156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Львиной Тропой. Пульс (СИ) » Текст книги (страница 103)
Львиной Тропой. Пульс (СИ)
  • Текст добавлен: 3 мая 2017, 08:00

Текст книги "Львиной Тропой. Пульс (СИ)"


Автор книги: Wade Duke Norgius






сообщить о нарушении

Текущая страница: 103 (всего у книги 104 страниц)

«Всем привет! Меня видно?! Как это работает?... Ага, вижу! Это я, Сельфия Тильмитт, но друзья зовут меня просто Сельфи. Хм… Я тут подумала, а меня, кажется, по полному имени никто никогда не называл! Ха! Я даже как-то не замечала этого! Да и ладно! В общем всем привет, это моя новая потрясная фишка – видео-дневник Сельфи! Всем быть счастливыми! Если хоть кто-то это увидит, конечно. Нам тут камеру подарили, а чего добру зазря валяться, вот и нашлось ей такое применение. Хотя, по секрету, Ирвин пошутил, предлагая нам её для интима использовать. Он такой, этот извращенец! Но я отказалась. Пока. Шутка. Я давно ничего не писала в своём дневнике, поэтому расскажу всё здесь… Даже не знаю с чего начать, там столько всего было. Наверно с самого главного, а самое главное – мы справились! Мы сделали это! И мы вернулись, целые и невредимые. Хоть и не должны были. Это трудно объяснить, мы сами толком ещё этого не поняли. Жаль, что не все из нас оказались настолько везучи, кое-кому сильно перепало… И это грустно. Но не будем о плохом, сегодня день Летнего Фестиваля, я пахала как проклятая последние полторы недели, прям не вынимая, и сегодня вы все увидите моё детище! Знаете, пока время у нас есть, могу рассказать вкратце что было после. Знаете, тем, кто не покинул Сад и пережил битву в Сентре, с каникулами не очень повезло. Мы трудились всю вторую половину лета, предотвращая множественные военные конфликты в Гальбадии. Дело даже не в том, что на Федерацию попёрли Герцогства, это быстро уладили ещё и без нас. Ксу и Даггерт постарались. Они, оказывается, неплохие дипломаты, смогли примирить две враждующие фракции. Но вот потом многие провинции объявили о своей независимости, да как начали выходить кто из Федерации, кто из Объединённых Герцогств. Такое началось. Что ни область, то военные конфликты. Такое ощущение, что на западе все только и ждут повода чтобы пострелять. В общем, мы предотвращали одну гражданскую войну, за другой. Наспех отделившиеся регионы сами не знали кто у них будет главным, а решать данный вопрос могут только с пушками да мечами наперевес. Ну и просто асоциальные типы с оружием. Бандформирования, бандформирования, много бандформирований. Жуть! И это - цивилизованный мир! А про Трабию говорят что там темнота деревенская живёт! Да мы себе такого никогда не позволяли, максимум – морды друг другу поразбиваем и успокоимся. Прям как тимберцы! У них, кстати, было относительно спокойно, да и то лишь на фоне всей Гальбадии. В лесах тоже много чего творилось, мы и там побывать успели. Хорошо что нам Рагнарек отошёл, сильно помогает в мобильности. Ну, как-то так, весь остаток лета Сад Баламб и Сад Гальбадия провели в миротворческих миссиях. А потом Эстар откликнулся на предложение Всемирного Конгресса. В Гальбадии все так офигели, даже забыли в какую сторону стрелять собирались. Они вообще уже не думали об обращении Делинга! Самое смешное, что после диалога между странами, многие из провинций попросились обратно во фракции. Кто в Федерацию, кто в Герцогства. Идиоты… Ах да, ещё потрясная весть! Сад Трабия восстанавливается! Мы с Ирвином едем туда сразу после Фестиваля!.. Жаль, конечно, оставлять наших друзей, мы так прикипели друг к другу, но это же просто командировка! На пару месяцев! Хотя я и буду скучать… Что, Ирвин? Я видео записываю… Это видео-дневник Сельфи Тильмитт. Нет, не глупости… Ты бы лучше, дорогуша, тот костюмчик примерил, который я тебе подобрала… Нет, ты не пойдёшь в своих ковбойских шмотках… Нет! Не пойдёшь! Хотя бы раз побудь подкаблучником, блин! Твою мать! Примеряй костюм, блин! Хватит валяться на моей кровати в чём мать родила, мать-твою-перемать!... Так, извините, я потом вернусь…» «Ага, всем снова здрасти! Это я, Сельфи! Ну вы и так знаете мой голос. В общем, вот наш Фестиваль, и моё детище в том числе. В основном моё, но скромность мне не позволяет об заявлять открыто, ха-ха! Ирвин… Ирвин! Да-да, ты, в шляпе, встань вот здесь. Да, на фоне поющего мистера Крочетии. Молодец. Все видели? И фрак отлично на тебе сидит. Это мой мужик! А Крочетти обалденно поёт! Молодец, дедуля! Что, Ирвин?.. Нет, я имела в виду, что ты мой мужик, а не Крочетти. Так, кто тут у нас?… Магистр Крамер! Добрый вечер. Как вам сабантуйчик? В смысле Фестиваль! Потрясно? Я так и думала. А Мама Иди где? Должна скоро появиться? Хорошо. Я тоже думаю что всё в порядке, её нормально воспримут. Да нет поводов для беспокойства, вы же понимаете – авторитет среди кадетов вещь такая, почти сакральная. Наше мнение не только учтут, оно будет решающим фактором. Так что Матрону примут на ура. Все давно всё понимают. А вот и она! Мама Иди, здравствуйте. Это платье вам так идёт! Очень похоже на ваш старый наряд, старый-старый, когда мы ещё маленькие были. Не он, надеюсь. Вот и славно! О, Квистис! Привет! Как оно? Чего мы такие серьёзные?... А что с глазами? Ты чего, ревела?... Нет? Точно?... Что видела? Сон… Так… Так… Говори, говори, не стесняйся, я же психолог ещё если ты помнишь… Подожди. Милый, отойди пока на пару минут, у нас тут девичьи беседы…» «Так, вот ты где?! Не надо другим девчонкам ручками махать! Почему? Потому что сломанными пальчиками трудно держать камеру. Кстати, ты бы мог и шляпу хоть разок снять. Что значит «для чего?» Для разнообразия например! Так, подожди! Держи! Тебе камера, мне – твоя панама! Всё честно. Давай… Ну что, я в кадр попадаю? Отлично. Всем снова здрасти! Сейчас мы с тобой прогуляемся по праздничной зале… Квистис! Квистис!!! Да, ты, красотка, иди сюда! Пошли. Никуда, просто погуляем вместе, а то чего ты собралась в одиночестве стоять у колонны. Может парня тебе присмотрим, посимпатичней. Мне тут, к слову, шепнули, что на тебя Даггерт засматривается… Ну не знаю, если честно. Он такой важный стал, много выпендрёжа как по мне. Но сама смотри, дело, как говорится, хозяйское. А где Зелл?... Кто-нибудь его видел? Не думаю что он Фестиваль собрался пропустить… Он, вроде бы, сошёлся с девушкой из библиотеки, не помню как её зовут… Линн, кажется. Да, точно, Линн. Может где по углам тёмным милуются… Стоп! Я слышу знакомое чавканье. Точно, вон он! Ирвин, дорогой, крупный план на этого обжору!.. Сколько в одну морду может влезть хот-догов, я поражаюсь! Эй, ты чего? Зелл? Зелл! Блин, он подавился… Сейчас… Сейчас. Водичкой запей! В порядке? Блин, стаканы пустые! Ну и сервис у нас, надо будет разобраться! Кой чего им подрасфальцевать! Квистис, его по спине побить надо, давай вместе!... Вот так! Что ты показываешь? Не в то горло попало? Нефиг в два горла жрать! Правда, чуть Линн не стрескал, вон она над тобой хохочет. Эй, ты чего?... Не заводись, Зелл. Подумаешь, объект для насмешек, тебе не привыкать! Спокойно, Зелл, это шутка! Не рычи! Тактическое отступление! Не кидайся едой в камеру!...» «Ну обалдеть! Это лучшая моя вечеринка! На данный момент! В дальнейшем я планирую себя переплюнуть! Кстати, все же знают кто такая Джулия Пинвилл? Мистер Крочетти обещал поставить её песню. Да-да, ту самую. Нет, сам он петь её не будет. Потому что, хотя я бы посмеялась. Но вообще он утверждает, что только леди Пинвилл хорошо исполняла эту песню. Что поделать, у дедули свои взгляды на гальбадианскую сцену. И чего он в профессиональные певцы не подался? Хотя я рада что он с нами. Так… Что бы ещё вам показать? О, вот и Анжело. Для него, кстати, сделали исключение! У нас в Саду домашние питомцы запрещены, но Анжело – пёс умный, воспитанный. Не гадит, не портит вещи. Да и вообще - он же почётный член нашей группы! А где его хозяйка? Ты её видел? Как так, она же нас спасла, всех нас! Мы просто обязаны взять у неё интервью! Я рада, что ты разделяешь мои взгляды. Анжело, ищи! Где хозяйка? А, да вон же она, на балконе! Ого, не одна! Ирвин, снимай их быстро!... Что?! Что значит батарейка садится? А ты раньше мог об этом сказать?! Нет, постой, я не так вопрос сформулировала. А ты вообще её заряжал?! Мог бы и позаботиться, а не пересматривать фильмы с Гарри Вестстоуном! Дай сюда!... Ну же, родненькая, не садись! Ещё чуть-чуть! Я обязана это снять!... Что значит «зачем?» Для истории. Ну и компромат мне на этих двоих нужен. Чисто из хулиганских соображений. Блин, блин, блин! Ну что вы уставились на эти звёзды! Давайте, сделайте уже хоть что-нибудь! Ну! Ну же!... Ну!... Бл….!» Падающая звезда пронеслась по ночному небу. Невероятно красивый пейзаж. Наш Сад, Сад Баламб, наш дом, дрейфовал к родным берегам островного государства. Наступала осень, а значит жизнь Академии должна вернуться в прежнее русло. Это было невероятное лето. Кто бы мог подумать, что оно получится именно таким? Я даже не мог предположить что та встреча на Весеннем Фестивале положит начало невероятному во всех смыслах путешествию. Ведь всё началось именно тогда? А может быть с полевого экзамена? Или с той дуэли? Или может быть давным-давно, много веков назад, когда молодой отчаявшийся изгнанник встретил таинственного путника. Неважно, для меня всё началось именно с Фестиваля, с того момента, когда на меня взглянули её тёмные глаза. Риноа, девушка в синем, моя волшебница, стояла рядом и любовалась звёздным небом. Приглянувшийся нам балкончик служил своеобразным островком покоя, зоной отдыха от какофонии празднества. Летний Фестиваль был в полном разгаре. - Говорят, что нужно загадывать желание когда видишь падающую звезду, - произнесла она. – У тебя есть какое-нибудь желание? - Уже нет, - ответил я, улыбаясь. Её взгляд на мне. Снова это выражение, как тогда, в первую нашу встречу. Смесь интереса и вызова. Будто бы говорят: «Ну и? Что дальше, сиид?» Что можно на это ответить? Что сказать? Что я уже не представляю своей жизни без неё? Что я ей этой жизнью обязан? Она вытянула меня, нашла в пучине искажённой умирающей реальности. Вытащила не только оттуда, но и из свалившегося после безумия. Она исцелила мой помутившейся рассудок. Она была со мной всё это время. Она была со мной всю мою жизнь. Мой путь, он вёл именно сюда. Возможно, моя поступь не всегда была твёрдой, но так или иначе я шёл именно к этому моменту. К ней. К той, с кем хочу быть. С кем не хочу расставаться. Из дверного проёма доносилась музыка, разбавленная тихим гулом всеобщего веселья. Летний Фестиваль прекрасно продолжался и без нас. Кажется, я слышал голос Сельфи, кричащую на кого-то, но меня это мало волновало. Сменилась песня, вместо Крочетти запела женщина. Спокойная, немного грустная мелодия и красивые слова стихов. - Это мамина песня, - произнесла Риноа, улыбаясь. А глаза тем временем, смотрели на меня уже с лёгким укором. Определённо, я всё ещё несколько тормозной. Вижу же, чего она хочет, но так привык к собственным размышлениям, что не замечаю течения времени… Хотя хватит, не нужно больше о времени. Пусть этот момент замрёт навсегда, пусть эта ночь никогда не заканчивается. Я нежно привлёк её к себе. Её прекрасные тёмные глаза прикрылись, когда наши губы коснулись друг друга. Я соврал ей. Моё желание только-только начало исполняться. Великая Судьба не всегда бывает жестокой матерью, порой она дарит детям своим такие волшебные моменты как этот. ========== 50. Post Scriptum ========== Сейфер Алмази замер, словно перед последним прыжком. Этот момент, его главное не упустить. Нельзя даже моргнуть, иначе он уйдёт, исчезнет. И не известно будет ли следующий. Сейчас, сейчас… Поплавок дёрнулся, погрузившись в водную гладь, пуская по поверхности круги. Алмази дёрнул удочку на себя. В дневном солнце сверкнул чешуёй улов. «Что тут у нас?» На крючке болталась мелкая, максимум с ладонь, рыбёшка. Определённо, заслуженный трофей за час с небольшим томительного ожидания. Алмази в очередной для себя раз определил, что рыбалка – глупейшее занятие, призванное бесцельно убивать время. - Ого, ещё одна, да! – кричал в нескольких метрах дальше по пристани Раиджин, вытащив за сегодняшний заход очередную здоровенную рыбину. – Фудж, смотри! Босс, ты видишь?! Ужин у нас будет отменным, да! Сейфер в сердцах швырнул удочку на деревянный настил пристани, отправил пинком пустое ведро в воду. Чужой успех выглядел как издевательство над его практически безрезультатными усилиями. Фуджин, внимательно следившая за экс-главой дисциплинарного комитета, перевела взгляд на начавшего приплясывать от радости Раиджина. - Надоел, - произнесла она и толкнула сентрийца ногой в нижнюю часть спину. С диким воплем гигант отправился в воду. Неуклюже плюхнувшись, он поднял сильные брызги, чем вызвал приступ искреннего хохота у своего босса. - Фудж, ты чего?! Я рыбу упустил, да! – с обидой в голосе пробасил из воды Рамон. – Фудж! Сейфер продолжал смеяться. На горизонте появились очертания движущейся громады. Алмази улыбнулся, глядя на плывший в дали Сад Баламб… Он очнулся в камере. Плохо помнил как туда попал, но вскоре к нему пришли. Двое в обтягивающих комбезах-броне. Эстарцы. Сейфер ожидал чего угодно. Избиений, пыток, допросов. Просто пулю в затылок. Было уже всё равно. Но ему просто принесли пайку. Он всё же ожидал расправы, готовился к ней, но час сменялся часом, а экзекуторы так и не приходили. Правосудие оттягивалось. Сейфер Алмази уже подумывал попробовать странную смесь в глубокой тарелке, когда к нему снова пожаловали. Уже пятеро. Они вывели его из камеры. Сейфер был готов к смерти. Не дрогнул даже когда к нему подошли с инъекционным пистолетом в руке. «Смертельная инъекция?» - подумал он тогда. – «Не самый худший вариант». Но какого было его удивление, когда он открыл глаза уже в Баламбе. Оно было настолько сильным, что он даже не сразу узнал дом Раиджина и излюбленный всей компанией диван, на котором ему посчастливилось очнулся. Ему дали понять что его не тронут. За всё то зло, что он причинил – его попросту простили. В Академию, само собой, путь теперь был заказан. Как и куда-нибудь ещё за пределы Баламба. Этого объяснять не пришлось, Алмази и так понимал что теперь он для всего мира враг номер один. Тяготило не это. Он был готов сложить голову на плахе, он понимал, что ничего иного не заслуживал, а тут… Амнистия, и банальный домашний арест. Прежний Сейфер воспринял бы это как плевок в лицо, но Сейфер новый просто заметно сник. Так он и проводил последние недели лета – рыбача с Раиджином и пересматривая его коллекцию старых фильмов. Только один фильм он больше никогда не смотрел. Рыцарь и Волшебница, с неизвестным актёром в роли первого. Он появлялся всего в одной сцене на несколько кадров за весь, от силы сорокаминутный, фильм, но только из-за этой сцены вся лента ему так нравилась. А когда-то это картина, являющаяся по сути полнейшим хламом, но обладающая при этом неким шармом, произвела на молодого Сейфера серьёзное впечатление. Рыцарь, отважно шагающий навстречу дракону, заглядывающий смерти в лицо. Он – защитник, он – рыцарь волшебницы, он не ведает страха… Мокрый Раиджин карабкался обратно на пристань. - С меня всё на сегодня! – крикнул Сейфер и зашагал по мосткам обратно к дому сентрийца. Он был искренне рад за Баламб. Без обид, без каких-либо претензий. За старых знакомых – рад вдвойне. Он не питал к ним ненависти, даже когда вёл Сад Гальбадия на штурм. Это была схватка профессионалов, без каких-либо личных счётов. Сейчас ему казалось именно так. Они сошлись, он проиграл, всё честно. Почти… Всё же собственная казнь виделась Сейферу логичным завершением его истории, а не этот домашний арест. Даже пожизненное заключение у эстарцев было бы не так угнетающе. А это… «А всё от безделья, знаешь ли, верный боевой пёс!» - противным тоном произнёс голос в голове. – «Вот угадай: что лижет собака, когда ей нечем себя занять?» - Пошёл ты ещё раз! – в полголоса произнёс Сейфер. Насмешник молчал всё это время, с тех самых пор, когда принял на себя большую часть удара Адель. Алмази было уже подумал, что его Хранитель пал, пал навсегда, вопреки всеобщим теориям об их бессмертии. «Правильно подумал. Вот ты сейчас это место и лижешь, день за днём. Я пока в сознание приходил, за тобой крем глаза наблюдал, лучше бы не видел. Самому плакать хочется. Ну или поступить как собака» - Хранитель громко захохотал, заставив Сейфера поморщиться. В Саду говорили, что симбиоз не происходит просто так и с кем попало. Нужны две половины, подходящие друг другу. Чем он, Сейфер, подходил этой мерзкой сущности, оставалось загадкой и по сей день. Под эти домыслы он дошёл до дома, поднялся на второй этаж. В выделенной ему комнате он, не разуваясь, завалился на кровать и уставился в потолок. «Мне кажется или мы уже бывали в подобной ситуации? Ты также валяешься, плюёшься потолок и ждешь пока твои же плевки не шлёпнутся тебе обратно на морду. Поправь меня если я в чём-то ошибаюсь». Сейфер молчал. Он даже не пытался закрыться от надоедающей сущности. «Нет, серьёзно. Мы уже бывали в такой ситуации, а? Возьми ещё и набухайся! Так и будешь ждать когда за тобой придут?» - Никто не придёт, - ответил в слух Сейфер, пожёвывая нижнюю губу. - Я теперь как неуловимый Джо - нафиг никому не нужен. «Вот слёз только не надо! Я никому не нужен, до меня нет дела! Себя-то не обманывай! Ну и меня не пытайся! Сам ведь понимать должен что твои поступки незамеченными не остались. И тобой наверняка давно уже интересуются посторонние. Кто знает что у них на уме». Алмази продолжал молча глазеть в потолок. «А коллегам своим бывшим как в глаза глянешь?» Вот это было неприятно. Сейфер не видел никого из бывших приютских детей, за что был несказанно благодарен всему сущему, чему угодно. Хоть тому же Хайну. «Смотри, Сад-то ваш на горизонте. Скоро здесь окажется. Хочешь опять встретиться со Вторым?» - Да ладно! - усмехнулся Сейфер. - Это, как раз, тебя больше беспокоит! Не от него ли ты всё время прятался, но старался быть рядом?! Я где-то хорошую вещь прочитал давным-давно: «Слуга всегда остаётся слугой!» Ты даже спустя века держишься рядом с ним, а он тебе бока намял когда-то! Это я успел разглядеть пока... Сейфер осёкся, поняв что хватит. Да и самому вспоминать те непонятные ощущения от связи с Ультимецией не хотелось, когда он смог в какой-то момент разглядеть отрывки прошлого своего Хранителя. А речь его возымела действие - сущность примолкла. «Господин всегда был первым клинком из нас двоих» - спокойно произнёс он спустя минуту. - «Даже когда я освоил искусство боя двумя мечами, он превосходил меня... Что ты успел увидеть?» - Немногое, - выдохнул Алмази, поражённый тоном Хранителя. Даже тембр его голоса сменился. - Он убил тебя. «Не убил, лишь ускорил мои изменения. Мы не умираем, мы меняемся».

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю