156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Держи крепче (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Держи крепче (ЛП)
  • Текст добавлен: 9 мая 2018, 11:31

Текст книги "Держи крепче (ЛП)"


Автор книги: Алекса Райли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Алекса Райли
Держи крепче
Серия: Для тебя – 2 (разные герои)

Внимание!

Текст книги переведен исключительно с целью ознакомления, не для получения материальной выгоды. Любое коммерческое или иное использование кроме ознакомительного чтения запрещено.

Любое копирование без ссылки на переводчика и группу запрещено.

Создатели перевода не несут ответственности за распространение его в сети.

♔Переводчик: Олеся

✎Редакторы: Настёна

✎Обложка: Wolf A.

✎Вычитка: Катюша Д.

♛Специально для группы: Золочевская Ирина || Б. Б. Рейд


Посвящение:

Сестрам… по крови и по духу, мы не смогли бы прожить жизнь без тебя.


Пролог

Друзья зовут меня Ролли. Конечно, я был пухляком, но перерос это к десяти годам. Причина, из-за которой появилось это прозвище, связана с моим происхождением из продолжительного рода богатых засранцев. Девенпорты известны всему Нью-Йорку, как и мой отец – не исключение. Я ходил в одну из самых дорогих частных школ Штата, и мое имя – Ройс – было очень легко соотнести с «Роллс Ройс». «Роллс» превратился в «Ролли», вот и все. Оно прилипло ко мне с первого дня и, несмотря на то, что большинство детей, с которыми я рос, в итоге оказывались пафосными мудаками, парочка из них стала друзьями до гробовой доски.

Я вместе с двумя своими приятелями закончили колледж и открыли консалтинговую фирму. Мы использовали деньги, заработанные нелегальным способом. Единственное, чем мы не стали бы заниматься – продавать наркотики или просить помощи у родителей. Мои друзья – Эзра и Донован – жили такой же жизнью, как и я, и втроем мы решили, что хотим стать самостоятельными. Отстойно жить в студии площадью сорок квадратов на двух матрацах, сдвинутых вместе, и ванной без двери. Но мы добились успеха меньше, чем за пять лет.

Я хотел обзавестись собственной клиентурой, и когда встретил Генри Осборна на благотворительном мероприятии в прошлом году, понял, что совместная работа с ним станет выгодной для нас обоих. Я не знал, что в тот день, когда он попросит меня посетить его подразделения, станет тем днем, когда она войдет в мою жизнь.

Пандора не была похожа ни на одну знакомую мне женщину. Ее рыжие волосы были убраны с лица, а темно-голубые глаза выделены черной подводкой. От этого она казалась пугающей. И нереально сексуальной. Девушка была невысокой, но у меня сложилось впечатление по ее позе – и рукопожатию – что она может уложить меня на лопатки в мгновение ока. Боже, она и понятия не имела, как я хотел, чтобы она попробовала.

Говорят, подобное притягивает подобное, и в тот день, когда заглянул в ее бездонные, голубые глаза – я встретил свою вторую половинку. Пандора была равной мне во всех смыслах – возможно, еще лучше, чем я мог бы признать. Она должна стать моей. И точка. Очень плохо, что это не так легко.


Глава 1
Пандора

– Клянусь всеми бубликами на Манхеттене, что если ты еще раз подойдешь сюда и спросишь, во сколько можно идти на обед, я сожгу это здание дотла.

Новый парень, Джош, смотрит на меня ничего не выражающим лицом и отступает назад.

– Так, эм, сейчас?

– Иди уже на обед. Пока она всех нас не поубивала, – просит София, похлопывая его по плечу.

Парень уходит, а я роняю голову на стол. Я хочу побиться ей, но не горю желанием ходить с синяком на лбу до конца дня. Он станет огромным напоминанием о моем чувстве безысходности.

– Прости. Я хотела перехватить его до того, как он появится здесь. Как дела, босс?

Я отрываюсь от стола и откидываюсь на спинку своего стула.

– Я так и не привыкла, что ты зовешь меня боссом, – улыбаюсь Софии, а она пожимает плечами.

– Эй, ты это заслужила. Могла бы носить это звание с честью, – она кладет файл на стол. – Отчет Миллера, который ты просила. На обед сегодня пойдешь?

Открывая отчет, я качаю головой, а она говорит, что захватит мне что-нибудь из кафе. Я просматриваю документы и начинаю щелкать в компьютере, раздумывая, смогу ли внести кое-что из этого сейчас.

Приходит электронное письмо от моей близняшки, Пенелопы, и я улыбаюсь. Ну и конечно, в теме у нее розовые сердечки.

Я бегло просматриваю его, где она пишет, как волнуется насчет определения пола ребенка, и что Иван стал гиперопекающим, но она так счастлива, что не обращает на это внимания.

Покачав головой, я отправляю свой ответ, в котором пишу, что по-прежнему считаю, что будет мальчик, и у меня наконец-то появится хоть какая-то общая черта с одним ее ребенком.

Пенелопа с Иваном поженились, когда ей было восемнадцать. Они сразу же решились завести детей, и сейчас сестра была беременна в третий раз. Прошло уже десять лет, и у нее появились две прекрасные девочки – настоящие принцессы, и еще один ребенок на подходе. Скрестим пальцы, чтобы этому нравилось возиться в грязи.

Моя жизнь в двадцать восемь лет совершенно отличается от жизни сестры. Она живет в соседнем доме рядом с родителями, и теперь у них там большая семейная резиденция. Для меня там тоже есть место, но большую часть времени я провожу в городе. После колледжа я попала на стажировку в службу безопасности «Osbourne Corp.». Мне не было обидно, что мой двоюродный брат Генри теперь управлял фирмой, но сама я была чертовски хороша в своем деле. Я самостоятельно проделала себе путь наверх, и когда подошло время отцу уходить на пенсию – меня выбрали ему на смену. Мне казалось, что в самой службе может возникнуть некоторая неприязнь ко мне. Но вскоре я узнала, что отец устраивал тайное голосование, предоставляя каждому возможность быть честным и выбрать лидера, которого они хотели видеть сами. Он сказал, что все голоса были за меня, за исключением одного. И этот один бы его. Я знала, что всегда буду его маленькой девочкой, так что не стала даже злиться на него.

Я работаю по восемьдесят часов в неделю и целиком отдаюсь рабочему процессу. Хочу, чтобы наш отдел стал максимально лучше, но я – одна.

Несколько месяцев назад отдел кадров реконструировал охрану, и мы испытываем некоторые трудности. В основном я – на своей заднице. Несколько новых сотрудников, отправленных к нам, совершенно некомпетентные, и большую часть дня я провожу, подчищая за ними косяки.

Генри продолжает обещать мне, что разберется с этим, но он выбивается из графика. Мое терпение на исходе от попыток управлять отделом и одновременно сдерживать идиотов. И замечательно, что коллектив не слышит мои мысли.

Я настолько захвачена работой, что в какой-то момент опускаю взгляд на стол и вижу на нем пакет с едой. Я перевожу взгляд на Софию, а та качает головой и смеется.

– Спасибо, – произношу губами через весь кабинет.

Я проглатываю сэндвич и диетическую колу, и только несколько часов спустя, замечаю, что сотрудники уже разошлись после окончания рабочего дня. Я слышала, как со мной прощались, но это никак не регистрировалось моим мозгом. Бросив взгляд на время на компьютере, я шокировано понимаю, что уже больше десяти.

Достаю свой телефон и замечаю непрочитанное сообщение от своей подруги Делайлы.

Дел: Я в «Линкольне» до полуночи.

Забираю сумку и направляюсь в сторону выхода из здания, махнув на прощание вечерней смене за стойкой в лобби. Они все знают меня по имени и присматривают, когда я забываю о времени.

По дороге я отвечаю еще на несколько непрочитанных сообщений за день. Одно я отправляю маме с благодарностями о том, что написала мне название нового ресторана, открывшегося рядом с моим домом, а второе – отцу со словами, что обещаю приехать домой в эти выходные, чтобы со всеми повидаться. Они надоедливые, но я люблю их. Мы все по-настоящему близки, но они знают, как я привязана к своей работе.

Просматриваю остальные сообщения, находясь в четырех кварталах от бара в переулке. «Линкольн» стоит обособленно и в тихом месте, но они подают отличную выпивку и еду до трех часов утра. Что еще нужно занятой женщине?

На мне черный пиджак, брюки и черные туфли на каблуке. И это весь размах моего гардероба, что помогает мне смешиваться в подобных местах. Когда я вхожу внутрь, замечаю Делайлу у бильярдного стола и прокладываю к ней дорогу. Мы познакомились во время стажировки в «Osborn», но она, в итоге, приняла предложение от другой компании спустя первый год работы. Я не могла ее винить. Они хотели сразу же поставить ее во главе собственной команды, а именно за этим мы обе гнались. Это было негласным соревнованием, и я только рада, что, в конечном счете, это не повредило нашей дружбе.

У Делайлы прямые темные волосы до плеч и, похожий на мой, черный костюм. Она сняла свой пиджак, и я следую ее примеру, оставаясь в черной майке. Замечаю пару бутылок пива на столике рядом и выгибаю бровь.

– Твое, наверняка, еще холодное. Я заказала его у официантки минут десять назад, – говорит она, снова размещая шары.

– Я настолько предсказуема?

– Неа, я не сняла отслеживающее устройство с твоего телефона.

Я качаю головой.

– Как-то я уходила в отпуск, и ты не позволяла мне после этого отключать телефон.

– Эй, именно для этого и нужны друзья, – возражает она, берет в руку кий и разбивает.

Наконец, оглядевшись по сторонам, я обращаю внимание, что для вечера среды здесь многолюдно.

– По какому поводу веселье?

– Понятия не имею. Я собиралась спросить об этом Джима, но его сегодня нет, – отвечает Делайла, отпивая своего пива.

Мы знаем большую часть парней, работающих здесь, но сегодня за стойкой новенький. В «Линкольне» чаще всего довольно спокойно и приятно развеяться после рабочего дня. Я люблю клубы, как и танцевать. Я не хожу в них так часто, как привыкла, сейчас в основном из-за работы, так что толпа меня не беспокоит. Но большую часть своих выходных я держусь подальше от клубов и зависаю в дешевых барах.

Мы заказываем поесть и играем в бильярд около часа, пока Делайла не решает, что пора расходиться по домам. Сейчас это место забито до отказа, и должна признать, что мое любопытство зашкаливает. Но до того как я успеваю сообразить, что происходит, Делайла вытаскивает меня на улицу и останавливает для нас такси.

К тому времени, как таксист высаживает меня у дома, я отталкиваю все лишние мысли в сторону. Мне едва хватает времени сдернуть с себя одежду, прежде чем рухнуть лицом в подушку.


Глава 2
Ройс

– Дальше мы зайдем к начальнику отдела безопасности, и ты познакомишься с Пандорой Джастис. Она руководит этим управлением, и я уверен, она поможет во всех вопросах, какие у тебя возникнут, – говорит Генри Осборн, сопровождая меня из зала совещаний к лифту.

У нас прошло несколько совещаний на прошлой неделе, для определения будущего компании и где он считал, больше всего нужна моя экспертиза. Я встречался с членами правления и руководителями всех филиалов, чтобы постараться собрать для него все необходимые данные.

Генри – потрясающий руководитель, и эта компания стоит на первом месте его приоритетов. Необычно для кого-то в возрасте около тридцати иметь дело с чем-то, помимо денег. Но из того, что я смог собрать, у нас двоих была очень схожая история. Это компания его отца, и он принял ее в наследство. Теперь же он хотел, чтобы компания процветала под его управлением.

Мне нравилось с ним работать и обсуждать идеи для лучшего будущего. У нас был разработан план, и сейчас он включал в себя изменения в небольших подразделениях, которые принесли бы пользу, как выше, так и нижестоящему персоналу.

Практически все, с кем я встречался, приходили в зал заседаний, но сейчас мы направлялись прямо на этаж отдела безопасности. Это отличается от того, что я видел в течение всей недели, и мне любопытно посмотреть.

– Здесь есть зал для совещаний, который мы могли бы использовать? – лучше начать с вопросов и понять, к чему они приведут меня. Мы заходим в лифт, и Генри нажимает на кнопку.

Он поправляет свой темно-синий костюм и смахивает волосы с лица.

– Пандора любит делать все по-своему, – предупреждает он и выдыхает.

Определенно, это не тот ответ, которого я ожидал. Меня удивляет, что Генри переходит от уверенности к чуть ли не нервозности, когда двери лифта разъезжаются, и мы выходим в коридор.

Я следую за ним, когда он проходит по небольшому коридору к большой открытой зоне. Здесь повсюду столы и мониторы. Люди переговариваются друг с другом, и энергия помещения не совсем заводит, но очень близка. Люди здороваются с Генри, когда мы проходим по залу, и он приветствует их всех по именам. Могу сказать, что этот человек любит свою компанию, но еще он заботится о своих подчиненных.

Этот департамент занимает один этаж, и все пространство открыто для того, чтобы было проще обмениваться информацией. Определенно никакого личного пространства, но для отдела безопасности, этого и не предусмотрено.

В дальнем конце помещения есть кабинет, который слегка приподнят. По крайней мере, я считаю, что это кабинет. Одна стена сделана из стекла и двойные двери в данный момент открыты. Их закрытие создаст звуковую изоляцию, но судя по расположению кабинета, ни за что человек, сидящий за компьютером, не смог бы моргнуть незаметно.

Генри такой же высокий, как и я – 188 см – так что за ним я не могу разглядеть, кто находится в кабинете. Единственное, что я вижу – как напрягаются его плечи, когда он подходит к двери и стучит.

– Привет, Пан, я заскочил представить тебя нашему консультанту. Помнишь?

– Я уже тебе все сказала по поводу того, чтобы так звать меня на работе, Казанова, – напоминает невидимая женщина.

Он вздыхает и отходит в сторону, выставляя руку.

– Ройс Девенпорт, позволь представить тебе Пандору Джастис, главу отдела безопасности «Osbourne Corporation».

Я оглядываюсь и замечаю маленькую девушку, согнувшуюся над компьютером и совсем не смотрящую на нас. Мне хочется рассмеяться от ее смелости. Ей очевидно плевать. Мне приходится прикусить нижнюю губу, когда Генри прочищает горло, чтобы привлечь ее внимание.

– Почти закончила, – женские руки щелкают по клавиатуре с бешеной скоростью и спустя тридцать секунд, она останавливается и поднимается. – Если бы ты предоставил мне больше людей, которые умеют кодировать, вместо идиотов-охранников, прошедших двухчасовой курс в торговом центре, то мой этаж функционировал бы чертовски лучше.

Генри трет глаза, а затем смотрит на Пандору умоляющим взглядом.

– Пан…

– Приятно познакомиться, миссис Джастис, – произношу я, протягивая руку и пытаясь узнать – замужем девушка или нет.

– Пандора. Миссис Джастис – моя мать.

Она берет руку без раздумий, и я чувствую ее крепкое ответное рукопожатие. Она не пытается причинить мне боль, и это не кажется преувеличением. Ладонь Пандоры ощущается сильной в моей руке. Это не шоу, где она пытается показаться жестокой. Она такая и есть. Я ожидал, что это будет мягким и деликатным прикосновением, но у нее хватка, как у спортсмена. Сила в ее руке и позе говорит мне о том, что она не боится меня. Или чего-то еще.

Это небольшое прикосновение, но я подогнал девушку под все предубеждения, имеющиеся у меня. И все равно, я понимаю, что воспринимаю ее неправильно. Пандора показывает мне, кто она, но я понятия не имею с чего начать. Я никогда не встречал такой ошеломляющей женщины. Я тону в ней, мгновение и только голова на плаву.

– Если тебе нужно присесть, вот стулья. Мне не хочется, чтобы ты упал и залил кровью мой стол, – говорит она, вытягивая свою руку из моей.

Прошу прощения, но разве она только что не ощутила, что земля остановилась?

Я прочищаю горло и поправляю пиджак. Мои волосы коротко подстрижены, и я чувствую прохладный воздух позади своей шеи, ровно над воротничком. Я сосредотачиваюсь на этом, вместо шума крови в ушах.

– Прости Ройса. Мы провели весь день в зале заседаний. Я обещал ему ланч, и еще я в курсе, что это единственный способ выманить тебя из кабинета, – говорит Генри.

В этом заявлении чувствуется замаскированная угроза, и на полсекунды мне кажется, что Пандора начнет спорить.

– Отлично, Казанова. Но я выбираю начинку.

Они пристально смотрят друг на друга, и на мгновение я представляю их детьми, которые ведут тот же самый спор. Что-то зеленое и злое поднимается в груди от подшучивания этих двоих. Их общие шутки раздражают меня, и я чувствую себя изгоем.

– Возможно, я могу пообедать вместе с миссис… – она обрывает меня своим голубым взглядом, и я поправляюсь. – С Пандорой. Я думаю, мы достаточно сегодня пересмотрели, Генри. Я могу отправить тебе по электронке остаток того, что мы обсуждали, и могу справиться с оставшейся частью здесь.

Заметно облегчение в его глазах, когда он улыбается и жмет мне руку.

– Идеально. Поговорим завтра, – отвечает он, и чуть ли не вылетает из кабинета раньше, чем Пандора успевает запротестовать.

– Трудно уважать своего начальника, когда видел, как он обделался в штаны в шесть лет, – пожимает она плечами и забирает сумку, висящую на спинке ее кресла. – Никогда не работай с семьей.

Это предупреждение каким-то образом усмиряет зеленоглазого монстра в моей груди, и я, наконец, понимаю ситуацию лучше.

– Я и не знал, что вы родственники, – произношу я, следуя вплотную за ней.

– Большинство здесь знает. Тяжело не знать, поскольку наши родители все работали вместе, и мы практически выросли, как братья и сестры.

Ее длинные, темно-рыжие волосы собраны в тугой хвост, и он качается из стороны в сторону, пока Пандора идет. Ее миниатюрная фигура передвигается быстро, и мне приходится ускориться, чтобы поспевать за ней. И еще мне приходится заставлять себя не пялиться на ее округлую задницу, когда мы входим в лифт. Она нажимает кнопку лобби и упирает руки в бедра.

– Что думаешь насчет тако? – спрашивает она, не глядя на меня.

– Никогда не встречал такого, которому бы я не понравился, – отвечаю с улыбкой.

Она медленно поворачивает голову, на лице ни следа веселья. Когда двери лифта открываются, она надевает солнцезащитные очки.

– Следи за языком, Ройс, – произносит она, прежде чем выйти, и мне приходится шевелиться, чтобы успевать за ней.

«Мать твою». Кажется, я влюбился.


Глава 3
Пандора

– Я чувствую запах жира прямо отсюда, – говорит Ройс, поднимая взгляд на «Taco Hut».

Я обожаю это место, а еще больше, когда стоит хорошая погода. У них расположены небольшие столики на улице, чтобы посетители могли наслаждаться солнечной погодой. Приятно временами выползать из офиса и понежиться на солнышке. Чем в последнее время я не так часто занимаюсь. Мне просто необходим день, проведенный у бассейна с сестрой.

Я оглядываюсь на Ройса. Парень опять стоит слишком близко, и это начинает по-настоящему раздражать, в основном потому, что он продолжает касаться меня, а мне это не нравится. Вот нисколько.

Поразительно, как легко я умею лгать самой себе.

– Ты говоришь так, будто это плохо, – я собираюсь открыть дверь, но он опережает меня.

Ройс сверкает в мою сторону этой идеальной улыбкой и протискивается снова мимо меня. Мне не нравится, что я такая низкая. Даже на каблуках, мне все равно приходится задирать голову, чтобы посмотреть на него. Я прохожу мимо, и запах тако заполняет пространство. Но опять же, я могу пахнуть как Ройс, потому что тот стоит слишком близко. Он пахнет чем-то древесным, совершенно не тем, чем я представляла. В таком идеально сидящем костюме, и с улыбкой на пять-миллионов-долларов я была уверена, что он будет пахнуть каким-то резким, подавляющим одеколоном. На самом деле, мне кажется, что запах исходящий от него – его естественный. Что-то в нем не складывается для меня. Не могу сказать что именно, но оно есть. Возможно, это из-за того, какие чувства он вызывает во мне, и я не знаю, как это объяснить.

Он наклоняется, и я поворачиваю голову, не желая уступать.

– Ты не многое знаешь о личном пространстве, да?

Эта дурацкая улыбка становится только шире. Я качаю головой, благодаря очки, все еще сидящие на носу, потому что не хотела, чтобы он видел, как по-детски только что закатила глаза.

Я подхожу к стойке.

– Давненько тебя не было, – говорит Сэм, возвращаясь из кухни.

– Знаю-знаю, – я прислоняюсь к стойке. – Скучал?

– Каждый чертов день, – я замечаю тень, нависающую надо мной, и Ройса, сложившего руки на своей груди.

Его улыбка исчезла, и он выглядит раздраженным. Я игнорирую его и возвращаюсь к разговору с Сэмом. Сэм владеет «Taco Hut» столько, сколько я себя помню. Родители очень часто приводили нас сюда после школы, когда мы были маленькими. А потом мы стали приходить сюда с Пенелопой сами. Мы даже готовились к нескольким экзаменам здесь, поглощая поздний ужин. Сэм всегда готовил для нас домашние чуррос, которые мы просто обожали.

– Не обращай на него внимания, – говорю я, заметив, как Сэм разглядывает Ройса. – Он ничего не знает о личных границах. Но я только сегодня с ним познакомилась, так что он просто может быть козлом.

Сэм ухмыляется, но одаривает Ройса суровым взглядом. Я слышу, как Ройс что-то бурчит, но не понимаю что.

– Как мой бизнес может оставаться на плаву, если твоя зависимость от тако ослабевает? – дразнится Сэм.

– Вини во всем Генри. Он – единственный, кто заваливает меня работой по горло.

Сэм качает головой.

– И его я тоже не видел несколько месяцев.

– Потому что Генри знает – я это место люблю, а он сейчас избегает меня. У тебя есть свежие чуррос? – спрашиваю я, посылая свою самую лучшую улыбку. Я хочу на потом чего-нибудь сладкого, когда буду работать вечером, и нечего будет поесть. Тако долго не хранится, но сахарный десерт – да.

– Кажется, было немного, – отвечает Сэм, его взгляд смягчается. – Но только для тебя, – он стреляет взглядом в Ройса.

– Идеально, и мне – как обычно, – добавляю я.

– Отлично, восемь тако с двойным сыром и сметаной.

Я слышу, как давится Ройс и бормочет:

– Восемь?

Я оглядываюсь на него и жму плечами.

– Они не огромные. Что-то на подобии мини-тако. Они тоже зажарены, так что это хрустящие маленькие кусочки удовольствия, посланные небесами, – не могу удержать стон, который из меня вырывается, когда я рассказываю о них. Боже, так давно их не ела.

– Если от них ты издаешь такие звуки, то я тоже возьму восемь, – говорит он, улыбка возвращается на место.

Я отворачиваюсь в другую сторону. Не хочу смотреть в его лицо, потому что щеки начинают гореть. И это произошло не просто так.

– Мне еще диетическую колу, и платит он.

Сэм посмеивается и возвращается на кухню. Я ухожу искать столик на улице и сажусь за него. Ройс следует за мной, ставя передо мной мою колу, отпивая при этом свою воду.

– Итак, я считаю, что в нашем отделе неправильно подобран штат. Не то чтобы мне нужно больше людей, просто думаю, что, возможно, есть способ работать быстрее, чего сейчас я не замечаю. Более продуктивно, но не так много сотруд…

– Ты давно живешь в Нью-Йорке? – спрашивает он, перебивая меня.

Я отпиваю газировку и игнорирую вопрос.

– Несколько лет назад, парень по имени Джордан Чен работал на нас. Безумно хорош в компьютерах, но он ушел на пенсию. Короче говоря, он был незаменим. Он разрабатывал планы на непредвиденные ситуации, но я думаю, что все они устарели и многое изменилось.

– Могу сказать, что ты родилась и выросла здесь. Ты говоришь быстро.

Я снимаю очки и секунду его изучаю.

– Что не так? Не можешь угнаться? – я выгибаю бровь.

Ройс только улыбается. Снова. Затем отпивает воду. Я медленно вдыхаю и пытаюсь не сбиваться с мысли.

– Не важно, – я усаживаюсь удобнее, когда подходит Сэм и расставляет наши тако. – Спасибо, – благодарю его, и он уходит. – Не думаю, что он захочет этим заниматься. В том смысле, что я могу связаться с ним, и у него есть дочь. Она похожа на него, – я задумываюсь над этим мгновение. – Типа того.

– Ты в курсе, что твои губы немного приподнимаются в уголках, когда ты раздражена? – его взгляд на моих губах.

– Если ты понимаешь, что раздражаешь меня, тогда почему продолжаешь этим заниматься?

Он пожимает плечами и открывает коробку с тако, но не съедает ни одного.

– Эхо…

– Заметила, ты снова так сделала губами. Она тебя раздражает? – он наклоняется немного, подпирая локтями стол и изучая меня. Мне это не нравится. Он знает меня две секунды и уже читает так, будто занимается этим всю жизнь.

– Как я говорила, Эхо похожа на своего отца, но с некоторыми заскоками. Она может быть…

– Раздражающей? – заканчивает он. Его брови поднимаются, давая понять, что я снова сделала так губами, но все, о чем я могу думать – он смотрит прямо сейчас на мой рот.

Я вздыхаю и откидываюсь на спинку стула, скрещивая руки. Эхо может быть больше, чем просто раздражающей. Она контролирует много чего.

– Она может быть непредсказуемой. Если я скажу ей сделать одно, и она, решив, что я не права – просто сделает все по-своему. Все всегда, как она хочет.

– Тогда почему она нужна тебе?

– Потому что обычно она нормальная и на пять шагов впереди. В ее голове много всего и не всегда это озвучивается. Она просто делает свое дело.

Я знаю это из личного опыта. Мы ходили на одни занятия в школе, и я попадала на несколько проектов вместе с ней. Она, на самом деле, перешагнула несколько классов. Ее родители тоже близки с моими, так что она была часто рядом. Но чаще всего девушка предпочитала проводить время с Пенелопой, чем со мной. Она – нереально умная. Вероятно, умнее своего отца. Она всегда в компьютерах, и готова поспорить, что ей не составит труда наверстать с того места, где он остановился.

– Ты с кем-то встречаешься? – спрашивает Ройс, заставая меня врасплох.

Я была уверена, что он станет больше расспрашивать об Эхо, но ему, кажется, вообще плевать на работу. Все его вопросы касаются меня. Это напоминает, что мне тоже стоит присмотреться к нему. Я аккуратно проверила его, когда Генри упоминал о нем, но я доверяю Генри. Он бы не привел его, если бы не считал, что это к лучшему. Я всегда доверяю чутью Генри, потому что оно всегда попадает в точку. К тому же фамилия Девенпорт известна всему городу. Ройс родом из старинной, состоятельной семьи. Видимо, считает, что может делать и говорить все, что захочет. Я встречала много мужчин, подобных ему. Именно поэтому, когда я только знакомлюсь с новыми мужчинами, с которыми буду работать, я жесткая, чтобы они не решили, что смогут каким-то образом на меня повлиять.

Наклонившись, я протягиваю руку и захлопываю коробку Ройса с тако. Я забираю ее и ставлю поверх своей, затем добавляю к этому свои чуррос.

– Ты только что потерял свой тако, – сообщаю ему.

Я надеваю очки, а затем забираю еду. Он может найти меня, когда захочет поговорить о работе.

Он посмеивается, когда я ухожу. А потом, я практически уверена, что слышу его слова, насчет того, что ему нужны вовсе не тако.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю