156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Ангельская жизнь (СИ) » Текст книги (страница 1)
Ангельская жизнь (СИ)
  • Текст добавлен: 7 октября 2016, 12:34

Текст книги "Ангельская жизнь (СИ)"


Автор книги: Melara-sama




Жанр:

   

Слеш



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Ангельская жизнь

Автор: Melara-sama

Беты (редакторы): пастельныйхудожник

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Флафф

Предупреждения: Инцест, Твинцест

Примечания автора:

1. "Любовь Ангела"

2. "Ангельская жизнь"

***

– Ч...ммм дери всё... Латэ! – устало вздохнул я. Перевернулся и посмотрел на своего брата. Рафаэль спал. Любимый.

– Звали, Вашество!? – тихо прошептал Латэ.

– Убью! Только попробуй его разбудить! Он сегодня и так нагоняй получил из-за оценок! – Латэ округлил глаза и прикрыл рот ладошкой. – Как там?

– Всё тихо и мирно... ну как ещё может быть в аду...

– Не ёрничай, – устало. – Принёс то, что я просил?

– Конечно! – тихо и восторженно пропищал недочёрт.

– Латэ, я тебя сейчас поджарю... Давай! – он поискал в многочисленных карманах и достал мешочек, протянул мне. – Молодец! А теперь брысь.

Он исчез с негромким хлопком.

Рафаэль завозился и открыл свои синие очи.

– Люци, уже утро?

– Нет, Ангел мой, спи, – я нежно поцеловал его в уголок губ и выбрался из постели, он блаженно улыбнулся и прикрыл глаза, глубоко вздохнул.

Я подошёл к окну и высыпал содержимое мешочка на руку. Да, Ангельская жизнь стоит дорого, да, "Отец"?

Конечно, он мне не ответит, он уже давно мне не отвечает. Но это неважно. Главное, что Рафаэль со мной, что он помнит меня и любит. За это отдельное спасибо Латэ. И Самуэль не подкачал. Я подбросил кольцо. Как это? Кольцо "Памяти"? Мило, правда, "Отец"? Я говорил тебе: один раз Дьявол – Дьявол навсегда. Я просил тебя, ты не воспринял мои слова, теперь он мой. Навсегда.

И самое главное, теперь объяснить ему, что он Ангел...

Мой Ангел!

Перо один.

Дьявол есть Дьявол.

– Люци, ты чего сегодня такой? – тихо спросил меня брат. Мы сидели на первой паре. Я, если честно, предпочёл бы другое тело, постарше. Но нет, это шутка Латэ, а Самуэль подбирал нам семью. Обязательно с хорошим отцом. У этих людей уже была дочь, так что они обзавелись ещё парочкой сыновей. Людская память – это как чистый лист, бери и пиши на ней, в ней или между строк что хочешь. Так что мы, вот уже три года, живём на земле в этих телах тинэйджеров, и я, если честно, предпочёл бы ад. Чем вот это!

– Рафаэль, всё нормально, просто не выспался, – он улыбнулся, своей прекрасной улыбкой.

– А может, это из-за новенького парня, который явно строит мне глазки? – лукаво спросил он. И из-за этого смертника тоже. Вот же непонятливый человек...

Как же так получилось, что я помню, кто я, а Рафаэль опять нет. Всё просто – он умер, а я отдал ему половину своей бессмертной жизни. Взял и отдал, просто всунул в него и всё, а потом явился Самуэль и посыпал его же перьями с остатками силы целителя. И мы не то что переродились, а просто стали смертными. Правда, я вот не до конца. Да и Рафаэль тоже. Крыльев у нас нет, но вот молодость и бессмертие – есть. Так что в скором времени мне понадобится это милое колечко. Там вся память Рафаэля. Спасибо Самуэлю. Вот же проныра, а ещё ангел! Ад по нему уже весь просто обстонался.

– Он меня бесит.

– Я думаю, он безобиден, – ответил мой братец и уткнулся в конспект. Вот ещё одно! Ненавижу учиться! Я всё это знаю! Вот Рафаэлю трудней в этом. Ему всё заново учить нужно, и даже вспомнить не может.

– Раф, тут ошибка у тебя, – тихо сказал я и ткнул в аккуратный столбик цифр. Он благодарно улыбнулся. – И я не считаю его пожирающий взгляд – безобидным.

– Люци, он просто смотрит, вот когда смелости наберётся и подойдёт, тогда и будешь нервничать. А здесь вот правильно?

– Да, в этом правильно. Я и так не могу отойти от тебя, все как будто с цепи срываются сразу...

– Ты у меня грозный старший брат. Спасибо, а то у меня никак не выходило к знаменателю привести.

Я улыбнулся и погладил его по светлым коротким волосам. Я обожал его длинные волосы, но в прошлом году одна завистливая тварь, горит сейчас, кстати, облила на уроке химии его волосы раствором. Хорошо хоть не серным, но волосы пришлось отрезать. Я тогда чуть не раскрылся и не отрастил их ему сам. Теперь они короткие, только одна прядь от виска заплетена в косичку. И на ней несколько белых пёрышек. Ему нравится. И мне.

– Ну, вот смотри...

– Что? – этот новенький встал и направился к нам, я повёл пальцами и прозвенел звонок. Он досадливо поморщился и вернулся за свой стол.

– Не повезло ему, – улыбнулся Рафаэль.

– Ага, – не повезло ему, что у тебя, Раф, брат Дьявол. Теперь частично конечно, но демоны всё равно часто приходят и просят разрешить им меня охранять. Или еще по какому поводу. Потратил два месяца, чтобы до них дошло, что я теперь не совсем Дьявол, но им всё равно, я хороший хозяин. Так что они приходят и просят совета и помощи, иногда убежища, так что у нас дома их полно всегда, только есть условие. Рафаэль не должен видеть никого, и они стараются. Правда, Латэ подводит всё время. И мне даже пришлось знакомить их с Рафаэлем. Теперь брат знает, что у нас у соседей есть племянник Латэ. Правда, этот племянник постоянно красит голову. Дебил!

По поводу родителей. Тоже пришлось избавляться от них.

Нет, не убивать, конечно. Просто мама однажды застала нас с Рафаэлем целующимися. Скандал был знатный, я такой сытый был... А вот мой Ангел расплакался, и мне пришлось вмешаться и упросить отца купить нам квартиру отдельно, так что мы уже два года живём одни. Ну, не считая демонов.

– Люци, он опять... – это уже на перемене. Этот парень совсем не бережёт свою душу... Я прищурился. А он всё же подошёл.

– Привет.

Рафаэль немного улыбнулся. Не так как мне.

– Привет.

– Я познакомиться хотел... Нильс. – И руку протягивает. Рафаэль тоже протягивает руку, пожимает.

– Рафаэль, а это мой брат Люцифер.

– Как сатана? – я ухмыляюсь. Рафаэль смеётся.

– Да, как Дьявол. Но он добрый. – Только с тобой и демонами, милый!

– Странное имя... Но я хотел спросить, может, сядешь со мной на химии, а то я без пары...? – а у самого глазки бегают. Убью!

– Прости, но я очень плохо знаю этот предмет и... – но договорить этот смертник ему не даёт и руку держит до сих пор.

– Ничего, я объяснить смогу, если что-то не поймёшь.

Мой ангел растерянно смотрит на меня. Парень тоже переводит взгляд и сталкивается со мной глазами.

– Руки убери от него. – Тихо говорю я. – И мой брат сидит только со мной.

– А ты ему что, хозяин? – смелый и глупый. Но руку убрал, молодец.

– Я ему всё.

– Люци, – обнимает меня мой Ангел. Парень странно смотрит на меня, но улыбается и говорит Рафаэлю:

– Увидимся тогда на ланче, может, пообедаем вместе.

Не вопрос.

– Ладно, – мягко отвечает Рафаэль, всё также обнимая меня.

Перо два. Ангел мой.

Обед проходил мирно, пока в столовую нашего института не зашёл этот Нильс без Мартина. Он сразу направился к нашему столику.

– Привет ещё раз. Можно?

Раф немного нервно посмотрел на меня. Я кивнул.

– Садись. И приятного аппетита. – Вежливый ты мой, умилился я.

– И тебе. – Ага, я в игноре. Это ты зря, малыш!

– Рафаэль, чаю хочешь? – спросил я моего Ангела. А вот кто сомневается, что он мой, тому будет очень неприятно осознавать обратное.

– Да. Персиковый. – И улыбается такой улыбкой. Только мне. Я встал и пошёл за чаем, но жестом оставил одно из демонов подслушивать. Полезно, что они вечно крутятся вокруг.

Когда я вернулся, у Нильса было странное выражение лица. А вот мой брат был в гневе. Тааак...

– Вот, – я поставил перед ним бутылку чая. Он радостно прижался головой к моему боку, и Нильса перекосило. Аааа, ну понятно.

– Спасибо. Я так пить хотел.

– Наслаждайся, милый. – Нильс дёрнулся. – Что-то не так, Мартин?

– Нет, всё в порядке... просто это отвратительно. Понятно, что Раф гей, но то, что вы спите... это перебор. А если кто-то узнает? – и смотрит так с прищуром. Не судьба тебе, Мартин, кому-то сказать. Но мой Ангел имеет такую прекрасную черту как праведный гнев. Он страшен в гневе...

– А вот, если ты кому-то расскажешь, тебя ждёт ад на земле, и устрою тебе его я. Так как Люцифер слишком добрый для таких целей...

– Ты хоть раз смотрел на своего брата не через розовые очки? – человечек!

– Это не твоё дело. То, что ты мне тут предлагал, я получаю в двойном размере и в тройном даже. И Люцифер заботится обо мне. А тебе нужно только моё тело. – Он говорил совершенно спокойно, но я наслаждался его энергией. Как он бушевал в душе, ммммм...

– Ты никогда не узнаешь, что мне нужно, если будешь постоянно с ним. – Этот Нильс начал меня раздражать.

– Хватит, – властно сказал я. – Мы пришли сюда обедать, так что не мешай нам наслаждаться пищей.

Он встал и, подхватив поднос, ушёл в другой конец столовой.

– Что случилось, мой Ангел? – Рафаэль посмотрел на меня, всё также обнимая.

– Он... предложил мне переспать.

Я посмотрел на соседний стул, демон кивнул.

– Давай я зажарю его на медленном огне? – предложил я. Рафаэль засмеялся, отпуская меня.

– Ты иногда до жути похож на Демона, – и очень тихо. – Я люблю тебя. – И смотрит так нежно.

– И я тебя очень люблю, а ещё я люблю, когда твои губы имеют вкус персиков. – Он немного покраснел и сделал глоток из бутылки.

– Люци, я счастлив с тобой, и мне никто не нужен, так что давай с этим Нильсом ничего не случится. А? – я внимательно посмотрел на него. Он улыбался.

– С чего ты взял...

– Люцифер, я точно знаю, что в несчастном случае с тем парнем, который посмел меня поцеловать в душе после физкультуры, виноват ты. И ещё та девчонка, которая облила мне волосы той гадостью, она вообще пропала... И мне верится с трудом, что она внезапно посреди года решила сменить место жительства. Я люблю тебя, но не могу позволить, чтобы с тобой что-то случилось. Так что прекращай вредить людям, которые позволяют себе вольности по отношению ко мне. – Он замолчал, а я сел рядом и уткнулся лбом ему в плечо. – Люцифер, и ещё, не думай, что я не замечаю, что в нашей квартире кто-то живёт. Может, ты скажешь им, чтобы они не принимали душ с моим гелем и не вытирались моим полотенцем?

Я округлил глаза и медленно поднял голову, встретился с синими глазами своего брата и застыл. Он смотрел спокойно и даже не осуждающе.

– Рафаэль... и давно ты заметил?

– Да, я всё ждал, что ты представишь мне своих друзей. Но потом понял, что это не совсем друзья... Потому что ты иногда не замечаешь, что отдаёшь приказы вслух по ночам, я иногда не сплю, Люци. И вчера я видел Латэ...

– Рафаэль, мне нужно рассказать тебе...

– Знаешь, мне иногда так и хочется ударить тебя посильнее. Ты думаешь, что что-то можно скрыть от меня? Я Ангел Рафаэль. Я это знаю, но опять не помню. И вот от этого мне больно... – я обнял его и прижал к себе, он не сопротивлялся и прижался сам. – Пойдём домой.

– Хорошо, любимый, я всё расскажу. Ты только не отдаляйся от меня.

– Никогда, мой Демон.

Мы вышли из института и, поймав такси, доехали до дома. В квартире была чистота.

– Вот ещё, я всегда удивлялся – уходим грязно, возвращаемся чисто... Ладно, давайте уже проявляйтесь.

Посреди комнаты появилось три демона, один в фартуке, у второго на голове косынка, третий с веником. Убожество! Стыд-то, какой!

– Это что за команда по борьбе с пылью? – ехидно спросил я. Демоны поникли.

– Мы как лучше хотели, Вашество... ой...

– Расслабьтесь, Рафаэль очень внимательный Ангел, а мы с вами просто отстой, ребята... – я сел на кровать. – Ну, принесите нам чаю, что ли?

– А чая нет... только кофе, но я сгоняю, быстро... – и того, что был в фартуке, сдуло. Только фартук упал на пол. Рафаэль рассмеялся, задорно и весело. Я вздохнул. Мой Ангел.

Перо три.

Дьявол любит сказки.

Мы пили кофе, который мои демоны просто мастерски готовили без плиты и турки. Рафаэль наблюдал за ними, немного удивлённо, но в тоже время воспринимал нормально. Верил. А они старались удивить Ангела. Любимого их хозяина.

– Вот, – тот, что был в косынке, положил перед нами тарелку с печеньем. – Сам пёк.

– Молодец. – Похвалил я. Рафаэль взял одно и откусил.

– Вкусно! Здорово! Я тоже хочу так научиться... – демоны умилённо зависли.

– Рафаэль, он наврал тебе. Это печенье из лучшей кондитерской Парижа. – Демоны улыбнулись.

– О! Всё равно вкусно. Спасибо! Это ж надо было ещё переместиться, украсть... – мы вздохнули, ну что с него возьмёшь – Ангел. – Люци, ты обещал мне рассказать всё, – вдруг напомнил он. Я про себя вспомнил всех чертей, но улыбнулся и начал свой долгий рассказ. Долгий – длинною в вечность...

– ... а потом мы оказались на земле. И живём теперь здесь. Не как наказание. Я думаю, что о нас вообще не знают. Самуэль скрывает, как может, хотя всё равно иногда я чувствую, что за нами наблюдают.

– Покажи мне кольцо.

– Рафаэль, если ты его коснёшься, то тебе придётся его одеть. – Предупредил я.

– Я не буду его трогать. Просто хочу посмотреть.

– Не будешь? Я думал...

– Люци, когда мы были Ангелами, и я любил тебя – это был грех, нас разлучили – это была боль. Когда я не помнил тебя – я был пуст, когда ты, наконец, дотронулся до меня – это было счастье. Я понимаю, что в этом кольце вся моя память. Возможно, я бы очень хотел вспомнить о тех временах, когда мы были вместе, но я также вспомню разлуку с тобой, одиночество, которое я не воспринимал, ложь. Я не хочу вспоминать то, что как бы было моей прошлой жизнью. Хорошо, что мы имеем больше времени, чем люди, у меня есть возможность, наконец, узнать тебя лучше... Я хочу просто посмотреть на него.

Я достал кольцо, оно засверкало белым светом, почувствовав Ангела. Рафаэль смотрел на него и вдруг повернулся к демону.

– Уничтожь. – Просто сказал он, но демон посмотрел на меня, я качнул головой, и он пустил в кольцо иллюзорный шар. Оно оказалось у меня в кармане, а на столе кучка пепла.

– Зачем? – спросил я.

– Я уже сказал, не хочу помнить. Просто будем жить дальше. Только я прошу тебя, Люцифер, не убивать больше людей за их желания. И ничего не делать Нильсу. Обещай.

– Если этот Мартин посмеет еще, хоть раз, подойти к тебе! Я его на медленном огне, а лучше огненное копьё в сердце! А ещё... – он наклонился и поцеловал меня. Я обнял его стройное тело и прижал к себе. Обожаю его.

Мы застонали, я краем глаза увидел, как демоны исчезают в огненных вихрях.

Я подхватил Рафаэля и посадил на стол, он сам лёг, раздвинул свои длинные ноги. Я щёлкнул пальцами, и с нас исчезла одежда.

– Это потрясающе...

– Да. Удобно... так давно хотел сделать это...

– Что? – интимно спросил он, раздвигая ножки шире. Я медленно ввёл в него два пальца сразу.

– Раздеть тебя и пользоваться своими силами... И брать тебя... мой Ангел.

Он выгнул спинку, когда я вошёл в него и сделал несколько несильных толчков. Он всегда так страстно отдаётся, но сейчас ещё и пытается отдать больше. Сжимается, ласкает мои соски своим тонкими пальчиками, а я просто схожу с ума от него. Начинаю двигаться в нём быстрее, он стонет и подаётся, обнимает ногами, дарит свою любовь. Мне! Только мне!

Никому не отдам! Я рычу...

– Мой! – он запрокидывает голову и притягивает меня сильнее, вхожу глубоко. И, теряя последние мысли, слышу:

– Только твой... – шепчет он. Я делаю финальный толчок и нежно целую своего Ангела. Мы люди, ну почти, физиология то их. Так что как раньше не получиться. Хотя, однажды мы пробовали со специальной смазкой... ой, потом как всё болело... Не передать словами...

– Я люблю тебя, Люцифер! – он приподнимается и обнимает меня, целует.

– И я тебя, Рафаэль.

Мы сходили в душ и опять сели делать эти задания, правда, сегодня было проще. Я просто всё сделал за брата и его почерком написал. Точнее махнул рукой и всё.

– Удобно.

– Да.

– Значит, ты всё знаешь?

– Ну, кое-что приходится вспоминать по ходу... Но, да, знаю, так что теперь буду помогать тебе, не скрываясь.

– Спасибо, Люци! – он подпрыгнул и повис у меня на шее.

– Не за что. Почему ты не захотел надеть кольцо?

– Я хочу быть человеком.

– Ты бы и остался им, просто вернулись бы знания...

– Я хочу помнить только людскую жизнь, только тебя таким...

– Возможно, мы пожалеем о том, что сделали и уничтожили кольцо?

– Возможно. А возможно и нет. Это жизнь.

Я лишь вздохнул и прижал его к себе покрепче, второй рукой пряча поглубже в карман "кольцо памяти". Всё возможно...

Перо четыре.

Ангел любит сладости.

После того разговора прошло три дня. Я видел, как наш новенький, при нашем появлении в аудитории, начинает морщиться. Рафаэль очень волновался, что он расскажет кому-нибудь, поэтому настроение у него было не очень радужное. Он же, маленький, не знал, что его брат подстраховался, и за Нильсом постоянно следят мои демоны.

– Он опять, Люцифер. – Прошептал мне брат на ухо. Я вздохнул, если посмотреть на аудиторию нечеловеческим взглядом, то тут на каждого ученика по полтора демона, только раскрой рот, ну хоть словечко, пожалуйста, Мартин. – Я боюсь, что он расскажет кому-нибудь, что мы с тобой не просто братья.

– А кто мы? – промурлыкал я ему в ушко. Он улыбнулся, и также тихо ответил.

– Я люблю тебя, и это значит – ты мой любимый. – Я протянул руку и погладил Рафаэля под кофтой. Он сегодня был обворожителен, весь в черном. Сказал, это для меня. Черный цвет ему, безусловно, идет, так оттеняет цвет волос,… додумать я не успел, раздался скрежет отодвигающегося стула. И в нашу сторону направился Нильс без Мартина. Впрочем, как всегда, не таскать же ему гуся с собой в корзине?!

Я немного прищурился. Мои демоны зашевелились, слава Тьме хоть выглядят прилично, не в фартуках.

– Я… – начал этот.

– Что нужно? – спросил я. Парень немного нервно поправил рукав.

– Хотел пригласить тебя, Рафаэль, в кафе на ленч. – Я завис. На секунду. А потом меня разобрал смех.

– Люци. – Немного укоризненно. – Я не могу.

– Я не буду приставать. Или делать какие-то грязные намеки. Просто пообедаем, м? – я почувствовал, как у меня все закипает внутри. Он мой!

– Нильс, я, правда, не могу, сегодня…

– А завтра? – не унимался этот человечек. Рафаэль сжал мою руку, это немного отвлекло меня. – Я понимаю, парни, у вас отношения. – Чуть понизив голос, проговорил он. – Но этого наше общество не примет никогда, и Рафаэлю, я думаю, нужно нечто другое. – И порывшись в сумке, вытащил шоколадку и положил на парту около Рафа, мой ангел застыл.

Это его слабость. Все сладкое и вкусное, это Рафаэль просто обожает. Я напрягся, а он протянул тонкую ручку и схватил шоколадку, сглотнул. Нильс улыбался.

– Я подумаю. – Невнятно проговорил мой любимый. Это полбеды. С этим мы разберемся, а вот что мне теперь делать с ним? Нильс вернулся за свою парту, Рафаэль дожевал последний кусочек и с горящими глазами повернулся ко мне.

– Люци, пожалуйста! – глаза такие, что отказать больно.

– Милый, только дома. – Жестом отправил одного из демонов за самым лучшим шоколадом.

Им не впервой. Первый раз, когда я это обнаружил, думал, сойду с ума. Он съел килограммового кролика на пасху и все его яйца, то есть пасхальные яйца. Потом перешел на шоколадный торт и какие-то пироженки от бабушки.

Мне, тогда, пришлось закрыть его в комнате и трахать, пока он не уснул, конечно, с одной стороны это здорово, он становится такой податливый и ненасытный, но с другой – уснул он только через сутки. Я же человек почти, теперь выносливость у меня не очень, мне было трудно удовлетворить моего Ангела в тот момент.

И, судя по глазам, меня ждало то же самое сегодня.

После пары он не выдержал.

– Люци, прошу. Только одну, ну маленькую… – я улыбнулся и поцеловал его. Щелкнул пальцами и в туалете, где мы стояли, появился демон с корзинкой, полной швейцарского шоколада всех цветов и вкусов. Мой Ангел заулыбался и кинулся к корзине. Мы с демоном улыбались и смотрели как это чудо, ест молочный, закусывает черным, и держит в руке чисто белый с кокосовой крошкой. Он был счастлив.

А как счастлив я…

– Люци, я хочу еще шоколадку, но… тебя я хочу больше… Я и забыл, как шоколад действует на меня, как настоящий афродизиак. Хочу! – я четко понял, к чему это относится. Потому что мой Ангел опустился на колени передо мной, и тонкие пальчики ловко справились с ширинкой. Демон перенес нас домой. Не заниматься же любовью в туалете заведения, в котором мы учимся.

Рафаэль перемещения не заметил.

– Рафаэль, ты сегодня будешь делать то, что хочешь? – немного насмешливо спросил я, когда он поцеловал головку моего члена.

– Он такой красивый, и отвечая на твой вопрос, я хочу, чтобы ты вошел в меня и не останавливался. – Я улыбнулся. Мой Ангел обожает сладкое. А я обожаю, когда он такой. Немного развязный и немного порочный. Мой.

– Еще, Люци! – я делаю резкие толчки в него, но Рафаэлю уже мало, он требует и требует. Ускоряюсь и крепче сжимаю его бедра. – Люблю тебя!

– Да, меня и сладкое! – ухмыляясь, и продолжая резко входить в него, выкрикиваю я.

– Да! – руки у него надламываются, и он опирается грудью на кровать. Хнычет. Выскальзываю и становлюсь на колени, ввожу в него три пальца и начинаю двигать, он кричит и бьется в оргазме, знаю, что еще не все и ему еще мало. Поэтому не останавливаюсь, наклоняюсь и облизываю его яички, он разводит ноги сильнее, просит. Уже не вслух, только телом. Вытаскиваю пальцы, продолжаю вылизывать его, Рафаэль расставляет ножки сильнее и раздвигает ягодицы руками. Проскальзываю язычком вовнутрь. Он стонет, дырочка пульсирует, и я, резко отодвигаюсь и проникаю в него снова, делаю плавный толчок в него.

– Маленький, ненасытный…

– Спасибо, Люци, мне так хорошо, только знаешь, теперь я хочу шоколадку…

Перо пять.

Ревность Дьявола.

Я не находил себе места. Я! Не! Находил! Себе! Места! Ррррррр…

– Люц, ну это уже не смешно, квартиру поджаришь! – высказался Латэ. Кстати, он единственный кто осмелился появиться в комнате, после того как Рафаэль ушел на свидание с Нильсом. Ааааа! В стену полетел карандаш, воткнулся и сгорел.

– Заткнись! Я убью его!

– Люц, послушай, это же не свидание. Он просто пошел сказать спасибо за шоколадку, и просто поесть в кафе, ничего такого между ними не будет.

– Прекрати сокращать мое имя! – заорал я. – Конечно, не будет, я там целый легион демонов понатыкал!

– Вот видишь…

– Ничего не вижу! И вообще, ты зачем пришел!?

– Чтобы ты не нервничал. – Спокойно улыбаясь, сидя на столе и покачивая копытцами, ответил недочерт.

– А получается, что своими репликами нервируешь меня еще больше…

– Я не специально.

– Я ненавижу его! – снова заряжая карандаш энергией и бросая его, теперь уже в потолок, прорычал я.

– Кого? Рафаэля?

– Нет! Нильса!

– Это такой сюрприз, Вашество… Дьявол ненавидит человека.

Я остановился и перестал метаться по комнате, обернулся к Латэ. Улыбнулся.

– Латээээ…

– Вашество?

– Что я там обещал Рафаэлю?

– Не причинять вред тем, кто, хотя бы, посмотрит на него с желанием. – Высказался он. Моя улыбка стала шире. – Люцифер, ты не можешь уничтожать всех, кто косо посмотрит на твоего брата. Так людей на земле не останется, а ад будет переполнен!

– Плевать. Я его растопчу, поджарю, сварю, а потом, еще раз поджарю и скормлю своим псам, а потом его кости оживлю, и он вечно будет работать уборщиком, подметая пол, по которому я хожу. И вообще, я имею право сделать с ним все что захочу!

– Люцифер… ты забыл один пунктик…

– Какой еще?!

– Обещание Рафаэлю. – Я зарычал.

– Ладно. Я буду добрым и пушистым. Всего лишь зажарю.… Или…

Додумать я не успел, дверь открылась, и Рафаэль вошел домой с букетом лилий. Он улыбнулся мне и, положив цветы на столик в коридоре, прошел в комнату.

– Чем это так пахнет, Люци? Привет, Латэ.

– Привет, Рафаэль. А пахнет у нас тут жареной курицей, Люц решил сделать ужин.

– Латэ!

– Ой, забыл. Люцифер готовит! – исправился он. А я смотрел на своего брата. Красивый, желанный, добрый и милый. Сегодня снова в черных джинсах, очень облегающих джинсах, и сером свитере с молнией с боку на шее. И она застегнута. Я про себя рыкнул и плавно подошел к нему. От него пахло дождем и свежестью.

– Как сходил? – мягко спросил я. Он удивленно перевел взгляд с Латэ на меня, улыбнулся.

– Он неплохой парень. – Перед глазами у меня появилась красная пелена. Рафаэль сделал вид, что не заметил жестикуляцию Латэ. Продолжал. – Мы пообедали, и он проводил меня до дома. Подарил букет. И извинился за свои слова… Люци?

Было поздно. Я ревновал. РЕВНОВАЛ!

– Ррррррррр неплохой!? – я дернул Рафаэля на себя, вцепился в его губы. Не рассчитал, и в мой рот хлынула сладкая кровь. Рафаэль застыл в моих сильных объятиях. И тихо зашептал.

– Я ничего такого не имел ввиду. – Губы красные от крови. В глазах боль вперемешку со счастьем. – Не ревнуй. Я только твой. Ты только мой. Я просто хотел, чтобы Нильс отстал от меня и не нервировал тебя. Он понял. Все будет хорошо. – Он нежно прикоснулся к моим губам и шикнул.

– Больно?

– Немного. Но это не страшно, если это то, что тебе нужно, я согласен на боль, не ревнуй. Я прошу тебя, Люци.

– Я чуть не сошел с ума за это время.

– Я подумал, что нам это будет на пользу, небольшое расставание. Мы три года вместе живем, везде вместе ходим, ты ни разу не оставлял меня одного…

– Я… – что? Боюсь? О! Ад! – Я боюсь, что ты исчезнешь, растворишься, тебя заберут или ты захочешь уйти.

– Ну, что за глупости, Люци? Я люблю тебя, и никуда никогда не уйду. Только ты важен для меня, только ты для меня. Я сам не знаю, почему, но мне кажется, что самое большое счастье это быть с тобой. – Я в шоке прижал его к себе и мягко накрыл его губы.

– Прости. – Прошептал я.

– Ничего, ты так красив когда красные искры в волосах.

– Надо где-то записать «Люцифер просит прощения – один раз за всю свою бессмертную жизнь». – Прокомментировал Латэ и с громким хлопком исчез. Я кинул в то место карандаш, он сгорел, воткнувшись в стену.

– Так вот чем так пахнет. А я уже надеялся на ужин…

– Для тебя все что угодно, мой Ангелок.

– Сам приготовишь? – в синих глазах столько радости, что я ничего не могу поделать и киваю.

– Тогда пойдем за продуктами? Сами.

– Хорошо, мой Ангел.

Но Дьявол всегда оставляет последнее слово за собой, ты заставил меня нервничать и ревновать, Нильс.

Моя месть будет очень страшной. Почти как геена огненная.

Подумал я, беря Рафаэля за руку и спускаясь с ним по лестнице на улицу. Мой Ангел хочет ужин, приготовленный своими руками…

Перо шесть.

Ужин по – Ангельски.

Я озадаченно смотрел на горелки.

– Люци, это курица, я так понимаю? – смеясь, спросил Рафаэль.

– Эм… должна была быть.

– Ты что с ней сделал? – он приобнял меня и, посмеиваясь, выбросил сгоревшую курицу в ведро.

– Поджарил. – Уже начиная злиться, ответил я.

– Люци, по-моему, пользоваться силой не умею я, а никак не ты. Давай начнем сначала?

– Не уверен. Что я делаю не так? – уныло. Мне на самом деле хотелось сделать для него все на высшем уровне, но, пользуясь силой, я просто испепелял эту несчастную курицу. Вздохнув, я достал еще одну, вторую. Если быть честным, я вообще не знал, как ее делать, но для брата готов сделать все. Хорошо, что мы купили несколько вариантов этой куриной смертницы. То есть, сейчас меня ждало барбекю из крылышек.

Раньше мы как-то не сталкивались с проблемой пропитания. Всю еду я заказывал в ресторане или мы ели в забегаловках. Ну, или каким другим путем. Но сейчас…. я хотел действительно удивить брата, но всех моих познаний хватало только на огненный шар.

– Люци, я тоже не особо уверен, но мне кажется, их нужно поджарить по-другому.

– Как? – печально спросил я, поднимая крылышко двумя пальцами. Рафаэль улыбнулся и достал сковородку. Я даже не знал, что она у нас есть!

– Я по телевизору видел. Надо налить сюда масла и положить их сверху. – Со знанием дела осведомил меня Рафаэль. Я улыбнулся.

– А у нас есть масло?

– Есть. Вот. – Также как по волшебству, он достал из стола бутылку масла. Мы встали над сковородкой. – Надо налить.

– Рафаэль ты уверен, что это именно то, что нужно вот этим крыльям?

– Люци, милый, им уже все равно.

– Да, конечно, но они такие синие. – Рафаэль вздохнул, открыл бутылку и налил на сковородку. Масло растеклось. Мы замерли. – И что?

– Если бы я знал… – мы постояли еще немного и потом положили поверх масла крылышки. – О! Наверное, их нужно подогреть!

– Это мигом. – Ответил я воодушевленно. На моей руке появился маленький шарик живого огня. Рафаэль отскочил от стола и замахал руками.

– Люци, нет! Нужно поставить сковородку на огонь.

– Эм? – не понимая, спросил я, скрывая огонек пальцами.

– На плиту. И зажечь. – Объяснил Раф.

– Плиту зажечь?

Он демонстративно поднял сковородку и поставил на плиту, повернул кружечек. Я заворожено смотрел и вдруг стукнул себя по лбу.

– Нет, Люцифер, нужно чтобы они постояли несколько минут под крышкой и потом покрылись золотистой корочкой…

– Раф, милый, может, ты накроешь на стол? – мягко и тягуче спросил я. Он улыбнулся и подошел ко мне, быстро поцеловал в губы и отстранился.

– Ты у меня великий повар. Я быстро, следи, чтобы не сгорели. – И упорхнул. Я, конечно, понимал, что мы ничего приготовить не сможем, что все это просто трата времени и нервов. Хотя последнее нам не грозит.

Я щелкнул пальцами, передо мной появился демон.

– Крылышки и чтобы по-домашнему. – Он кивнул и исчез. Появился через минуту с подносом. Я схватил его и, выбросив из сковородки все эти синие недожаренности, положил туда, то, что принес демон. Получилось даже красиво. Какая-то зелень сверху. Запахло вкусно.

Я решил не терять времени и достал тарелку, выложил крылья и посыпал сверху перцем, на всякий случай. На самом деле, мы с Рафаэлем купили кучу приправ, для приготовления курицы, разные специи. Но, по-видимому, мы не умеем готовить.

Да, я знаю, что обманываю его, но иначе я просто не могу. Я люблю его и хочу, чтобы он улыбался.

Нарезанный салат, я аккуратно выложил в красивую салатницу и, подхватив тарелки, пошел в комнату, где Рафаэль накрывал столик.

В комнате был полумрак, Рафаэль стоял ко мне спиной и что– то старательно раскладывал на столике.

Я обошел его и поставил тарелки на стол, положил вилки.

– Как там ужин? – тихо спросил он.

– Все прекрасно, сейчас принесу. – Улыбаясь, отозвался я. Он посмотрел на меня с улыбкой и покачал головой.

Я вернулся на кухню и принес салатник и тарелку с крылышками.

– Пахнет восхитительно. – Мило улыбаясь, и помогая расставлять тарелки, сказал мой любимый. Потом я помог ему сесть, отодвинув стул, и взмахнул рукой, на столике появились свечи, а в комнате заиграла музыка. Рафаэль улыбнулся шире. – Ты сегодня превзошел сам себя, Люцифер.

– Я люблю тебя и хочу, чтобы ты чувствовал ко мне то же самое.

– Я чувствую. И люблю тебя также сильно. Только, в следующий раз, скажи своим демонам, чтобы они появлялись и исчезали не так громко. – Я опустил голову и тихо прошептал.

– Я не умею готовить.

– Я знаю. Но я так хотел, чтобы ты признался в этом, любимый. – Я вскинул голову, Рафаэль смотрел на меня с нежностью и любовью. Больше мне ничего не надо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю