156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Последний клиент: эротические триллеры (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Последний клиент: эротические триллеры (ЛП)
  • Текст добавлен: 5 ноября 2017, 10:00

Текст книги "Последний клиент: эротические триллеры (ЛП)"


Автор книги: авторов Коллектив


Соавторы: Нэнси Коллинз,Джефф Гелб,Гарри Бранднер,Люси Тейлор,Сюзан Скотто



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

ПОСЛЕДНИЙ КЛИЕНТ:
эротические триллеры

Шейрен Ньюмен
РАССТАВАНИЕ С РА


Библиотека электронных книг и журналов  http://knigi-besplatno.org/

В нашей библиотеке электронных книг вы можете скачать книги бесплатно и без регистрации, новинки и бестселлеры литературы, журналы и научные издания в форматах pdf, rtf, fb2, epub, txt. Новые книги 2015-2017 годов, а также лучшие издания вы найдете в нашем большом каталоге книг. Библиотека предлагает бесплатные книги в прямом доступе, а это означает, что вы не только можете скачать книги без регистрации, но и не нужно что-то оплачивать, чтобы скачать книгу. Все электронные книги в библиотеке разделены по жанрам. С помощью поиска по библиотеке Вы можете легко найти книгу по ее названию или по автору и скачать её.



Первый раз я встретилась в Ра в жаркий августовский день. Я удрала с работы и решила провести его на пляже в Зуме. Клянусь, хотела полежать на солнце и почитать. А чтобы с кем-то познакомиться, так у меня и в мыслях такого не было.

Я расстелила пляжное полотенце, улеглась, раскрыла «Войну и мир». И только начала врубаться, что книга эта написана не по сценарию телефильма о Второй мировой войне, который недавно показывали по ящику, как обратила внимание на мерное, глубокое дыхание, доносящееся откуда-то сбоку. Я как бы между просим повернула голову. Одного взгляда хватило, чтобы «диет-кола» из моего рта перекочевала на страницу три.

Он отжимался прямо на песке. Такого великолепного загара видеть мне не доводилось. Да и мускулатурой природа его не обидела. Он отжимался уже минут двадцать и не выказывал ни малейших признаков усталости. Руки ходили вверх-вниз, как матрасные пружины. Он даже не вспотел. Насчитав сто отжиманий, я решила, что с таким человеком стоит познакомиться поближе.

Пожалуйста, Господи, взмолилась я, перемещаясь по пляжу в соответствующем направлении, сделай так, чтобы он не был геем.

По мере того, как сокращалось разделявшее нас расстояние, он нравился мне все больше. Потрясающий мужчина. Вверх-вниз, вверх-вниз. Моего присутствия он не замечал.

– Ой, извините пожалуйста, – зачирикала я, когда моя книга приземлилась ему на спину, а «кола» пролилась на шею.

Он посмотрел на меня и улыбнулся.

– Все нормально. Я как раз собирался остановиться на тысяче.

Скажи что-нибудь умное, Лиза, приказала я себе. Привлеки его внимание.

– Должно быть, вы в отличной форме, – Господи, ну до чего банально.

– Да, похоже на то, – он поднялся, стряхнул песок. – Отжимания способствуют.

Он пропустил маленький пятачок повыше пупка, и мне пришлось зажать волю в кулак, чтобы не прийти к нему на помощь. В вертикальном положении он смотрелся еще лучше, чем в горизонтальном.

– Я – Лиза, – представилась я. – А как зовут вас?

– Ра, – ответил он, наконец-то добравшись и до пятачка.

– Рон?

– Нет, Ра.

– Очень мило. Это прозвище?

– Чего?

Я поняла, что пользы от продолжения разговора не будет. Трудно, знаете ли говорить, когда буквально исходишь слюной по парню, на которого хочется произвести впечатление. А Ра источал невероятный животный магнетизм. Я едва сдерживалась, чтобы не броситься на него прямо в купальнике за восемьдесят пять долларов. А я его так берегла, что даже в нем не купалась.

– Хотите выпить или чего-то еще? выдохнула я.

– Почему нет?

Мы пошли ко мне.

Да, я все знала. О чем я думала, в наше-то время, снимая на пляже парня после десятиминутного знакомства, спросите вы? А могла я поступить иначе? Я, как поется в известной песне, все лето не кончала, да и весна была ничем не лучше. Вот я и решила, что пора менять общепринятые правила. Я поспешила, признаю. Ослепленная сексом, я проигнорировала знаки, предупреждающие об опасности. А они так и лезли мне в глаза, с самого начала.

К примеру, во время нашего первого соития. Поверьте мне, тогда я ни на что не жаловалась. Он не испортил того впечатления, что произвел на меня на пляже. Являл собой темперамент, страсть, напор.

– Боже мой, боже мой! – простонала я.

Он замер.

– Да?

Вот тут мне уже следовало сообразить, что к чему. Женщина обязана прежде всего научиться не терять голову, попадая в постель. К сожалению, оказавшись там, она в первую очередь теряет именно ее.

– Не останавливайся! – выкрикнула я.

Он не остановился.

Три дня спустя я решила, что парень слишком хорош, чтобы потерять его, и предложила ему перенести пожитки ко мне.

Понимаете, если бы я была из тех, кто разделяет любовь и секс, хотя бы дружбу и секс, мы жили бы душа в душу до конца наших дней. Ра буквально светился от счастья. Днем загорал на пляже, ночью ублажал меня. Когда я возвращалась с работы, он уже ждал меня, готовый обслужить в лучшем виде. Подруги, которым я о нем рассказала, кусали локти от зависти. Я решила, что его надо им показать.

Таких ошибок допускать не следует.

Жизненное правило номер четыре: если ты живешь с богом, не води его в пиццерию, чтобы выпить несколько стаканов пива с друзьями.

Ра не возражал. Когда я предложила где-нибудь посидеть, ради разнообразия, он тут же согласился.

– Я как раз думал, что пора расширять круг знакомств.

И мы пошли в к Альберто. Встретили там всех, кого только могли: Тома и Терри, Энди, Фелис. Джо Бромли появился вскоре после нас, с новой женой. Ее имя я забыла. Когда она увидела Ра, лицо у нее сразу вытянулось: она поняла, что поторопилась связать себя узами брака. Да уж, Ра произвел впечатление на нашу компанию.

В тот самый момент нам и следовало уйти.

Два месяца я прожила с ним, но только в тот день мне открылась истина.

Ра был на удивление глуп.

Я не говорю, психически недоразвит, просто глуп и невежественен. Он не мог поддержать дискуссию о книгах, политике, кинофильмах, даже о спорте. Не знаю, с чего я решила, что все эти междометия в постели и есть разговор. Когда мы находились вдвоем, меня это вполне устраивало, но в компании друзей его убогий лексикон раздражал. Том занимался бодибилдингом и задал Ра несколько вопросов об особенностях его тренировок.

– Я много отжимаюсь, – ответил Ра. А после долгой паузы добавил. – Иногда поднимаю тяжести ногами.

– И это все, что ты делаешь за день? – удивился Том.

– Я в отпуске.

Я услышала об этом впервые.

Энди тут же подхватила тему.

– А какая у тебя работа?

– Я путешествую, – ответил Ра.

– Понятно. Коммивояжер?

– Нет.

– Работаешь в авиакомпании?

– Нет.

– Международный курьер?

Идею вы поняли. К тому времени и мне все стало ясно. Мои друзья изменили тему, заговорили о фильмах, но Ра не умел поддержать разговор. На любой вопрос он отвечал невпопад и даже не пытался исправиться. Просто сидел, пил пиво и излучал сексуальность. Даже Терри не знала, как вести себя в такой ситуации. Наконец, я встала, что-то пробормотала, извиняясь перед всеми, и увела Ра.

А по пути решила, что нам придется расстаться, хотя в постели равных ему не было. Поэтому выяснение отношений я наметила на утро.

На следующий день зарядил дождь.

– Пожалуй, сегодня я останусь дома, Лиза, – Ра широко мне улыбнулся. – Отдохну от пляжа.

Я взглянула на него, он во всей красе лежал на кровати, и пришла к выводу, что день отдыха не повредит и мне. Позвонила на работу и сказалась больной. Себя я убедила, что напоследок имею право устроить себе оргию.

Тридцать семь часов спустя я дотащилась до ванной и встала под душ. Я уже знала, что сюда Ра за мной не придет. Душ Ра на дух не выносил. Наверное, поэтому я не смогла выгнать его в дождь. Я помылась, собрала силу воли в кулак и вернулась в спальню. Он все лежал на кровати. И выглядел свежим и отдохнувшим, лучше, чем всегда. Я глубоко вдохнула. Не могла я провести всю жизнь с парнем, который не смотрел ти-ви, не любил рок, не помогал заполнять воскресный кроссворд. Секс – это не все, твердо сказала я себе. Конечно, в жизни ему есть место, но на нем свет клином не сошелся.

– Ра, отпуск закончился, – с ходу заявила я.

– Да нет же, – отмахнулся он. – Ему еще продолжаться и продолжаться.

Он потянулся, выгнул спину, простыня сползла на пол. Я схватилась за спинку стула (ноги уже несли меня к кровати), но продолжила в том же духе.

– Только не в моей компании. Ты – забавный парень, Ра, и мне нравишься, но я вижу, что наши отношения зашли в тупик. Я думаю, тебе самое время уйти.

Он ответил не сразу, должно быть, прошла целая минута, прежде чем до него дошел смысл сказанного. А когда дошел, мышцы его напряглись, и я вдруг вспомнила какой же он сильный. А потом подумала, что говорить на такие темы лучше одетыми.

Он сощурился, глаза его сверкнули. Я попятилась к двери.

– Разумеется, ты можешь остаться еще на несколько часов, чтобы собрать вещи, – да какие у него были вещи: две футболки, пара джинсов, несколько полотенец.

– Я не могу уйти от тебя, – ответил он. – Я тебя люблю. Ты моя избранница.

– Знаешь, Ра, все это очень романтично и ты тоже навсегда останешься в моей душе, но…

– Совершенно верно, любимая. Останусь. Мы должны быть вместе. Моя душа будет с тобой. До конца твоей жизни.

Мне не понравилось то, что он сказал, а вот то, что сделал, просто возмутило. Начал светиться, все ярче и ярче, сначала стал золотым, потом ослепительно белым. Я закрыла глаза, спряталась за спинку стула, но все равно чувствовала его сияние. А потом раздался громкий хлопок, словно из комнаты разом высосало весь воздух.

Когда я открыла глаза, Ра уже не было. Зато в потолке зияла трехфутовая дыра, объяснить происхождение которой я так и не смогла. А страховая компания отказалась оплачивать ремонт, поскольку «божественные деяния» в перечне страховых случаев не значились. Платить пришлось мне, но я не жаловалась. Своей цели, избавиться от Ра, я добилась.

Так я, во всяком случае, думала.

* * *

После исчезновения Ра я вернулась к прежней размеренной жизни. Встречалась с несколькими парнями, но никого не приглашала в дом, да и сама ни к кому не ходила.

Жара не отпускала город и в ноябре, температура била все рекорды, даже для Лос-Анджелеса. Я начала думать о рождественской поездке на лыжный курорт. Особенно меня прельстили склоны у озера Тахоа. Тем более, что по радио сообщили об обильном ночном снегопаде. Я собрала теплые вещи и загрузилась в самолет с мыслями о том, как днем буду с ветерком мчатся по трассе, а вечером пить вино с каким-нибудь милым, интеллигентным мужчиной.

Прибыла я двадцать третьего декабря. Двадцать четвертого температура начала повышаться. К Рождеству перевалила за двадцать градусов и отдыхающие катались по оставшемуся снегу по пояс голые. Мне так и не удалось надеть кашемировый свитер. Даже по улицам все ходили в одних футболках и пили холодное пиво. Я поняла, романтики тут не видать, и запаковала чемоданы.

В мое отсутствие на Лос-Анджелес за три дня вылилась трехмесячная норма осадков. Улицы около аэропорта затопило. Долина Сими превратилась в озеро. На асфальте тут и там валялся принесенный водой мусор. Синоптики предупреждали, что дожди продлятся еще неделю.

Наутро жарило, как июле, зато на Тахоа обрушился буран. За ночь выпало толщина снежного покрова достигла пяти футов.

Я все не врубалась.

К весне я мечтала о дне без солнца. У меня оставалась неделя отпуска и, раскрыв газету на метеорологическом прогнозе, я попыталась найти самое «мокрое» место. Наиболее радужные перспективы сулил Сиэтл, над которым завис мощный циклон. С зонтиком и еще не надеванным кашемировым свитером я полетела на север.

Все говорили, что мне очень повезло, поскольку прибыла я аккурат к перемене погоды. Пели птицы, цвели цветы, солнце светило с безоблачного неба. Местные жители млели от счастья. Так продолжалось всю неделю. Как только я улетела, зарядил дождь. Подступающий к городу облачный фронт я увидела в иллюминатор. Облака едва не ухватили наш самолет за хвост.

Моя подруга Терри пригласила меня к себе. Сообщила, что дождь безнадежно испортил свадьбу Алисы Монро, которую та устроила на пляже.

Вот тут у меня зародились подозрения. Шесть месяцев я не видела над собой ни облачка, даже самого малюсенького. И шесть месяцев прошло после моей последней оргии с Ра. Ночью я лежала одна в кровати, смотрела в отремонтированный потолок и размышляла.

Если бы не столь эффектное исчезновение Ра, я бы его ни в чем не заподозрила. На надо признать, что отвергнутые кавалеры не начинают светиться изнутри и не уходят через потолок, даже в Лос-Анджелесе.

Однако, идея требовала дополнительных проверок. Я провела месяц в Ирландии, пока не возникла угроза сильнейшей за всю историю страны засухи. Я побывала в Карибском море в сезон ураганов. В тот раз ураган повернул на Нью-Йорк. Вы видели деревья в тропическом лесу с пожелтевшими листьями? Я видела, в Малави. И продолжала бы эксперименты, но кончились деньги.

Вот тогда мне и пришла в голову мысль, что лучше иметь при себе тело Ра, а не его душу. Что с того, что он не помогал с решением кроссвордов. Зато мог помассировать мне спину. И не только.

Но как вызвать бога Солнца? Принести жертву, как в кино. Это меня не вдохновляло. Я не собиралась резать козленка в гостиной, а если от любил девственниц, то с этим он опоздал.

Я вновь отправилась к моей подруге Терри. Она по праву считалась у нас специалистом по мистике. Если кто-то и мог знать, как вернуть Ра, то только она… Опять же, моя лучшая подруга. Короче, я ей все рассказала.

– Как мне вызвать бога? – закончив, спросила я. – Можешь предложить что-нибудь дельное?

Терри приняла позицию лотоса. Я вздохнула. Она могла так сидеть часами, дыша сначала через одну ноздрю, потом через другую. Я налила себе чаю.

Наконец, сеанс медитации завершился. Я протянула ей полную чашку.

– Ну, ты услышала голос свыше?

– Напрасно ты насмешничаешь, Лиза. Медитация еще никому не вредила.

– Хорошо, я начну медитировать завтра, но сегодня мне надо найти Ра. Солнце меня уже достало.

– А ты не пыталась вернуться в то место, где впервые встретила его?

Я плеснула чаем себе на подбородок.

– На пляж?

– Почему нет?

– Но это глупо. С какой стати он будет там отираться?

– Он же отирался, когда ты встретила его.

Да, подумала я, отирался. Я не была в Зуме с того судьбоносного дня. Так чего не начать с пляжа?

В солнечное и теплое зимнее утро я поставила автомобиль на пустую стоянку и направилась к одинокой фигуре, отжимающейся от песка.

– Привет, – поздоровалась я. – Надеюсь, не помешала?

– Отнюдь, – он встал. – Я как раз хотел прерваться на десяти миллионах.

По крайней мере, он держал на меня зла. За окном нашей спальни всю ночь грохотал гром. А утром я увидела умытый дождем город.

– Ра, дорогой, – я прижалась к нему, любуюсь раскинувшимися по небу радугами. – Как тебе удавалось все эти месяцы отгонять от меня дождь?

Он насупился.

– Мне недоставало тебя. Не мог смотреть на других женщин.

Я поняла его сразу.

– То есть там, где ты находишься, дождь может идти, когда ты… занят другими делами?

– Нет. Там, где я нахожусь, дождь может идти лишь когда я увлечен траханием и забываю про свою основную работу.

Что ж, яснее он выразиться не мог.

– Но, Ра, сие означает, что я уже никогда не смогу погулять под дождем?

Я видела, что он отчаянно пытается найти компромисс.

– Боюсь, что нет, – наконец, ответил он. – Я не хочу заниматься этим с кем-то еще и не люблю трахаться на природе.

На том и остановились. Я могла провести остаток жизни с великолепным, но ничем не интересующимся богом солнца или найти себе более интеллектуального партнера, обожающего красоты пустыни.

Я посмотрела на Ра. Вспомнила, как любила летние ливни. Вновь посмотрела на Ра. Он улыбнулся и поиграл мускулами.

Ра и я по-прежнему вместе. Поверите ли, но я теперь не считаю, что ум – это все. Доброе сердце тоже немало значит, и Ра мне это доказал. Он выбрал меня. Он любит меня. Может, наша жизнь не покажется кому-то идеальной, но мы счастливы. Я даже привыкла обходиться без дождя. Более того, если я попаду под дождь, боюсь, у меня разорвется сердце. И Ра приспособился к новому для него миру. Активно работает в новой фирме, которую я создала для нас, «Солнце и дождь, без ограничений». Мы обслуживаем свадьбы бар митцва, спортивные соревнования. Но в основном к нам обращаются фермеры. Вот и вчера нам позвонили из Айовы. Одну фермеру необходимы три дюйма дождя, иначе он останется без урожая.

Нет проблем. Я надеюсь, он не станет жаловаться, если тамошняя речушка выйдет из берегов. Мы с Ра частенько перерабатываем. Потому что относимся к делу на полном серьезе.

Нэнси Коллинз
ПРАВИЛО ВАРГРОВ

Ночь выдалась жаркой и влажной – обычное дело для летнего Нового Орлеана.

Варли остановился, чтобы взглянуть на свое отражение в витрине. Что ж, в любом ночном клубе его примут за своего. Подложенные плечи пиджака, узкие лацканы, китайский шелковый галстук с десятками вышитых вручную сиамских кошечек, темно-серые брюки-клеш, двухцветные кожаные ботинки.

Однако, за преданность моде приходилось платить: от пота рубашка уже прилипла к спине, ботинки жали, тщательно уложенные волосы превращались в бесформенную копну.

Слава богу, страдать оставалось недолго. Из бара, расположенного в паре кварталов, доносился желанный хэви-метал. Он поставил ногу на бампер автомобиля, чтобы завязать шнурок, и краем глаза поймал надпись, сделанную черной краской на стене банковского здания:

ПРАВИЛО ВАРГРОВ

В этой части города подобных надписей хватало, но слово «варгры» встретилось ему впервые. В нем словно пропустили одну или две гласные. Варли зашагал дальше, выбросив слово из головы.

Бар располагался в торговом районе, неподалеку от университетских кампусов. С наступлением темноты поток покупателей сходил на нет, и улицы оставались в распоряжении студентов. Здание, примыкающее к бару справа, давно уже снесли, пустырь превратился в импровизированную автостоянку, стена – в холст для граффити. За последние десять лет бар несколько раз менял название и владельцев, но в нем по-прежнему звучала живая музыка.

Вечер давно уже начался. Студенты в джинсах от Калвина Клайна и теннисках поглядывали на разбитного вида девиц, кучкующихся на углу. Варли взглянул на стену, скорее автоматически, чем с интересом. Дважды год владелец здания белил ее, тем самым открывая новые возможности для самодеятельных художников-вандалов.

Вроде бы новых шедевров в галерее не появилось: выражения юношеской любви, «классовые лозунги», названия и логотипы любимых групп, какие-то требования, ругательства… ан нет, поверх всего, цветом алой крови – «ПРАВИЛО ВАРГРОВ».

Косяк входной двери подпирали двое крепких молодых парней, один пониже ростом, второй – повыше. В кожаных куртках с отжеванными рукавами и рваных джинсах, коротко стриженные, с кобрами и шипами роз, вытатуированными на мускулистых руках. Тот, что пониже, уперся ладонью в плечо Варли, остановив его. Перед носом Варли появились три пальца, похожие на венские сосиски.

– Что бы это значило, Синтер? – задал риторический вопрос высокий. – Уже хочет ли этот тип пройти на халяву?

– Нет, Хью, – усмехнулся маленький. – На это у него не хватит духа, – и его черные глазки с вызовом уставились на Варли.

Варли покраснел, протягивая влажную от пота пятерку. Синтер что-то буркнул, взял деньги, передал Хью, который держал во второй лапище пачку мятых бумажных купюр. Тот вытащил из пачки две долларовых бумажки, сунул Варли. Синтер отступил в сторону, освобождая проход. Варли почувствовал, как они провожают его взглядами.

В клубе царила темнота. Светились только реклама пива в баре да с полдюжины прожекторов, направленных на сцену. Но утверждению менеджера, работала система кондиционирования, но множество потных тел и открытая дверь сводили ее воздействие к нулю.

Гремела музыка. От грохота ударных и воя басс-гитары завибрировали пломбы в зубах. Барабанные перепонки едва не лопались.

Трое музыкантов кожаными куртками без рукавов напоминали парней, стоявших у входа: лидер-гитара, высокий, очень худой, тоже коротко стриженный блондин-альбинос, с пояса свешивалась косичка, украшенная бисером, бас-гитара, молодой латинос с иссиня-черными волосами, и ударник, чуть ли не мальчишка, но Варли понимал, что ему никак не меньше восемнадцати, иначе его не пустили бы в бар, где продают спиртное. Наголо выбритая голова придавала ему сходство с младенцем, пусть из уголка рта и торчала сигарета. Лысый ударник набрасывался на свои барабаны с яростью драчуна-мужа, мутузящего свою жену. Самый большой украшало изображение головы волка с разинутой пастью и поблескивающими красными глазами: кто-то приклеил на их место велосипедные отражатели. Под нижней челюстью волка бежало слово: ВАРГРЫ.

Варли погрустнел. Он-то надеялся, что слово поддавалось дешифровке, а на деле вышло, что это название никому не известной группы.

Он направился к бару: хотелось взять стакан пива, устроиться у стойки и дожидаться появления подходящей партнерши.

У бара толпился народ, так что Варли пришлось поработать локтями, чтобы отвоевать свое пиво. В тот самый момент, когда он подносил стакан ко рту, его сильно толкнули в спину и пиво выплеснулось на рубашку. Он обернулся, чтобы рявкнуть на наглеца и уставился в собственную физиономию.

Мгновения замешательства хватило, чтобы девушка в зеркальных очках и кожаной куртке, рукава которой изжевал и съел какой-то большой, но добрый (руки-то остались) зверь, протиснулась мимо него к стойке. Варли уже не возражал против того, что она заняла его место. Даже большущие очки не могли скрыть красоты девушки: такую очаровашку он встречал впервые.

Светлые, почти бесцветные волосы, на левом виске заплетенные в косичку, украшенную бисером, спускающуюся до бюста. Чем-то она напомнила ему Юла Бриннера в «Десяти заповедях». Губы и ногти цвета алой крови. Футболка с низким вырезом с расцветкой под леопарда, кожаные брюки, испещренные молниями. И алые туфли на высоченном каблуке.

Со стаканом пива в руке, изящной походкой она прокладывала путь между извивающимися танцорами к своему столику.

Варли забыл про пиво. Забыл о своем месте у стойки. Окружающий его мир сузился до этой вот девушки в леопардовой футболке. Она, эту ночь он должен провести с ней. О ком-то другом не хотелось и думать.

Варли и раньше трахал шлюх Новой волны. Несмотря на их показной декаданс, в душе они оставались школьницами, получившими католическое воспитание.

Девушка добралась до углового столика, уселась на обтянутый красным дерматином стул. Пила пиво, повернув голову к сторону сцены. Глаза по-прежнему скрывались за зеркальными очками.

Варли подкрался к ней, наклонился к уху. Он нее так и шел женский дух. Он почувствовал, как ожил его детородный орган.

– Эй, крошка… как насчет того, чтобы уединиться? Мне есть чем порадовать тебя…

Она повернулась, и он уже смотрел в две свои похотливые физиономии. Ее губы разошлись у улыбке. Варли не мог понять, смеется она над ним или соглашается на его предложение. Потом девушка подняла руку, чтобы погладить его по щеке. Указательный палец прошелся по челюсти. Все еще улыбаясь, девушка постучала ногтем по ложбинке на подбородке, словно выбивая точки над i. В недоумении Варли поднес руку к лицу. А отдернув ладонь, увидел, что она в крови.

* * *

Стоя над раковиной, Варли всматривался в тусклое зеркало, промакивая подбородок смоченной в воде туалетной бумагой.

Обычно он вычеркивал из круга своих знакомых любую, кто царапался до крови, полагая, что это перебор, и переключал внимание на другую, более предсказуемую девицу. Но в данном случае он никак не мог заставить себя забыть эту красотку. И знал, что предпримет еще одну попытку.

Рок-группа по-прежнему играла, правда, закрытая дверь приглушала грохот. Раковина, однако, вибрировала в такт музыки. Ситуация медленно, но верно выходила из-под контроля. А контроль собственной жизни Варли всегда считал своим плюсом. Он не мог представить себе ситуацию, когда события зашли бы так далеко, что он не смог бы направить их в нужное ему русло. Он не сомневался в том, что красотка в зеркальных очках станет его. Неясным оставался только один момент: когда? Он видел себя охотником, выслеживающим хитрого и осторожного зверя, и ему нравилась эта роль. Давно уже ему не приходилась прилагать хоть какие-то усилия, чтобы добиться своего. Он уже почти забыл, что же это такое – завоевывать женщину. Варли улыбнулся своему мутному отражению. Он ее выследит. А наградой ему станет безумная ночь в постели. Эта крошка оттрахает его, как никакая другая.

Прошло пару секунд, прежде чем до него дошло, что она последовала за ним в мужской туалет. Поначалу он не поверил тому, что видел в зеркале: его не протирали с тех пор, как повесили, так что поверхность покрывал грязный налет.

Она стояла на пороге, улыбаясь, в наглухо застегнутой куртке. Варли ухватился руками за раковину, но не повернулся. Девица знала, что он ее видит, но словно не замечала его.

Алый ноготь ухватился за застежку молнии, потянул вниз. Черная кожа расходилась, открывая белую плоть. Она успела избавиться от леопардовой футболки. Скрип расходящейся молнии громом отдавался в ушах.

Груди стояли торчком. Несмотря на внушительные размеры, не обвисали. Круглые розовые соски напоминали глаза белого кролика. Пальцы Варли до боли вжимались в фаянс раковины. Ноги его уже не держали: если бы не пальцы, он бы повалился на пол. По спине катились капли пота.

Молния все ползла вниз, открывая вторую пару грудей. Размещались они аккурат под первой парой, на ребрах. Поменьше размеров, совсем, как у девочки подростка. Однако, с большими сосками.

Поначалу Варли подумал, что она надела накладные резиновые груди, как трансвеститы на Марди-Гра, но не смог найти перехода от резины к коже, да и соски затвердели от свежего воздуха.

Может, ему все это чудится? Может, с ногтя в его кровь попал какой-то галлюциноген? У женщин только одна пара грудей. Но другому и быть не может.

Несмотря на отвращение, Варли не мог заставить себя отвести взгляд. А застежка спускалась все ниже. У самого пояса появилась третья пара грудей.

Совсем маленьких, практически целиком состоящих из сосков. Полностью расстегнув молнию, она уперлась руками в бедра и хмыкнула, предлагая ему повернуться к нему лицом, Но Варли боялся, что рухнет на залитый водой и мочой пол, если отцепится от раковины.

Он пришел в себя, стоя на четвереньках. Странная девица исчезла. Он облегченно вздохнул, когда понял, что цел и невредим, разве что на коленях появились два мокрых пятна.

Черт побери, у нее же шесть сисек!

По телу Варли пробежала дрожь. Должно быть, я крепко набрался, подумал он. Не могла она зайти в мужской туалет, сказал он себе.

Да, но у нее все равно шесть сисек!

Варли вышел из туалета, направился в зал. Девица сидела за своим столиком. В расстегнутой куртке и футболке. И хотя он не знал, наблюдает ли она за ним, на ее губах играла улыбка.

Все это странно, слишком странно. Ему-то хотелось лишь потрахаться. Только по этой причине он с нетерпением ждал уик-эндов. А теперь эта блондинка просто сводила ему с ума. О каком самоконтроле могла идти речь? Бред какой-то. Варли проталкивался к бару, гоня от себя образ девушки с тремя парами грудей.

* * *

Где-то на шестой порции джина с тоником до Варли дошло, на сцене другая группа. Играла она так же громко, как «Вагргы», но музыканты были затянуты во что-то блестящее и с длинными волосами. Варли огляделся в поисках девушки с зеркальными очками.

Поник плечами, когда понял, что она уже ушла. Вокруг толпилось много других женщин, но он их не замечал. Высокая девушка с длиннющими ногами, словно сошедшая с музыкального клипа, проявила к нему явный интерес, когда попросила дать ей прикурить, но Варли не отреагировал.

Решил, что в этот вечер женщин с него хватит. Расплатился и зашагал к двери. Влажный ночной воздух обнял его, как потная ладонь. Варли дернул галстук, распуская узел, скривился от боли в желудке.

Пройдя квартал, привалился к столбу, обклеенному старыми афишами местных групп.

Может, взять такси, подумал он… Тряхнул головой, отгоняя поднимающуюся из желудка тошноту. Вроде бы и выпил не так уж много. Еще три квартала, и он сможет сесть на троллейбус или автобус, Господи, я старею, подумал он. Чтобы так реагировать на какую-то шлюху. Мне-то казалось, что переболел этим в средней школе.

Три минуты спустя он свернул в узкий проулок и блеванул в мусорный контейнер. Постоял пару минут, стараясь избавиться от горького вкуса во рту. Его охватила слабость. Колени подгибались, руки дрожали, когда он вытирал губы тыльной стороной ладони.

Может, я заболел, подумал Варли. Грипп или что-то еще. Какая-нибудь инфекция.

Он услышал рычание и понял, что в проулке он не один. Должно быть, он спугнул одну из одичавших собак, которые по ночам кормятся в мусорных контейнерах. Варли прищурился, стараясь разглядеть животное в темноте проулка. Не хватало еще споткнуться об него и упасть.

Он направился к улице, стараясь не делать резких движений, которые могли напугать зверюгу. Рычание неожиданно сменилось повизгиванием. Варли замялся. Может, собачка ранена…

– Что с тобой, парень? Что случилось, а?

Что-то ударилось об него на уровне колен, отбросив на контейнер с мусором. По запаху он понял, что он-таки споткнулся о собаку.

– Чертов пес… – вырвалось у него. Варли поднял голову и потерял дар речи.

Их было пятеро, едва просматривающиеся в слабом лунном свете. Поначалу он решил, что это собаки, но потом понял, что ошибается. Двое существ, размером по-крупнее, держали суку, немецкую овчарку, третье зажимало ей пасть когтистыми пальцами. Могло бы и не стараться: Варли видел, что сука так напугана, что не может даже двигаться, не то, чтобы кусаться.

Одно из существ выпрямилось на задних лапах, злобно лыбясь на Варли. Шерсть цветом напоминала заварной крем, на лице смешались черты человека и волка. Укороченная пасть позволяла существу произносить членораздельные звуки.

– Риппер! Займись им! – пролаял он.

Варли попытался встать, но одно существо оседлало его, пригвоздив к земле. Похоже, оно обладало невероятной силы. Варли почувствовал, как короткие жесткие волоски трутся об его кожу.

Хотя Варли не любил фильмы ужасов, но сразу понял, что окружающие его волосатые, кривоногие существа – вервольфы. Но такого не могло быть! Может, у него галлюцинации. Ну конечно же, он чем-то отравился, его вырвало и теперь он лежит без сознания в темном проулке.

Длинный член вырос из шерсти между ног вожака. Он влажно поблескивал в сумраке проулка. Под звуки, напоминающие смех, монстр загнал его во влагалище насмерть перепуганной суки.

Его заставили наблюдать, как вервольфы по очереди трахают немецкую овчарку. Когда Варли пытался отвернуться, существо, оседлавшее его, выкручивало ему уши, пока он не открывал глаза. Когда они закончили, сука упала на бок, ноги ее подрагивали, из ноздрей текла кровь. Варли не сомневался, что внутри у нее все разорвано.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю