156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Боевая ведьма, или моя проблема - дракон (СИ) » Текст книги (страница 1)
Боевая ведьма, или моя проблема - дракон (СИ)
  • Текст добавлен: 9 июня 2018, 09:30

Текст книги "Боевая ведьма, или моя проблема - дракон (СИ)"


Автор книги: Александра Осенняя






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

Боевая ведьма, или моя проблема – дракон
Александра Осенняя






История первая «Про волшебные гонки на мётлах»


Стараясь не орать на всю округу с утра пораньше, а ещё конкретней ровно в четвёртом часу утра, мы с подругой стремительно надвигались на пластиковые стенки, застеклённого балкона моей скромной обители, то есть комнаты, находящейся на двенадцатом этаже современной многоэтажной высотке. С размаху врезавшись в закрытые дверцы, мы полетели прямо на пол моего балкона, естественно вместе с нами в разные стороны полетели и мётлы, и двадцатисантиметровые туфли, и глаза из моих орбит, когда я поняла, на что мы сейчас конкретно падаем. Чувствуя всем телом, как прямо под нашими тушками хрустят осколки стекла двухлитровых банок и по всему деревянному покрытию покатились, маринованные лично моей матерью огурцы и помидоры, я уже мысленно прощалась с жизнью, проклиная бытие. Грохот стоял такой, что пожилая соседка, решившая с утра пораньше блин покормить птичек хлебушком, с опаской выбежала на балкон, и недоумённо озираясь по сторонам, искала признаки шума. Лежащие на полу, мы с подругой перестали похрипывать от столь неудачного приземления и замолкли, чувствуя, как сердце бешено отбивает в груди ритмы.

Испокон веков всем юным колдунам и ведьмам, и не только им, с детства толкуют об одном простом, но очень важном правиле. Я это правило, как и все мои собратья по магическому дарю, уяснила ещё с самого детства. Нельзя, строго настрого, категорически, вообще не при каких обстоятельствах НЕЛЬЗЯ, чтобы смертные, точнее обычные люди, знали о существовании сверхъестественных магических существ. Таких, как мы с Мирой, например. И сейчас на минуточку мы не просто какие-то неудачники вампиры (все кровососущие, я заранее извиняюсь), мы с МирОславой (да, да, через "о", а не "а". Кому не нравиться, идите лесом) являемся потомственными ведьмами сильнейших родов. Мирка по факту, ибо я лично знакома с её предками, а я, по словам маменьки и старых ведьм из совета, в котором мама является почётным членом.

Что за совет такой, спросите вы? "Российское сообщество ведьм" – именно так гордо именовали обычные заседания старых и очень древних ведьм и колдунов, проживающих на территории России и ежемесячно пополняющих бюджет магического органа управления всеми нами – сверхъестественными существами. Ну, кроме вампиров, с ними нелады какие-то вышли в древности, вот у них и совет свой. Напоминает чем-то Вольтури из книги Стефани Майер. Смешно наблюдать, как эти недоделанные комары пытаются тягаться с нами – ведьмами. Осанка всегда пряма, а взгляды-то в наши стороны какие надменные, в словах сплошной сарказм. Но ведьмам не привыкать. Это со стороны может показаться, что наша община неконфликтная и дружная, однако это совсем не так. Внутри сплошной хаос, ибо, когда каждая вторая ведьма, особенно древняя и могущественная, змеюка подколодная сохранить мир в таких условиях становиться крайне неосуществимо. А с вампирами у нас разговор обычно простой и короткий. Хвать за шиворот и вон за порог. Жаль только, что "Раптора" против вампиров ещё не изобрели.

Вообще жизнь у нас – чародеек не такая весёленькая, как может показаться поначалу со стороны. Ни фига подобного, скажу я вам, дамы и господа! Постоянная ответственность за свои поступки, контролирование эмоций и это страшное, то чего бояться все юные ведьмочки и колдуны – совершеннолетие. Именно с приходом восемнадцатого года рождения для нас наступает особо трудный период из перехода во взрослую жизнь. Мы должны определиться со специализацией и примкнуть к определённой группе магов. Чаще всего, если твои ближние родственники и родители, к примеру, были светлыми колдунами и ведьмами, то и ты на девяносто процентов будешь светлым, хотя бывают и исключения, аномалии. Выбор делается не нами всегда. Если захотелось тебе быть белым и пушистым, а твои родители чёрные маги, мечтающие о порабощении мира, то уж извини, чему быть, того не миновать. А так до восемнадцатилетия все ведьмочки и маги обладают только нейтральным запасом магии, что не позволяет нам совершать глупости по природе своей неразумности, как говориться. Ведь старые и взрослые ведьма умнее и мудрее. Ну, это не я, конечно, придумала. Нам в совете об этом постоянно толкуют.

Лично я, как будучи совершенно безответственная, безалаберная и сумасбродная ведьмочка своей резерв нейтральной магии расходую в собственное удовольствие. То есть, захотела пирожное посреди ночи, щелкнула пальцами в несложной фигурке и вуаля. Когда как смертному придётся вставать с кроватки, одеваться, переться в магазин. Несомненно, то, что я могу наколдовать себе пирожное, это ещё не самое лучшее, что может случиться с магами, но то, что плюс отрицать не стану. В России не существует специальной школы для обучения таких, как мы. Иначе эта странная деятельность могла бы привлечь лишнее внимание со стороны государства. А нам это надо? Вот и я говорю, что нет. Здесь знания и накопленный годами опыт (ибо ведьмы и колдуны почти бессмертны) передаются из уст в уста от старшего поколения младшему. Почему же почти бессмертны? Ну, так никто не отменял старую, доброю, святую ИНКВИЗИЦИЮ! Дурацкие охотники на ведьм каким-то образом прочухали, что маги существуют и в реальном мире в двадцать первом веке, ну и напридумывали себе.

Если европейские маги под влиянием менталитета привыкли к обычной жизни со смертными и инквизиторов побаиваются, то русские ведьмы... Святой ёжик! Да, нас хлебом не корми, дай поглумиться над самоуверенными инквизиторами. Персональный цирк, так сказать. Русские ведьмы от самой первой и страшной женщины своё начало берут. Баба яга! "Вымысел для детских книжек", – скажите вы. "Ага, размечтались", – отвечу я вам. Баба яга – звучит, как титул, впрочем, так оно и есть. Здесь у нас – на русских землях верховную ведьму принято именовать именно так, и никак иначе. До сих пор среди нас слагают легенды о заброшенной избушке на курьих ножках в чаще леса. Скорее всего, где-нибудь в тайге. Отправляться на поиски избы никто, конечно, не стал, ибо разочароваться боимся в собственной вере в эту "святую" старушенцию.

Делать нечего, да и выбора особо нет, но последствия нашего неаккуратного падения на мой балкон устранять придётся. Да, это вам не просто обычные маринованные огурцы и помидоры. Они же от любой хандры могут вылечить за один укус, впрочем, как и ведьминская настойка, которую мы сегодня с Миркой хлестали за обе щеки. Не только мы, а ещё и целый шабаш сверхъестественной молодёжи, на которую, как полагают обычаи и традиции, не пригласили только кровососущих. Слава славянским богам, что мамочка не видит этого кошмара, потому что уехала по ведьминским делам с советом в город с ночёвкой. Ну, разве не прелесть! Конечно, прелесть, иначе пришлось бы лететь домой к Мирке. А Миркины родители, как и многие колдуны, предпочитают жить на окраине города, где воздух пахнет хвоей, а неподалёку распростёрлась длинною в километры речка. Да, ведьмы и колдуны создания чисто матушки-природы, поэтому нам и живётся, и колдуется лучше в тех местах, которые цивилизация ещё не затронула. Деревни, например.

Есть такая поговорка "Если хочешь что-то спрятать хорошо, спрячь это на видное место". Именно так и поступила мама, вопреки предпочтениям всех ведьм и колдунов. Естественно мне мама каждый раз озвучивает другую, отрепетированную годами, версию о том, что и ей так удобно жить, да по работе ездить, и мне в школу недалеко и безопасно. Но я прекрасно видела и знала, как рвётся душа мамы на природу, просто в силу каких-то секретных обстоятельств мы не могли переехать, что меня немножечко настораживало. Ещё эти постоянные умалчивания о моём родстве. Мы с мамой как будто чистые листы, не имеем не родственников, не прошлого за спинами. Ага, конечно, так и я поверила! Что-то тут нечисто и я обязательно суну свой ведьминский любопытный нос в это дело, но, а сейчас...

– Мира, поднимай свою ЖОП...

– Рот закрыла! – успела прервать меня подруга, стараясь подняться с пола и отчаянно хватаясь за всё, что стояло недвижно на моём балконе. – Это пипец! Мой новый наряд, а туфельки от "Christian Louboutin", – ныла Мира, а я с каменной рожей глядела на блондинку, представляя её убийство во всей красе.

– Хочешь, расстрою ещё больше? – да, позлорадствовать сейчас самое время, но я не лучшая подруга, если не сообщу это пьяной, чуток позабывшей Мирке. – На мне тоже были именно твои туфли из новой коллекции.

– Всё, добила! – сдалась та, выставляя руки вперед в примирительном жесте. – Может, всё же поищем? – с надеждой спросила ведьмочка, уставившись на меня, как кот в сапогах из Шрека.

– Как ты себе это представляешь? – я упёрла руки в бока. – В пятом часу утра искать под окнами соседей две пары туфлей. Помниться мне, одну ты потеряла ещё в погоне от полицейских машин.

– Я не жилец! – Мирка так и осела на пол, склонив голову.

– Нет, подруга, не жилец я, если каким-то чудесным образом до возращения мамы мне не удастся восстановить все её запасы, маринованных овощей.

– Всё, больше я не пью! – клятвенно зареклась подруга, да с таким видом...как будто приступает на пост президента, державшего руку на библии. – Эй, хватит, ржать! – насупилась подруга.

– Всё, прекращаем. До возвращения мамы нам следует устранить последствия нашего падения и лечь спать, чтобы проснуться бодренькими. К большому для нас сожалению, жаль, что мы со своей нейтральной магией не умеем варить зелья отрезвления, – ага, именно так. Я уже упоминала, что несовершеннолетние ведьмы и колдуны имеют только ограниченный запас нейтральной магии, не позволяющий нам и толики того, что могут взрослые.

Я понимала, что восстановить, причинённый маме имущественный ущерб, будет крайне сложно и тут потребуется дружеское сестринское плечо такой же ведьмочки, как и я. Убедив Мирку, что если у меня будут проблемы с мамой, то и у неё тоже будут проблемы, только со мной, мы, сконцентрировавшись, объединили силушки и смогли-таки! Благо, что на дворе только пятый час утра и все ещё спят, а то днём могли бы возникнуть проблемы, поэтому вся операция прошла незаметно. Надеюсь. Всё же осколки взлетели в воздух и принялись собираться воедино обратно в банки, пролитый рассол отправился в банку, следом и огурцы с помидорами. Дело было сделано, а значит, можно расслабиться и приступить ко второй ступени осуществления операции по заметанию следов. Мы ведь с Миркой так клялись, что останемся дома и будем просматривать все сезоны сериала "Американская история ужасов". Но это всё потом, сейчас я позволила себе победный танец аборигена.

– Да! Ага! Угу! Есть! Мама не узнает, мама не узнает! – напевала я что-то совершенно бессмысленное и глупое, поскольку лицо блондиночки вытянулось в немом вопросе "С кем я дружу?". Завершила танец тем, что скрепив руки в замок, подняла их над головой и с видом победившего на ринге боксёра, помахала ими над головой.

– Я в душ, – коротко бросила подруга, покрутив пальцем у виска и пнув дверцы моего балкона с ноги, за что чуть не получила молнией в спину, направилась прямиков в душевую.

Представив себя следователем, начала создавать картину нашего якобы пребывания здесь с Миркой. Чуточку разбросала попкорн возле компа, включила серию одного из сезонов, промотала на середину и оставила технику включённой. Пустые двухлитровые банки с колой, пакеты от чипсов и обёртки от шоколадных конфет бросила там же, где бросаю и обычно, чтобы мама ничего не заподозрила. В общем, десять минут стараний и моя комната снова похожа на среднестатистическую помойку любого семнадцатилетнего подростка, недавно окончившего школу.

Н-да, кстати о школе. Говорят, что ада не существует. Да, ну как же! А школа, по-вашему, что такое? Школа – это как одиннадцать лет колонии строгого режима. Нам сочувствовали даже сами тюремщики, когда вместе с местным прокурором мы отправились на экскурсию в тюрьму. Зачем вести школьников в тюрьму, для всех нас так и осталось загадкой. Но если учителя думали, что научат нас уму разуму, то сильно ошибались. Вообще адом школа казалась ещё и благодаря моим заслугам. Вся школа с радостными слезами на глазах провожала меня, лишь бы поскорее ушла с их территории. Хотя, сами проклинали в мыслях. Я это знала и запоминала! Да, я этакая мстительная особа, ничего с собой поделать не могу. Насчёт поступления в университет после окончания школы и речи быть не могло. Мама отсекла эту идею с самого начала, потому как школу я закончила недавно, естественно и мысли о дальнейшем образовании появились в головушке буквально несколько недель назад. Месяц сентябрь приближался, а я ещё не знала, чем буду заниматься по жизни дальше.

Видимо, у моей мамули на меня имелись какие-то грандиозные планы, иначе я бы ушла, как и многие мои друзья-колдуны подавала бы документы в университет. Миркины родители о получения ею дальнейшего высшего образования тоже умалчивают. Кажется мне, что сговорились наши с ней родители и что-то придумали для нас. Но вот что? Это останется тайной на данный момент. Во всяком случае, я всегда с достоинством умела принимать всё "дары" судьбы, поэтому особо и не размышляла до сегодняшнего дня о своём будущем. А какое у меня может быть будущее? Чем занимаются колдуны и ведьмы по жизни? Вопросов много, ответов ноль. Женщина, которая меня родила, сейчас ничего мне не расскажет. Будет молчать, как партизан на пытках, попавшийся советским войскам. Она ж ведьма, что с неё взять! Ну, так и я тоже ведьма, причём её дочь.

Сняв с себя супер короткое и обтягивающее платье, отбросила его к груде грязных вещей возле шкафа и переоделась в любименькую розовую пижамку с мишками. Что? Подумаешь, ведьма носит розовую пижаму с мишками, так дома же и никто об этом не узнает. Сексуальной молодой колдуньей я буду на вечеринках, а вот дом есть дом. Некоторые вещи, как, например, та же пижама или предметы декора, просто необходимы для того, чтобы чувствовать себя уютно.

– Чёрт меня подери! – вскрикнула, вышедшая из ванной, Мира. – Я ослепла!

– Мир, шла вон! – грозно сказала я, забираясь в постельку.

– Подумать только, – подняла брови подруга. – Одна из самых злобный колдуний дома носит розовую пижамку с... – она внимательно посмотрела на мой домашний комплект. – С мишками. Кому расскажу, не поверят!

– Мирусь, а Мирусь, – миленьким голоском залепетала я, а у самой глаза, наверное, пылают ярче огня. – Помнишь, тот страшный чердак на первой этаже в нашем подъезде?

– Помню, что с того? – подруга содрогнулась, вспоминая. Я тоже немного шарахалась от этого злополучного места. Клянусь, иногда мне кажется, там бабки нашего подъезда жертвоприношения проводят.

– Ну, так вот, если кто-то узнает, то на один труп в этом чердаке станет больше, – и кровожадно улыбнулась. Улыбкой маньяка-психопата, любящего расчленять людей.

– Ой, боюсь, боюсь, – захохотала ведьмочка, забираясь ко мне на кровать. – Спокойной ночи!

– Или точнее, доброе утро, – сладко зевнув, я перевернулась на другой бок, чтобы провалиться в беспамятный, головокружительный (в прямом смысле этого слова, ибо как кружилась голова после пьянки, словами не передать) сон.

***

Мирка, – прохрипела я голосом старого, умирающего на своём судне пирата. – Я умираю!

– Ы-ы-ы, – выдала нечленораздельные звуки нежити подруга.

Как-то невольно, каждое утро (в нашем случае день или вечер. Не знаю, пока на часы не глядела) после очередной подобной пьянки вспоминаются постоянные клятвы Мирославы о том, что эта была последняя пьянка в её жизни. Обычно я смеюсь. Но сейчас, когда голова кружилась так, как будто я двенадцать часов беспрерывно каталась на карусели скоростного режима, живот стягивается в тугой узел и грозиться избавиться от вчерашнего ужина, а в горле пересохло настолько, будто я наглоталась песка в пустыне Сахара, иной раз жалею, что не состою в сообществе тех, кто за ЗОЖ. Причиной такого состояния была не только, любимая всеми ведьминская настойка, хотя и она тоже, в частности, как на вечеринке, так и после в процессе заметания следов мы с Мирой израсходовали приличное количество магии.

Потянувшись рукой в поисках смартфона, чтобы посмотреть время, я с невероятным усилием разлепила глаза, вероятно сейчас напоминающие глаза китайского пчеловода после укуса, попыталась сконцентрировать зрение на мелькающих цифрах экрана телефона. Удавалось не так, чтобы хорошо. Но спустя несколько секунд комната перестала кружиться, а экран не был мутным.

– Твою ж!... Ёжки-качерыжки! – я резко вскочила с кровати на ноги, чуть не шендарахнулась об прикроватную тумбочку. – Шесть вечера! Мира, это катастрофа, кирдык, хана, капец...

Надо отметить, подруга отреагировала спокойней, чем я. Медленно, очень медленно села на кровати, открыла глаза, посмотрела на меня, как великомученик и только потом до неё дошло, что время-то вечер уже.

– Жесть! – произнесла подруга осипшим голосом Сифона из "Наша Russia". Впрочем, да и видом своим она напоминала потрёпанного бомжа с рублёвки. Волосы дыбом, словно бы веник на голове, лицо опухло, голос хриплый, мозг вообще не хочет соображать. Прямо, как и мой. Не думаю, что выгляжу лучше, но взглянув в зеркало, поняла, что нами можно пугать детишек в Хэллоуин.

– Это возмутительно, непростительно, оскорбительно! – возмущённо вещал призрачный голос дядюшки Хэйвуда, решившего заглянуть ко мне в комнату. – Что за поколение такое пошло? В моё время ведьмы были куда образованнее, опытнее и целомудреннее.

– В твоё время ведьм сжигали на кострах! – недовольно гаркнула Мира, о чём сама впоследствии пожалела. Поморщившись, она аккуратно откинулась назад на подушку, тихонечко проклиная этот мир, надоедливое привидение и вчерашнюю заманчивую идею друзей выпить настойки.

– То был пятнадцатый-шестнадцатый век, а я из семнадцатого, юная безмозглая леди! – обиделся дядюшка и, развернувшись, полетел в гостиную.

Так, как мама моя была могущественной чёрной ведьмой, для неё не составляло труда общаться с миром мёртвых, иногда она делала это чисто по инерции, на автомате, так сказать. Но мама и предположить не могла, что маленькая пятилетняя ведьмочка, то есть я могла видеть призраков, ибо дар этот исключительный имеет вообще не каждая чёрная ведьма, тем более светлая. Проще говоря, это характерная особенность нашего рода, о котором я не фига не знаю, но не суть. Мама рассказала, что однажды, пока она стояла на кухне и готовила, я подошла к ней со странным вопросом о дяде в гостиной. Сказать, что та была в шоке – ничего не сказать! Она же просто была уверена, что мне этот дар по наследству от неё не перейдет, однако судьба распорядилась иначе.

Этим самым дядей оказался высокопочтенный лорд, некогда проживающий в Англии в семнадцатом веке и принадлежащий к движению тамплиеров. Прямо "Assassin's Creed" какой-то. Хоть и дядюшка Хэйвуд являлся для меня совершенно чужим человеком...ой, то есть призраком, я принимала его, как за родного и подолгу могла слушать захватывающие истории про Англию 17 века. Это было моей персональной детской радостью – общаться с духами давно ушедших. Казалось, все чудеса, и тайны мира для тебя открыты, как на ладони. Радостно подпрыгивать во время приключенческого рассказа про торговое судно дядюшки Хэйвуда, встретившего в открытом море пиратский корабль, когда тебе десять. Мечтательно вздыхать, прикрыв глаза, когда тебе повествуют о шикарных балах, проводимых знатью, бесконечных танцах, рыцарских поступках во имя любви, когда тебе пятнадцать. Именно лорд Хэйвуд поселил во мне надежду в то, во что перестали верить даже магические сверхъестественные существа. Любовь. Скорее всего, я ещё ребенок, раз с удовольствием слушаю рассказы про любовные истории, но, пожалуй, это единственное, что я заберу с собой во взрослую жизнь. По-другому быть и не может. Для себя я решила точно, что замуж выйду исключительно по любви. И совсем не важно, будет ли он обладать магией или являться обычным человеком.

Отбросив в сторону любовь, прошлое дядюшки Хэйвуда и собственные мечты, я направилась в поисках анальгина. Нашла только одну таблетку, ибо мама считала, что пичкать себя этой химией вообще не к чему. Конечно, она-то обладает заклинанием отрезвления, а я нет. Тоже мне, умная! Подумала о себе родимой, посмотрела на почти подыхающую от похмелья подругу, снова подумала о своём состоянии и, приняв решение, что Мирке эта таблетка необходимей, чем мне, принесла ей стакан воды. Посмотрев на меня, как на спасителя из красного креста, Мирка залпом осушила стакан прохладной водички. Довольно мурлыкнув, пробормотала что-то благодарственное под нос и завалилась спать, оставив меня решать проблемы в одиночку.

Кстати, о проблемах. А где моя мать!?

– Дядюшка, – громко позвала я привидение, входя в гостиную. Странно, дома никого. Пусто, как на душе у моей второй близкой подруги некромантки.

– Тут я, – ответил мне призрак, покуривая свою невидимую трубку, с невидимым табаком и дымом.

– Вуд, а где мама? – сглотнув, спросила у привидения.

– Если ты про чёрную ведьму, то она уехала по делам с советом, не переживай.

– Это я знаю, – вздохнула. – А возвращалась?

– Без понятия, – призрак пожал плечами.

– Даже ни разу не позвонила, чтобы проверить. Не нравиться мне это, – в животе неприятно заурчало. По части плохого предчувствия, хотя кушать тоже хотелось.

Заглянув в холодильник, поняла, что еды совсем нет. Видимо, у мамы не было времени, чтобы приготовить. Колдовать я сейчас чисто физически не могла, наколдовалась вчера, хватит с меня. Ничего не оставалось, как поставить греться чайник и довольствоваться остатками сухого овсяного печенья с изюмом. Нет, овсяные печенюшки я люблю, но вот сухие овсяные печенья не очень. Да, об них можно голову кому-нибудь сломать, работать будет стопроцентно, как кирпич.

– Пиццу что ли заказать? – начала размышлять я вслух.

– А мне суши, – крикнула подруга из комнаты, умудрившись услышать меня. Когда речь идёт о вкусняшках, оно и понятно, Мирка из мёртвых восстанет.

Вообще-то мёртвые пиццу или суши, к примеру, не употребляют пищу. И нет, мозгами они тоже не питаются, как вы могли подумать. Оживлённых мёртвых некроманты неласково именую умертвиями или упырями (хотя, второе относиться больше к вампирам), но, а мы с Миркой, в своё время, насмотревшись типичных фильмов ужасов, называли мёртвых зомби. Полине это совсем не нравилось, как профессиональному некроманту, работающему на кладбище. Чтобы вы понимали, наше городское кладбище местечко то ещё жуткое, особенно, когда ты знаешь, что всё истории про привидений и зомби, которыми привыкли пугать в детстве вовсе не выдумка.

Живот вновь заурчал, напоминая о своём существовании, поэтому я приняла правильное решение на благо своего здоровья. Прогуляюсь-ка я сама до ближайшего кафе и куплю еды на дом. Тем более, свежий вечерний воздух быстро вернёт меня в прежнее состояние. Мирку звать с собой бесполезно, её сейчас с кровати тащить опасно для своей жизни. Стремительно одевшись, я пулей выскочила из квартиры, громко хлопнув дверью, за что меня поругал дядюшка Вуд. Лифт спустился на первый этаж, дверцы разъехались, и я чуть ли не налетела на Любовь Васильевну – это наша пожилая соседка по этажу. Та самая соседка, которая сегодня в пятом часу утра вышла покормить птичек и чуть не спалила всю контору.

– Шурочка, – ласково поприветствовала старушка, беззубо улыбаясь.

Терпеть не могу, когда меня так называют. Но соседи – это соседи. Тем более, соседи пенсионеры. Им разок дорогу перейдешь, всю жизнь вплоть до переезда сожалеть будешь. То почту твою украдут, то в полицию заявят, когда ты чуть превысишь громкость музыки в десятом часу вечера, то кота пустят нагадить тебе под дверь. Наши российские пенсионеры – кошмар на всех улицах всех районов. Подобно стражам они охраняют благополучие района, вход в подъезд от наркоманов, например. А то, что у них каждый третий, кто одевается и выглядит странно наркоман, это ничего. Благо, нас с мамой весь подъезд любил и обожал. Никто, конечно, и подумать не мог, что живёт под одной крышей с двумя ведьмами, но им это знать необязательно. Крепче спать будут.

– Любовь Васильевна, – протянула я, натянуто улыбаясь. – Как внук ваш – Андрей, а на дачу картошку капать, когда поедите?

– Ох, да не говори, – вздохнула пенсионерка. – Внуки совсем занятые стали, выросли. Помогать не едут, придётся всё самой, всё самой. С Андрюшкой всё хорошо, работу перспективную нашёл. Когда приедет, сообщу ему, что ты интересовалась, – в процессе сего рассказа я чуть ли не зевала, да с тоской на входную дверь поглядывала. Спрашивается, зачем спросила. Я ведь особо вежливой никогда не была. – Слышала, что утром творилось?

– Что? – обеспокоенно спросила я, мгновенно нахмурившись. Неужели, что-то видела? Блин, меня мама живьём закопает.

– Да, вышла я на балкон свежим воздухом подышать, да растения полить, а на вашем балконе что-то гремело. Как будто сам бес явился или чего хуже, – бабушка перекрестилась.

– Сплюньте! – мои глаза расширились до размера пятирублёвой монеты. – Неужто неведомые силы явились? – сейчас как раз самое время строить из себя дурочку. Русский народ вообще суеверный, во всякие пословицы, да небылицы верит.

– Ой, не знаю, не знаю, – пенсионерка, оглядевшись с настороженностью по сторонам, нагнулась ко мне поближе и заговорила шепотом: – Силы тут нечистые. Сердцем чувствую. А вообще во всём правительство виновато. Тьфу! – рассердилась Любовь Васильевна.

Чуть что, сразу правительство виновато. Говорю же, странные эти люди, а русский народ в особенности. Собственно, раз я тоже россиянка, значит такими особенностями гордиться надо.

– Я вообще думаю, – так же тихо начала я. – Что это инопланетяне были.

У старушки чуть инфаркт не хватил. Такими глазами на меня уставилась, как будто я какой-то диковинный экспонат в музее.

– Не может быть! – вскрикнула старая леди.

– Вы РНТ смотрели? Там такие сенсации раскрывают! – боже, что за бред я несу?!

– Каждый день смотрю, – страстно ответила пенсионерка Любовь Васильевна, явно находящаяся в лёгком шоке, что нашла такого же "единомышленника", как она. Пора валить, короче.

– Я бы с вами поболтала, – для пущего эффекта театрально вздохнула. – Но мне пора бежать. Кстати, вы маму не видели?

– Эх, молодёжь, что с вас взять. Вечно куда-то спешите. Маму твою со вчерашнего дня не видела, вот как уехала, больше не появлялась. Зато... – и это заставило меня остановиться, когда я уже как раз собиралась повернуться к старушке спиной и свалить. – Приходил какой-то странный мужчина. Весь в чёрном, загадочный такой. Сначала подумали, что он наркоман и долго не пускали, – я закатила глаза после слова "наркоман". – А потом сами и не поняли, как согласились пустить.

Та-а-к, что-то тут не чисто! Абсолютно уверена, что являлся некий маг, причем использовавший на наших соседках магию гипноза. Нас в это время с Миркой быть не могло. Во-первых, вернулись только под утро, а во-вторых, я бы присутствие ЧУЖОГО почувствовала бы сразу.

– Всего хорошего, Любовь Васильевна, – крикнула я на ходу, выбегая из подъезда.

– До свидания, Шурочка! – крикнули мне в ответ. А-а-а, бесит!

Вздохнув вечернего летнего воздуха, направилась по проспекту прямиком к ближайшей кафешке. Так, как жили мы с мамой в самом центре мегаполиса, идти до любого крупного торгового центра или ресторана не займёт больше пятнадцати минут. Пока шла, размышляла о странном и таинственном посетителе, решившего забрести к нам в гости. Нет, в квартиру он проникнуть не мог. Мама годами зачаровывала наше жилище ото всех бед. Столько сил вбухала. Да, что там! Если вдруг завтра начнётся конец света, то я из своей квартиры ни ногой, ибо не только квартира, но и сам дом выдержат любимые силовые разрушения. К тому же, если бы к нам в квартиру попытался кто-нибудь проникнуть, дядюшка Хэйвуд незамедлительно сообщил мне об этом. Никакой маг не может почувствовать присутствие духа в помещении или рядом. Я уже говорила об этом исключительном даре, которым владеет десять процентов ведьм из всех ста по всему миру. Мы с Мирком оказались в этих самых десяти процентах.

Встав в очередь, прождав около двадцати минут, пока разойдётся толпа передо мной, как я уже хотела начать заказывать нам с Миркой пропитание, но загудевший на всё кафе мой смартфон не дал мне этого сделать.

– Девушка, – сказал кто-то противным женским голосом позади. – Очередь не задерживаем.

Фыркнув на неё, я отошла прочь, взглянула на экран и закатила глаза. Конечно, кто ж ещё мог звонить под вечер. Приняла вызов.

– Да, Вова? – ответила я.

– Владимир! Ну, сколько можно повторять, – недовольно буркнули мне в трубку.

– Слышь, Владимир, – разозлилась я. – Раз позвонил, говори, чего надо?

– Шабаш сегодня собирается, ждём вас в одиннадцать часов, – известил Владимир.

– Мы же вчера собиралась. Неужели, не хватило приключений на задницы? – язвительно поинтересовалась я.

– Погоди с выводами, детка, – я закатила глаза. Детка... Я ему такую детку блин устрою.

– Ну, сколько раз я тебе говорила, – передразнила я его же голосом. – Называть меня госпожой!

– Не смешно, – не оценил Вовка мою шутку.

– По-моему, очень. Чё хотел? – да, может, я слегка грубовата с ним, но это же Владимир, по-другому никак.

– Сегодня гонки на мётлах! – всё! Я в ауте! – Да, вижу ты в восторге! Скажу больше: вы с Мирочкой нужны нам, как ведущие. Организатор я, ставки поделим шестьдесят на сорок.

– Э-э, нет, – строго отсекла я. – Так не пойдет, дружок. Ровно пополам и не меньше. Или хочешь, чтобы мы вообще не пришли?

– Л-ладно! – нервно согласился Владимир. – До встречи, – и нажал отбой.

Владимир – молодой маг, родившийся в обеспеченной семье. Его отец крупный предприниматель, владеющий целой сетью торговых центров, а мать левая рука нашей верховной ведьмы, точнее бабы яги в "Российском сообществе ведьм". Является десятым кандидатом на сердце Мирки в списке женихов, составленном лично её неугомонной маменькой, которая прямо-таки мечтает, чтобы её дочка вышла замуж за обеспеченного, из приличной семьи и с прекрасной родословной мага. Правда, Миру он, как парень совсем не привлекает. Ухаживать за собой позволяет, подарки там всякие дарить, а вот к серьёзным действиям не переходит. В этом плане мы с ней совершенно разные. Ещё у меня, конечно, нет такого внушительно списка жениха, как у неё. Но это совсем не значит, что моей маме не предлагали обручить меня с кем-нибудь из совета.

Каждый год в конце августа, обычно в последний летний денек мы устраиваем гонки на метлах по воздуху среди наших же. Организатором как всегда выступает Владимир, а мы с Мирославой ведущие этих самых гонок. Сверхъестественного народу приходит столько, что не хватает и целого стадиона. Первые пятьдесят процентов толпы приходят поглазеть на нас, вторая из-за увлечения азартными играми приходят, чтобы поставить денежки на нашего несравненного чемпиона, выигрывавшего вот уже несколько лет подряд. Конечно, гонки – это строго засекреченное мероприятие, скрытое и заколдованное от человеческих глаз, поэтому мы спокойно можем веселиться, не волнуясь о лишнем внимании. Со стороны может показаться случайного прохожему, что всё тихо и спокойно, когда как на самом же деле прямо над его головой со скоростью света будут мчаться мётлы по воздуху, кричать болельщики и громко играть музыка. Завершается гонка традиционно обычной пьянкой, где проигравшие плачут, а получившие деньги на выигравшем гонку игроку, обмывают свой выигрыш.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю