежем снегу. Он плавно выровнялся, поворачивая руль.

– Итак, Холли. Что не так с твоей машиной?

Холли осмелилась взглянуть на него.

– Эм, генератор? Я поставила туда новую батарею.

– Ауч, это не хорошо. Генераторы дорогие. – Деклан ехал медленно, вглядываясь в перекрестки. – Так, куда я потом должен повернуть?

Холли возилась с молнией на ее пальто.

– Налево на следующем светофоре.

Это была продолжительная, неловкая тишина, которую нарушил звук живота Холли.

Деклан посмотрел на нее, пока поворачивал.

– Голодна? Впереди есть круглосуточное неплохое кафе, не хочешь перекусить со мной?

Холли хотела, отчаянно, но не могла себе этого позволить, и не могла допустить, чтобы Деклан платил за нее.

– Все хорошо, я поем дома.

Ее живот издал звук снова, громче, чем в первый раз.

– Давай же, Холли. Я не кусаюсь. – В его голосе звучала нотка веселья.

Глядя в окно на сверхъестественно яркий город и снег, Холли пыталась вспомнить, почему она должна именно сейчас поехать прямо домой.

Она прикрылась под благовидным предлогом.

– Это... не так. Моя мама присматривает за моими детьми после того, как они вернулись из школы. Она уже там несколько часов, поэтому я должна вернуться.

Рука Холли с ушибленным пальцем лежала на консоли между ними, и Деклан потянулся и положил свою руку на ее. Холли сморщилась и потянула руку назад, сгибая мизинец.

– Что с твоей рукой? – спросил Деклан.

– Ничего. Просто ушибла палец. Все в порядке.

Деклан взглянул и взял ее руку.

– Ты такая упертая. Знаешь? Позволь мне посмотреть.

Холли попыталась отнять руку, но Дек не отпускал.

– Я сказала, что все в порядке. И я не упертая.

Он покачал головой.

– Ты говорила, что в порядке много раз, но ты и далеко не выглядишь такой. Ты, возможно, простудилась, голодная, у тебя, вероятно, сломанный палец, сломанная машина, разбит экран телефона…

Холли рывком убрала руку.

– Что ж, отлично, я в порядке.

Деклан рассмеялся.

– Я думаю, что с уверенностью можно сказать, что ты не в порядке. У тебя был ужасный день. Просто прими это. Это нормально – быть не в порядке.

Он припарковал свою машину на стоянке перед кафе, которая была практически пустая, всего несколько машин стояли в углу. Деклан выскользнул из машины, впуская холодный воздух, обошел и открыл дверь для Холли.

– Идем, сейчас. И не спорь со мной, – сказал он, улыбаясь. – Я твой босс. Пусть это будет как сверхурочная работа, м? В духе бизнес-ланча. Ты позволишь мне заплатить. Не нервничай.

– Я в п...

– Если ты собираешься сказать, что ты в порядке, то начнешь серьезно раздражать меня. – Он взял ее за неповрежденную руку и потянул за собой. – Перестань быть упертой и позволь мне тебе угодить, Холли.

Девушка подавила возражения и позволила повести себя в теплое, светлое кафе. После того, как они сделали заказ, Деклан взял ее ушибленную руку снова и осмотрел, шевеля и прощупывая палец, пока она морщилась и сдерживала стоны боли.

– Хорошо, палец не сломан, а просто вывихнут. – Он посмотрел ей в лицо, стараясь быть привлекательным. – Я могу исправить это, и ты будешь в порядке – на самом деле в порядке. Но это будет немного больно.

Холли пожала плечами и посмотрела в сторону, пытаясь не наслаждаться грубой теплотой его большой руки, держащей мягко ее маленькую.

– Она уже охренеть как болит, так что если ты сможешь исправить это, то давай. Просто сделай это, только не считай.

Деклан взял ее палец в одну руку, а ладонь в другую, взглянул на нее, а затем опять вернулся к руке.

– Готова? Раз, два…

Раздражение накрыло Холли.

– Я сказала, не...

В этот момент Дек потянул ее палец, и волна боли прошла через нее, потом последовало облегчение.

– Ты сделал это нарочно, – сказала она, как только боль утихла.

– Сделал что? – спросил он.

Деклан не выпускал ее руку, и, похоже, не собирался этого делать. Холли знала, что должна убрать руку, но не могла сама сделать это. Его рука мягко окружила ее, большой палец вырисовывал круги. Это был интимный, знакомый жест, который вызвал острую боль одиночества и тоску в сердце Холли.

Разбитая безнадежностью и бесплодными желаниями своего босса, Холли выдернула руку и устремила взгляд в окно. Она напомнила себе не давать надежд. Дек был богатый, успешный, сексуальный как черт, и сострадательный ко всему. Никакой возможности для уставшей, за тридцать матери-одиночки двух детей. Просто никакой возможности.

Когда она одернула руку, то хмуро посмотрела на Деклана, в тот момент, когда он сфокусировался на еде, принесенной официанткой.

– Итак, Холли. Что насчет твоих планов на Рождество? – спросил он.

Она пожала плечами.

– Я подарю своим детям подарки в канун Рождества, придет мама, и дети откроют подарки от нее. Это все.

– У тебя двое детей, верно? Мальчик и девочка?

Холли колебалась, не могла понять, как он знал о ней так много.

– Да, Джоди – восемь, а Майклу – шесть.

– И только ты, они и твоя мама? – Он смотрел на нее заботливо.

Холли кивнула.

– Да, их отец оставил нас, когда я обнаружила, что беременна Майклом. А моего отца никогда не было рядом. Всегда были я и мама, и сейчас... все еще так.

Деклан помрачнел.

– Он бросил тебя, когда ты была беременна?

– Да, я сказала ему, когда была… на восьмой неделе. Он уехал на следующий день. Я пришла с работы, а он ушел. Забрав мои сбережения, конечно. Джоди был год.

– Что за мудак. – Деклан тряхнул головой. – Серьезно, я имею в виду, мне жаль, что перешел пределы, но это действительно так. Что за засранец!

Холли засмеялась.

– Ага, только ты понятия не имеешь, что мне лучше без него. – Она встретилась с взглядом Деклана и покраснела, увидев тепло в его взгляде, смешанное с интересом. – Что насчет тебя? Какие планы на праздники у тебя?

Деклан посмотрел в тарелку и пожал плечами.

– Офисная вечеринка за день до Рождества. Что потом? Ничего больше.

– Ничего больше? Что ты имеешь в виду? – Холли почувствовала отговорку.

Дек пожал плечами.

– Это означает, что я останусь дома, посмотрю парад, потом футбол, и, возможно, выпью много гоголя-моголя. – Он неопределенно махнул рукой.

– Один? – Холли поморщилась от того, как отзывчиво и мягко звучал ее голос.

– Мой отец умер несколько лет назад. Мама живет в Шотландии с ее новым мужем, он и я не ладим. У меня нет ни братьев, ни сестер. Так что да… Один.

Холли почувствовала резкий укол сочувствия к нему.

– Боже, это ужасно. Извини. У тебя нет жены или девушки? Никого?

Делан поник.

– Никого. Я был с кое с кем некоторое время, но что-то пошло не так.

Холли протянула руку через стол.

– Мне жаль слышать это. Я не так много знаю о семье, но у меня есть мама и дети. Я не знаю, чтобы делала без них. Наверное, сошла бы с ума от одиночества. – Холли смотрела на него с большим интересом, то врем как ее рука легла поверх его.

– Это не то же самое, хотя ты знаешь. В ней нет…

– Нет спутника, – произнес мягко Деклан. – Я знаю, что ты имеешь в виду. Все слишком хорошо.

Их глаза встретились, темно-карие и ярко-зеленые, впервые за то время, как он постучался в окно ее машины. Холли встретилась с ним взглядом, впервые не отворачиваясь или краснея. Деклан был первым, кто разорвал зрительный контакт.

– Ты позволишь мне заплатить? – сказал он.

– А это можно оспорить?

– Нет, – сказал Деклан, выводя подушечкой пальца круги на внутренней стороне ладони Холли.

– Тогда да, спасибо. – Она улыбнулась ему, и ухмылка, которую он послал, заставила перевернуться что-то в ее животе.

– С удовольствием. – Он взглянул на счет, и потом отдал ей. – Двадцать шесть, пятьдесят – это маленькая цена, чтобы оплатить удовольствие находиться в твоей компании.

Холли покраснела.

– Держу пари, ты говорил это всем женщинам.

– Нет. Я придумал это только что. Ты первая. Сработало?

Холли кивнула.

– Зависит от того, чего ты пытаешься добиться.

– Подбодрить тебя, по крайней мере. И, возможно, немного очаровать.

Его карие глаза смотрели на нее, светящиеся от веселья и интереса, и может даже, с намеком некоего желания.

 Желудок Холли сделал кульбит.

– Эм. – Она чувствовала, как ее лицо горит, и отвела взгляд от его темных глаз.

– Я приободрилась. Да. Определенно работает.

Он наклонился вперед, так что их лица были в дюйме друг от друга.

– Что насчет второго?

Холли похлопала ресничками.

– Что ты имеешь в виду?

Дек усмехнулся и выскользнул из-за стола, чтобы оплатить счет.

– Хм-м. Полагаю, надо работать над моим неотразимым обаянием.

– Оу, я не знаю. Думаю, это работает просто отменно. – Холли встала за ним около стойки оплаты, ее сердце стучало, а желудок летал где-то в невесомости.

Деклан Монтроуз флиртовал с ней? Было ли это реально? Может ли быть, что она искажает ситуацию? Холли прикусила губу и посмотрела в другую сторону от него, пока он расплачивался. Дек взял свое плотное шерстяное пальто-бушлат, перекинув его через руку. Его широкие плечи и большие руки растягивали рукава бледно-оранжевой футболки с пуговицами у ворота. Глаза были уставшими, черная щетина густой и грубой, он точно не брился, по крайней мере, два или три дня. Боже, Дек был сексуальным. Она хотела подбежать и обхватить руками его лицо, почувствовать, как щетина царапает ее лицо, пока она целует его челюсть, нижнюю губу … она хотела бы почувствовать, как царапается и ощущается на внутренней стороне ее бедра, пока он будет там…

 Дерьмо. Откуда, черт возьми, взялось это чувство?

Деклан поймал ее взгляд.

– Что? Что-то застряло у меня в зубах?

Холли засмеялась. Свет мерцал в тихой, пустынной закусочной.

– Нет, я… Извини, ничего. – Горячий интерес в его взгляде послал поток огня.

Деклан потянулся и дотронулся до ее щеки колеблющим движением.

– Ты краснеешь больше, чем кто-либо, кого я встречал. Я заставляю тебя нервничать, Холли?

Она застыла, глядя на него, едва дыша. Его образ появлялся в ее голове снова и снова: лицо залито мягким светом, его темные волосы в беспорядке от касания ее пальцев.

Она едва могла дышать, не говоря уже о том, что думать.

– Я… да, нет. Я не знаю.

Он хмыкнул, будто прочитал ее мысли.

– Хорошо, это был достаточный ответ.

– Извини, да, ты заставляешь меня нервничать. – Она посмотрела на столешницу, отказываясь встречаться с его довольной ухмылкой.

– Обычно я не краснею так сильно, и язык не так заплетается. Ты волнуешь меня.

– Я волную тебя? Он протянул руку и дотронулся до пряди ее золотисто-каштановых волос, пропустив локоны сквозь пальцы.

– Это хорошо или плохо?

Холли пожала плечами.

– Я не знаю. Просто волнуешь.

– Просто, хах?

Деклан переплел свои пальцы с ее, так, как будто они всегда так делали.

– Хорошо, не позволяй мне волновать тебя, Холли. Я просто парень, знаешь? – Он повел ее к машине, открывая пассажирскую дверь и закрывая ее после нее.

Этот жест заставил сердце Холли странно забиться, потому что это так естественно со стороны Деклана, в то время как парни, с которыми она встречалась, не относились к ней так, как он.

– Просто парень? Ага, конечно, – сказала она с сарказмом.

– Почему это звучит так скептически?

– Это значит, ты талантливый, успешный бизнесмен, великолепный босс, и теперь ты оказываешься по настоящему добрым, словно секс на тосте.

Деклан громко засмеялся.

– Секс на тосте. Что это значит?

Холли закрыла лицо руками.

– Боже, не могу поверить, что только что сказала это. Я крайне смущена.

– Это отсылка к «Бойцовскому клубу»? Ох, да, надо ехать. – Он вывел машину на дорогу и затем взглянул на Холли с широкой улыбкой на лице. – Ну правда, что значит «секс на тосте»?

Холли потрясла головой и решительно посмотрела в окно.

– Ничего. Это ничего не значит. Забудь.

– Ну же, давай. Ты не можешь замолчать после такого комментария.

– Ты – мой босс. Мне не следует флиртовать с тобой. – Холли сунула руки в карманы пальто, чтобы скрыть дрожь. Она не могла поверить, что только что сказала это боссу. Ее сексуальному, интригующему боссу, который, похоже, заинтересовался ей .

– Хей, я флиртовал первый. А так как я написал свод правил, то уверен, что это никак не противоречит в «Монтроуз Логистик». Я могу флиртовать с тобой, если хочу. – Серьезный взгляд Деклана пригвоздил ее к окну, даже хотя она не смотрела на него, но чувствовала его взгляд.

– Да, потому что ты не рискуешь, – ее голос был жестким, – рискую я.

– Оу, я понял. – Его голос был полон боли и гнева. – Так вот из-за чего это.

Холли наконец-то повернулась к нему.

– Да, это из-за этого. Я – одинокая мать двоих детей, – объясняла она, ее голос был мягкий. – Я на мели. У меня сломанная машина, разбитый телефон, Рождество вот уже наступит, а я не могу позволить себе подарить подарки детям.

– Это означает, что не нужно флиртовать со мной? – спросил Деклан.

– Я не могу позволить себе рисковать работой. Это хорошая работа, хорошо оплачиваемая, и мне нравится работать у тебя. Я не хочу искать новую, потому что я сделала неловкие вещи с боссом. – Она отвернулась, чтобы не видеть сострадание в его глазах. – Ничего личного, ты нравишься мне, просто я…

– Ты боишься, – сказал Деклан, пронизывая ее взглядом.

– Я – нет, – солгала Холли, – просто…

– Безопасность. Вот что. Я понимаю. Но иногда нужно рисковать.

Холли раздраженно посмотрела на него.

– Я не могу позволить себе рисковать, Деклан. Я мать. Если этот риск не оправдается, страдать не только мне, но и моим детям. Если что-то… Я не знаю, если что-то произойдет между тобой и мной, и это не сработает… что будет? Это– маленькая компания, Деклан. Мы не сможем избегать друг друга и неловкости. Плюс, связываться с кем-то, значит не просто вовлечь меня. Но и вовлечь моих детей. Если они привяжутся к кому-то и все провалится, они будут больше сломлены, чем я, и я не позволю им пройти через это. – Она указала на пересечение впереди. – Налево здесь.

– Даже ради твоего собственного счастья? – Деклан повернул, а потом посмотрел снова на нее.

– Нет. И, кроме того, это не счастье, это флирт.

– Итак, если мы флиртуем, как это может причинить боль?

Холли вздохнула.

– Потому что это не просто флирт, в конце концов. И я не ввязываюсь в …случайные связи…

Деклан нахмурился.

– Значит, я ввязываюсь?

– Ну, я не знаю, а ввязываешься?

– Нет, не ввязываюсь. Я был с моей последней девушкой три года назад, и она предала меня ради моего лучшего друга. И ты понимаешь, что только что противоречила сама себе, верно? Во-первых, это безвредный флирт. Какие дальше указания, дорогая?

– Моя квартира здесь. Прямо сзади, последнее здание справа. – сказала Холли, указывая на серию старых, красных кирпичных двухэтажных зданий. – Я сожалею о твоей девушке. Она идиотка, если бросила тебя.

Они подъехали к ее дому, Холли перекинула сумочку через плечо, открыла дверь и высунула ногу.

– Спасибо, что подвез, Деклан.

– Подожди, Холли, – сказал Деклан. – Извини. Я не хотел тебе указывать, как жить. Твои дети счастливые, потому что у них такая мать. Я просто… каждый заслуживает быть счастливым. Особенно кто-то такой красивый, как ты.

– Некрасивые люди заслуживают меньше счастья? – спросила Холли, сводя брови.

– Что? Нет. Это не то, что я… – протестовал Деклан.

– Расслабься. Я шучу.

– То, что я имел в виду…, – он вздохнул и вытер лицо руками. – Я имел в виду, что ты невероятная, потрясающая женщина, Холли, и ты заслуживаешь быть счастливой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю