156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Хрустальная королева (СИ) » Текст книги (страница 1)
Хрустальная королева (СИ)
  • Текст добавлен: 7 апреля 2018, 15:00

Текст книги "Хрустальная королева (СИ)"


Автор книги: Болотонь Елена






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Болотонь Елена
Хрустальная королева


Пролог

– Подумайте, Ваша Светлость, о выгодах, – величаво расхаживал по залу жрец, обмахиваясь от жары жемчужными перьями. – Хассы тоже способны защищать нас от проявлений Тьмы.

Фекстист даль Вендис Эрра выжидающе смотрел на степенного седовласого старца в белых одеждах. Не просто так Рару Ма пригласил его в закрытую комнату, надёжно спрятанную от глаз прихожан. Он явно что-то задумал.

Верховный жрец обаятельно улыбнулся.

Впрочем, Рару Ма так улыбался всегда. Любой незнакомый с ним решил бы, что жрец испытывает радость и благоговение при виде паствы, но только не Эрра. За радушной улыбкой служителя скрывался холодный разум и циничный расчёт. Весьма полезные качества для управления и контроля над душами и судьбами всех пытающихся обрести надежду и прощение у Великой Богини.

– Хассы слишком неразборчивы, – поморщился Фектист. – Они не щадят даже своих.

– Позвольте! Хассы великолепно слышат амулеты, заговорённые в храмах Ардины!

Жрец небрежно показал на золотой браслет с широкими ромбовидными звеньями надёжно закреплённый на запястье Фектиста, намекая на происшествие.

И то верно! Эрра никогда не забудет эту поездку в столицу. Путь к ней пролегал вблизи морёных болот, граничащих с землями Мариса Хасса. Каким образом на дороге оказались наррские отродья, не понял никто. Ни он сам, ни стража, закованная в стальные доспехи.

Разгорелась жестокая схватка, в которой проигрывали живые. Исчадья Нарры отравляли собой воздух и кровь, вызывали жуткую боль в костях, сводили с ума. Они теснили людей к болотам, чтобы поживиться их мясом, когда на мешанину неравной войны явились из сумрака хассы. Хвостатые шестипалые чудовища, покрытые серой чешуей, расправлялись играючи с наррами, попутно перемалывая когтями и крыльями всадников.

Ему вчера повезло – на его руке была магическая защита. Эрра поёжился… Красные глаза над ним и падающая слюна, прожигающая ядом траву, не самое лучшее зрелище в жизни. Да! Он чудом остался жив…

– Всё, что вам нужно…

Голос Рару Ма вырвал из тягостных воспоминаний.

– Лишь пожертвовать невинностью дочки, воспользоваться моментом и убить короля.

– Я не уверен, что Ирсан вообще хочет жениться.

– О нет! Он уже спрашивал меня, как реагирует Архаит, соприкасаясь с Виянной.

Фекстист сжал зубы от досады и подошёл к окну. Причитания страждущих на площади перед храмом откровенно приелись. Порывом ветра принесло смрадный запах грязи и гниения от тех, кто болел. Долго смотрел на широкую площадку, заполненную нищими и калеками. Ползающие на коленях люди в поисках мелких монет, разбрасываемых знатью, вызывали стойкое отвращение. А ещё невольный страх оказаться среди отбросов общества и потерять всё, что его род приобрёл.

Архаиты! Будь прокляты эти древние артефакты, сделанные для проверки Хрустальных! Уничтожить нельзя, камень всегда возрождался. Обмануть его практически невозможно. Требуется огромное количество Силы для поддержания нужной иллюзии.

Архаит бирсов не откликался на дочь. Ни в полнолуние, ни в новолуние, ни в любой из дней растущей или убывающей луны. Единственная рода Эрров оказалась бесплодной, точно бракованный сосуд, пропускающий воду. Расписной, тонкий, изящный, но только что любоваться. Пользоваться им для сохранения магии невозможно.

Такую пустышку даже не жаль. После смерти Ирсана Виянна не выйдет замуж. А если отдашь другому, с таким «приданым» только проблем наживёшь.

Фекстист улыбнулся.

– И что же вы ответили, Светлоокий?

– Сказал королю, что с девочкой всё в порядке, – улыбнулся Рару Ма. – А ещё добавил, что Виянну хочет сосватать Эрдан Марис Хасс, и вы озадачены его предложением.

– Зачем?

В груди разлился леденящий холод. Нарров жрец! Пусть лопнет его сердце! Если король сочтёт такую сплетню за оскорбление, жди беды.

Испокон веков Сандисы женились на девушках Эрров. Прямой и последней наследницей Хрустальных стала Виянна, и по факту своего рождения она с пелёнок принадлежит королю. А тут такое! Сватовство Мариса Хасса и его собственные, якобы, размышления!

– Мы должны поторопить короля, – спокойно рассуждал Рару Ма. – Не следует откладывать грандиозные планы надолго. Близятся перемены. Они должны быть нам на пользу.

– Какую пользу получит род Эрров, если согласится помогать Хассу?

– Во-первых, вас не убьёт король. Что будет, когда он узнает правду? Бесплодная королева достаточный повод уничтожить вас, дан Фектист, – Рару Ма улыбнулся. – Хороший план дождаться, когда король одряхлеет, так и не получив наследника. Но мы жалеем вас. Ирсан быстро поймёт, что королева – «пустышка», и тогда пощады не ждите. Лучший способ остаться при своих привилегиях, убить короля. Вы меня понимаете, дан Фектист?

– Есть ведь и во-вторых?

– Есть, – кивнул Светлоокий. – Марису нужны верные друзья. Он умеет быть щедрым и благодарным.

– По его порождениям не скажешь, – ухмыльнулся Фектист.

– И снова мы вернулись к хассам! – засмеялся Рару Ма. – Как поживает ваш? Стоит на страже?

– Как и всегда, – поклонился Эрра.

– Вот видите! Хассы преданны хозяевам. А что сделали бирсы? Они хоть раз защитили вас от проникновения нарр?

– Защитили, да.

– Но что за это пришлось отдать?

– Можно подумать Марис Хасс будет более бескорыстным.

– Он ищет друзей, – Рару Ма усмехнулся. – И не забывайте. Ваша дочь бесплодна. У вас нет другого выхода, кроме как согласиться на наши условия. Ирсан разбираться не будет. А его милосердие – лишь утренний туман, растворяющийся с приходом летнего солнца.

– Это шантаж?

– На самом деле выгодное предложение. Вы получите южные земли, освобождение от налогов и податей на триста лунных циклов. Вам дадут в личное пользование трёх хассов для охраны территорий.

Жрец сулил прекрасные дары в обмен на свержение короля.

– Разве вам нравится власть Ирсана? Разве вы не хотите освободиться от вечного рабства?

Фектист бросил быстрый взгляд на жреца.

– Да-да! А как ещё называется вечная обязанность вашего рода платить дочерями правителям бирсов?

– За это они охраняют нас.

– И собирают дань.

– Ну хорошо, – Фекстист улыбнулся. – Мне нужны гарантии. И нерушимая клятва.

– Вы получите всё, как только король женится на Виянне. Но имейте ввиду, – Рару Ма вздохнул. – Если Ирсан не погибнет, хассы сдерут с вас кожу. А вы будете смотреть, как они пожирают вас, обгладывая до костей.

Фекстит поморщился.

– Оставьте угрозы, Светлоокий. Не к лицу хранителю света богини распространяться о подробностях мучительной смерти предателей.

– Я всего лишь предупредил. Марис Хасс не прощает врагов.

– Довольно, жрец! Я согласен! – произнёс Эрра. – Давно пора избавиться от нашего короля.

– И отправить его бирсов обратно. Им место в сумраке.

– Так же как и наррам во Тьме!

– О, Светлоокая! Храни нас! – Жрец сложил руки на груди и возвёл глаза к небу. – Ты

– сила! Ты – свет!

Глава 1

Узкий длинный коридор не хотел заканчиваться. Средневековый лабиринт оказался мрачным местом, извитым сетью тоннелей и слабоосвещённым за счёт крохотных бойниц, спрятанных под потолком.

– Здесь ещё одна комната! – крикнула я друзьям, заприметив небольшой проём. – Подождите!

Фосфоресцирующие знаки на стенах были мишенями. Их оставили организаторы экскурсии, совмещая прогулки по замку с игровыми элементами. Витиеватый вензель светился в темноте серебром и манил к себе. Именно рядом с такими картинками игроки часто находили подсказки: записки, небольшие предметы, всё, что могло приблизить к цели.

– Да ничего там не было! – бросил Сашка, но всё-таки остановился. – Я заглядывал!

Друзья следовали впереди, сверяясь с дорогой на карте. Только благодаря фонарикам у нас получалось осматривать все встречающиеся нам комнаты и закутки с целью найти спрятанный артефакт. На самом деле, артефактом назывался свиток. Плотный, тугой рулон жёлтой бумаги с печатями агентства, в котором были прописаны будущие блага. А именно люксовый номер сроком на ближайшие сутки в отреставрированной части замка, сервированный ужин на трёх персон, включающий в себя жаренного на вертеле барашка с прованскими травами, и несколько сувениров на память.

Томка повисла на Сашке. Самсонов не растерялся, заключив подружку в объятья.

– Давай быстрее!

– Лучше не торопись!

Усмехнувшись, я нырнула в дверной проём под чмокающие звуки поцелуев. Комнатка оказалась маленькой, знак нашёлся в углу. Именно этот вензель я и заметила из коридора. Не удивительно, что его просмотрели друзья. Светился он как-то странно, то гас, то снова набирал яркость.

– Как будто на батарейках, – проворчала я, опускаясь на корточки.

Тронула его рукой, провела по каменной влажной стене, в попытке найти выемку или шероховатость. За очередным кирпичом могла скрываться ниша с нужной подсказкой. Но ничего не нашла.

Внимательно всё осмотрела ещё раз. Хм… Странно. Неужели кто-то побывал здесь до нас и всё забрал? Ну… Тогда нам не повезло.

В молчаливых раздумьях вышла из комнатушки и замерла, осматривая тёмный пустой коридор.

– А это вообще не смешно! – крикнула я, пытаясь разглядеть силуэты людей. – Томка, Сашка! Хорош прикалываться!

Но в ответ тишина стала ещё насыщенней, глубже. Прекрасно! Я их убью! Препарирую так, как показывали в лаборатории. Будут знать, как издеваться над нервными, неуравновешенными девицами.

– То-о-ом… Са-аш! Мне страшно. Пошутили и хватит! – проныла я спустя пять минут следования по тоннелю.

А потом вдруг свет фонаря погас.

Очередной поворот заставил меня чуть ли не завыть от досады.

Да! Я умудрилась потеряться в замке, уже более полувека открытом для популярных экскурсий, и теперь озиралась по сторонам, пытаясь вспомнить, в какой из коридоров свернула. Увлечённость целью сыграла со мной злую шутку. Я стояла одна в глубоком подземелье старинного лабиринта и не знала, что делать дальше.

Дробный стук капель по каменному полу где-то в глубине ниши бодрил. Пока меня найдут, от жажды не умру. Неделю, может быть две, проживу. Мрачно усмехнулась собственным граням фантазии, рисующей в тёмном углу замка белые косточки. От сырости гниют быстро… И сразу сил прибавилось искать выход.

Попала называется. Как так произошло? Ведь ничего не предвещало. Теперь же вокруг царила абсолютная тишина, разрываемая мерным, монотонным стуком падающей воды совсем не похожей на дождь.

По моим подсчётам прошло не больше пятнадцати минут, как исчезли Сашка и Томка. Помню тихий зловещий смех, ласковые препирательства и обсуждение победы. Мы предвкушали, как найдем спрятанный свиток первыми. Шли и видели всеобщую зависть в глазах остальных участников экскурсии…

Потом всё.

Шутники, блин! Так я подумала сначала. Но с каждым ошибочным поворотом понимала, что никто меня не разыгрывал. Мои друзья пропали, исчезли, испарились. Их попросту не было. Я даже позвонить никуда не могла, потому что мобильный остался у Томки.

Блуждание по катакомбам выбивало из сил. Медленно, но верно подступала истерика. Я ещё не паниковала, но была близко к этому состоянию. И отчётливо сознавала – выброс лишнего адреналина сейчас ни к чему. Потеряю силы, потом захочется спать, упадёт уровень глюкозы в крови, стану хуже соображать.

Раскисать я не собиралась. Умирать тоже. Кто в своём уме, в двадцать два года готов проститься с привычной, любимой сердцу обыденностью? Книжки, прогулки, друзья, отсутствие родительской опеки и даже учёба в медицинском никак не способствовали депрессии. А вот выщербленные сырые стены очень даже.

От затхлой холодной влаги не помогала одежда стилизованная под старину. Тяжёлые длинные юбки, корсет ощутимо потяжелели. Клянусь, когда мы спустились в подземелье, не было так гнило вокруг и коридоры не казались столь узкими! Похоже, я забрела куда-то очень далеко, где реставрации ещё веками ждать.

В тягостном настроении я бездумно шла в поисках хоть какой-нибудь лестницы. Всё, что нужно, выбраться на первый этаж, на поверхность. И не поверила глазам, когда увидела винтовые ступени прямо перед собой.

Они вынырнули словно из пустоты, приглашая на выход. Сердце забилось чаще в предвкушении свободы. Игра обернулась для меня настоящим испытанием. И вот, оно практически закончилось, оставив мне гордость за собственную стойкость. Я не расклеилась, не впала в отчаяние.

Бодро зашагав по высоким ступенькам, я остановилась на крохотной площадке с массивной деревянной дверью, оббитой металлическими пластинами со странными вензелями. Коснулась рукой завитушки, ощущая под пальцами холодную выпуклость, надавила на полотно и…

Ничего не произошло. Сил не хватило! Пришлось напрячься. И снова не получилось!

– Э-э-эй! – крикнула я. – Есть там кто-нибудь?

Мой голос звонко раскатился по коридорам, стихая где-то в глубинах отрывистым эхом, а потом накатила дрожь. В ответ на чёткий призыв.

– Сссютааа итиии, Фиияяя!

Глухой шелест, похожий на шипение змеи, донёсся до меня откуда-то из-под земли. Это стало последней каплей. Я в истерике застучала по двери, требуя выпустить меня из этого жуткого места.

И чудо случилось! Дверь со скрипом поехала внутрь, в лицо ударил свет фонаря. Это потом я рассмотрела в руке отворившего обычную масляную жестянку.

– Данна? Вы что тут делаете? – испуганно спросили откуда-то снизу.

Я опустила взгляд. Мой рост с натяжкой можно назвать средним, но незнакомец был мне по грудь. Максимум! Вихрастый и даже уродливый, он близоруко щурился, пытаясь меня рассмотреть.

В глаза бросилась неприметная одежда мышиного цвета. Холщовые штаны, рубаха с длинным рукавом, переплетение грубых нитей, торчащих обрывками из ткани. Почему вдруг обратила внимание на мешковатый наряд пригодный разве что средневековому арестанту? Так и не поняла.

– Как вы оказались здесь, данна?

– Понятия не имею, – я пожала плечами и подала руку. – Вика!

Мужчина отшатнулся от меня как от больной.

– Данна… – выдавил он отрывисто. – Как можно, данна?

Лицо карлика скорчилось в недоверчивой гримасе. Благоговение смешалось со страхом, как только я ему улыбнулась. Проглотив странное прозвище "данна", я не стала спрашивать о его значении. Лучше не спорить, не возмущаться, больше помалкивать. Не дай Бог, вытолкнет обратно в подземелье и закроет дверь! А выбраться наружу очень хотелось. Увидеть людей, белый свет, устроить выволочку друзьям. Этот чувак сейчас единственная живая душа, способная мне помочь.

– Вы не могли бы вывести меня отсюда? – как можно дружелюбнее произнесла.

– Пойдёмте, провожу вас к отцу.

– Куда?

Зря спросила. Потому что в ответ получила такой выразительный взгляд, впору сравнить его с искренним сожалением, а следом и низкий поклон.

– Прошу вас, Хрустальная данна, идите за мной.

Не знаю, каким образом они связались с моим отцом, и почему он приехал в Ранвилль, но с этим обстоятельством разберусь позже. Мне нужна холодная голова и последовательность в действиях. Сейчас важнее путь к долгожданной свободе.

Карлик пошёл вперёд, громко застучав башмаками по каменному полу. Я пригляделась и чуть не охнула, мужчина был в деревянных колодках. Но в них жутко неудобно! Зачем создавать настолько достоверный образ в игре? Бросила взгляд на свои ноги, кожаные туфельки показались слишком маленькими и какими– то… ненастоящими. Тяжёлые юбки из зелёной парчи… Разве на мне было такое платье? Расшитое золотом со множеством пышных оборок?

Я всё-таки протёрла глаза. Призрачное, тягучее ощущение недостоверности происходящего, где смешались вымысел и реальность, только усилилось. Надышалась испарениями в катакомбах?

Фокусы сознания вгоняли в некое подобие ступора, мне хотелось побыстрее выбраться из этого чёртова места.

В абсолютном молчании мы свернули раз семь, четыре раза поднялись по лестнице, два – спустились, пока наконец не вышли в просторную залу, отделанную тёмно-коричневым плоским камнем. В углу находилась закрытая печь, внутри которой полыхали дрова. Сквозь небольшие прорези печи огонь освещал помещение. Я повела головой в поисках окон, чтобы сориентироваться во времени суток, но взглядом наткнулась на разноцветные готические витражи. За ними было темно.

Вечер? Ночь?

Звук тяжёлой поступи отчего-то заставил напрячься. Шаги приближались, пока створки боковых дверей с шумом не распахнулись, являя обладателя мощной коренастой фигуры и коротко стриженой бороды. Из-под густых бровей гневно сверкнули глаза, когда тяжёлый взгляд упёрся в неказистого проводника.

– Баете! Нарры тебя подери! Кто разрешил тебе подняться?

– Простите меня, дан Фектист, – карлик низко поклонился. – Я данну в подземелье нашёл.

– Что? – грозный мужчина подался ко мне. – Виянна! Что вы забыли в подвале?

– Я…

Слова все куда-то пропали. Виянной меня ещё никто не называл. Кто эти люди? И что отвечать мужчине в бордовой тунике с широким поясом расшитым разноцветными самоцветами? Я разглядывала массивную цепь с круглым кулоном на мужской груди, высокие сапоги до колен с широким голенищем, пышные рукава рубашки и… молчала.

Вокруг происходило нечто странное, чему объяснений не находилось.

– Вас снова хасс напугал? – на суровом лице Фектиста отразилось беспокойство. – Что за глупая безрассудность?! Вам было мало целителей в детстве?

Я покачнулась, перед глазами сверкнул дымчатый серебристый шлейф, огромная пасть, усеянная несколькими рядами зубов, и кроваво-красные глаза, нависающие надо мной. Голова закружилась, сознание вдруг уплыло в темноту…

Женские, довольно приятные голоса ласкали слух. Говорили тихо, скорее шептались между собой, как люди, опасающиеся потревожить чужой сон. Я долго лежала, прислушиваясь к мелодичным звукам. Незнакомки сплетничали о личной жизни кухарки, увеличении податей в деревнях, о погоде. Потом беседа плавно перетекла в обсуждение происшествия со мной. Поняла это по имени карлика, упомянутом в реплике.

– Её Баете привёл.

– Что? И не побоялся? – шёпот стал тише. – Прям оттуда?

– Да. Говорит, громко кричала.

– Кричала там? С ума сошла? Как она оказалась в подвале?

– Поговаривают, все последние луны Её Светлость чрезмерно увлекалась магией. Вот и доигралась… Теперь её преследуют нарры.

– О Светлоокая, помилуй нас, помилуй нас, – женщины стали яростно кому-то молиться. – О Светлоокая! Храни и береги от нарр Подари силу и укрепи амулеты!

Большего я не выдержала. Происходящее вокруг напоминало дурной сон без начала и конца с оттенками дремучего мракобесия. Я пошевелилась и застонала. Руки, ноги порядком затекли и теперь сильно болели.

– Светлая данна! – вскрикнула одна из женщин. – Вы проснулись?

– Где я? – глухо простонала и села в кровати.

Как выяснилось, разговаривали молоденькие девчонки. Одна постарше и посерьёзней, темноволосая. У другой, с солнечно рыжей копной на голове, на щеке ярким пятном красовалось пятно. Белое, оно переливалось как странная татуировка.

В углу комнаты горел массивный камин отделанный белой мраморной плиткой. Дрова весело потрескивали, разбрызгивая во все стороны красно-жёлтые огненные искры. Исходящий свет дарил живительное тепло. Камин освещал каменные стены зала, в центре которого стояла кровать. Моя кровать. Над ней раскинулся тёмно серый балдахин.

– Господин Эрра вас принёс. Два часа назад.

Я хныкнула. Ведь ничегошеньки из сказанного не поняла. Куда я попала?

– Какой сейчас год? Кто наш президент?

– Девятьсот тридцать третий от последнего восхода Нарры, – тихо произнесла девушка с пятном, вытирая руки о тёмно-синюю длинную юбку. – Может вы пить хотите?

– Какая это страна?

– Королевство Андори, – ответила темноволосая и быстро взглянула на подружку. – Я пойду, хозяину сообщу. По-моему, ей нужен целитель.

– Ты меня оставишь одну? – тихонько прошипела вторая. – А если в неё нарры вселились?

– Расскажи Светлой данне что-нибудь, – отмахнулась та, что постарше. – Отвлеки.

И скрылась за тяжёлой дверью, оставляя меня с пугливой. Наступила тишина. Мы смотрели друг на друга. Она с благоговейным страхом, я с плохо скрываемым ужасом, сквозь который пробивалась надежда. Может быть я в игре? Допустим, это розыгрыш, а впереди меня ждёт сюрприз. Эти мысли хоть как-то успокаивали, не давая впасть в панику. Она плавно подкатывала к горлу и медленно отступала, подавляемая остатками логики.

– Ты кто? – я прищурилась, не спуская глаз с незнакомки.

– Лёнка. Ваша служанка, данна.

– Это что? – спросила я, показывая на щёку.

– Это? – в глазах девушки засветилось изумление. – А вы не помните?

– Нет, – я повела головой. – Расскажи.

– Данна сама наказала меня три луны назад, – девушка коснулась рукой щеки. – Я приготовила не то платье.

Я рассматривала девушку и старательно искала логическое объяснение произошедшему. Хоть какие-нибудь оправдания. Допустим, в подземелье ядовитые испарения. Они вызвали некие видения, связанные с одеждой и обувью. Опять же усталость может быть виновата. Наше подсознание способно запутать в критических ситуациях.

В любом случае, у меня получилось найти выход из лабиринта.

Если игра продолжается, тогда наряды участников вполне оправданы. Только вот я потеряла сознание. Почему не вызвали скорую и не вывели меня из декораций? Врач был, сказал ничего страшного, ей надо поспать? Началась вторая фаза игры, о которой нам не удосужились вовремя сообщить? Сюрпризная?

Проверка на стойкость вполне имеют место быть в нашей компании, регулярно придумывающей развлечения с «перчинкой». Ведь поехали в средневековый замок? Поехали. Вырядились в одежды? Вырядились. Пожалуйста, получай новое развлечение!

Светящиеся краски на щеке прекрасной актрисы, блестящая достоверная игра с полным погружением в вымышленный мир…

Я медленно сползла с кровати, опустив босые ступни на очень холодный пол. Оу! Задрала ноги обратно. Служанка соскочила с места. Подбежав, она наклонилась, что-то вытаскивая.

– Простите, данна, за нерасторопность! Вот ваши сапожки.

Глядя на предложенную обувь, я обомлела. Да это размер Золушки, никак не мой. Не более тридцать четвёртого. Я же носила тридцать седьмой. Посмотрела на себя, оценивая кружевную рубашку. Почти прозрачная ткань, рукав на три четверти и руки. Боже! Я разглядывала белоснежные ручки с тонкими длинными пальчиками и коротко подстриженными ногтями.

Что-то было не так! Да здесь всё было не так! Во-первых, перед поездкой я делала маникюр, красила ногти ярким вызывающим лаком. Я коснулась лица руками, провела по щекам.

– Зеркало…. – прошептала. – Где?

– Зеркала в замке запрещены, – служанка смотрела на меня как зачарованная. – С тех пор, как вас чуть не похитили.

Бо-оже! Куда я попала? Сам факт запрета на зеркала! А кто меня пытался похитить? И когда?

– А как же мне на себя посмотреть?

– Вот, Хрустальная данна, – улыбнулась Лёнка и протянула мне блестящее широкое блюдце.

Я глянула в него и едва ли не разразилась ругательствами. Отборными, народными и самыми популярными. Первое, что увидела, огромные синие глаза в обрамлении пушистых ресниц, маленький аккуратный носик и пухлые губки. Мои волосы… Тёмно-русые волосы ниспадали на спину и плечи волнами.

Потянулась к пряди. Мягкие и шелковистые… Рука в блюдце повторила мои движения. Изображение девушки напоминало модель с обложки мужского порножурнала. Сама невинность сидела передо мной. Такой, наверно, была Афродита перед знакомством со своим первым мужчиной. Тонкая, изящная, хрупкая и очень маленькая. Ужас какой! Я щипнула себя посильнее, чтобы проснуться. На коже тут же выступила краснота, грозящая превратиться в синяк. Отлично! Ещё и тонкие капилляры!

– Данночка! Что вы творите? – вскрикнула испуганно служанка. – Ваша кожа!

– Что кожа?

– Вам её надлежит строжайше беречь!

– Зачем?

– Как же. Для вашего мужа.

Всё! Это была последняя капля. Я расхохоталась, слушая тонкий смех похожий на переливы нескольких колокольчиков. Резко замолкла.

Дыхание участилось. Всё сильнее, сильнее. Воздуха всё равно не хватало. Я задыхалась от констатации факта. Моё сознание находилось в теле чужачки! Сердце забилось ещё чаще, подбираясь к горлу, нахлынула паника. Это что же? Мир настоящий? И карлик, и служанка, и пояс, наверно, у мужика с драгоценными камнями! А я решила что бутафория…

Как такое может быть?

Кажется, я взвизгнула от ужаса, прижав руки к груди.

– Господи! Верни меня обратно! – закричала истошно, а потом двери открылись.

В комнату влетели мужчины. Их мрачные, встревоженные лица добавили переживаний. Одного я знала. Первым был Фектист, другой – седовласый старик в длинной до пола мантии прижимал к груди какую-то склянку. Они вообще в курсе, что на огромной кровати под балдахином чужачка?

А Фектист и есть муж? Мой мир снова распадался на части, превращаясь в спасительную темноту.

– Целитель! Хрустальной данне плохо! – закричала служанка с клеймом.

– Виянна Тони! Виянна Тони!

Резкий неприятный запах досаждал. Я поморщилась, пытаясь отвернуться от назойливой вони, но кому-то нравилось издеваться. Кто-то усердно тыкал под нос мокрую тряпку, пытаясь меня убить. Аммиак и то пахнет приятней, чем эта смесь сладковатого запаха гнили и роз.

Налитое тяжестью тело не слушалось, но меня заставили открыть глаза.

– Ну вот! – во взгляде старца сквозило непомерное облегчение. – Наконец-то! Ну-ка, маленькая данночка, пейте!

Я честно пыталась сжать зубы покрепче и отвернуться. Сладкой гнилью вонял напиток. Пить неизвестно что будет только глупец.

– Данночка, так не пойдёт! – тут же нахмурился лекарь.

Он с силой надавил на подбородок, а потом влил дурно пахнущую жидкость мне в рот. Да такая дрянь даже мёртвого поднимет на ноги! Пришлось сглотнуть, меня затошнило. От такого беспредела я дёрнулась, пытаясь вскочить, но усилием целителя была возвращена на подушки.

– Занятия магией, Хрустальная данна, не проходят бесследно, – взялся поучать незнакомец. – Я понимаю ваше желание обмануть короля и выполнить просьбу отца, но будьте милосердны к здоровью. Уверяю, что Ирсану и в голову не придёт проверять единственную из рода Хрустальных на магические способности. Ему от вас нужно нечто другое.

– Кого проверять? Какой магией? Какая ещё просьба отца?

Я всхлипнула, голос предательски задрожал. Этот человек говорил невозможные к пониманию вещи. Меня окунули в реальность, похожую на детскую сказку, и говорили с такой серьёзностью, что я полностью засомневалась в собственной адекватности.

По-моему я проблеяла жалобно:

– Скажите, где я? Как здесь оказалась? Я очень-очень хочу домой и, знаете, достаточно игр. Я не знаю, как вы это сделали, но прошу. Умоляю. Отпустите меня.

– Виянна Тони, – нахмурился старик. – Виянна, что с вами происходит? Вы видели хасса?

Какого ещё хасса? О чём он говорит? В памяти вдруг всплыли острые зубы и красные глазищи, но быстро растворились под сердитым взглядом целителя.

Но вместо эмоционального всплеска наступало спокойствие. Похоже подействовал влитый травяной настой. Ощущения заторможенности нарастали стремительно. Напиток оказался сильным транквилизатором. Накатывали расслабленность и радужная эйфория. Надеюсь, привыкания к этой гнили нет. Окружающий мир больше не казался дурным, а положение здесь виделось исключительно привлекательным. Когда ещё испытаешь драйв такого качества? Как попала в чужое тело, так и вернусь. А не вернусь, всё равно вернусь.

– Дай ей ещё своей травы, Тор, – над головой раздался мужской голос. Фектист сердился. – Пусть только придёт в себя! Я выпорю эту несносную данну за своевольство!

– Никак нельзя, Ваша Светлость, – вздохнул целитель.

Я даже обрадовалась. Какой хороший старик!

– Травы она выпила много. А целебной мази скрыть следы розг у меня предостаточно.

Вот блин, а с выводами я поспешила! Мой взгляд, надеюсь, потяжелел. Я всеми силами выражала коллеге презрение. Одобрять избиение женщин даже в воспитательных целях? Фууу! Да какой он целитель? Сразу видно, клятвы Гиппократа не знает. Надо его обязательно просветить, так сказать в целях обмена опытом между мирами. Пусть я ещё не до конца обученный врач, но кое-что уже понимаю. Могу рану перевязать, антибиотики подобрать, горло красное от нормального отличить.

– С кем моя дочь провела прошлый день? – обратился Фектист к служанкам. – Чем занималась?

Я улыбнулась. Слава богу, не муж! Папаша! Хотела произнести это слово, но язык словно разбух во рту, превратившись в неповоротливый кусок мяса. Ну ладно, послушаю, чем занималась вчера. Страсть как интересно узнать.

– С самого утра рассказывать? – пискнула Лёнка.

– Ну же! – рявкнул новоявленный па-па.

– Рано утром данна проснулась.

Я прыснула от смеха, приковав к себе недоуменные взгляды. Ну а что? Искренний ответ девчонки весьма позабавил. Надеюсь, служанка посвятит «родителя» в детали утреннего «моциона». Хоть буду мало-мальски знать, чем занимаются здесь дочки местных олигархов. По толщине золотой цепи, висевшей на шее па-па, сомнения в материальном достатке сами собой отпали. А там, глядишь, и причина найдётся, чтобы розг избежать.

– После обеда Светлая данна отправила брату письмо и встретилась с Мрассом.

– Что ей нужно было от этого проходимца?

– Не могу знать, – пожала плечами Лёнка. – Они скрылись в церемониальном зале Хрустальных. Сказали, что идут проверять артефакт. А потом… Потом вы принесли её в спальню.

– Нарры – выругался Фектист. – Что этот Мрасс натворил?

И почему я не испугалась, когда на ладони «папочки» появилась белая дымка? Она быстро закрутилась спиралькой, превращаясь в тоненькую змейку.

– Найти и привести! – рявкнул он и сдул её с широкой ладони.

Аналог мобильной связи меня впечатлил. Страха не было, транквилизатор оставил лишь задорное любопытство. Интересно, когда действие кончится, можно будет продлить? Фектист посмотрел на меня внимательно, смерил взглядом от макушки до пяток, наклонился ниже.

– Вы меня весьма разочаровали, маленькая данна. Наказание объявлю завтра утром. А сейчас вам лучше поспать.

Высказал и стремительно удалился. Честно скажу, в этом случае любопытство меня покинуло. Что придумает властный тип вместо розг, даже фантазировать не хотела.

Но всё-таки, у меня получилось извлечь выгоду из рассказа служанки. Я узнала, что в семье женщины живут отдельно от мужчин на строго отведённой им половине. Кроме старой немой тётушки и строгой наставницы, выше меня по иерархии женщин не оказалось.

Такая вот, Виянна – сирота при живом отце и старшем брате. Последний, кстати, отсутствовал по делам. Ему и отправила письмо перед тем, как магичить с Мрассом.

Вот так я обзавелась новой семьёй. Богатой и знатной, раз некая Хрустальная Виянна собиралась замуж за короля. Семья владела магией и стремилась усилить её по каким-то своим причинам. Фектист строил планы, я их должна была выполнять. Можно было назвать всё это забавным, но, глядя в блюдце, моя улыбка гасла, не успевая возникнуть.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю